January 26th, 2016

Простите

Ярлык от Его Святейшества...

Вопреки благим намерениям Главного Печальника Святой Руси –
не возлагать на приходы бремена неудобоносимые –
за семь лет понтификата Его Святейшества Кирилла Гундяева
налоговое бремя на приходы выросло где пятикратно,
где в 7 раз, а где в 11.
В уставе РПЦЗ прописано о добровольных пожертвованиях приходов
на общецерковные и епархиальные нужды.
Сумма отчислений определяется мирянами – приходской десяткой.
Те же самые положения о добровольности пожертвований от приходов
прописаны в уставе Американской Православной Церкви,
в уставе Константинопольского патриархата и всех остальных восточных церквей.
И только в современном (драконовом) уставе РПЦ МП прописано черным по белому:

"5. ПРИХОД В ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ПОРЯДКЕ ОТЧИСЛЯЕТ ЧЕРЕЗ ЕПАРХИЮ СРЕДСТВА НА ОБЩЕЦЕРКОВНЫЕ НУЖДЫ В РАЗМЕРЕ, УСТАНОВЛЕННОМ СВЯЩЕННЫМ СИНОДОМ, И НА ЕПАРХИАЛЬНЫЕ НУЖДЫ В ПОРЯДКЕ И РАЗМЕРАХ, УСТАНОВЛЕННЫХ ОРГАНАМИ ЕПАРХИАЛЬНОЙ ВЛАСТИ."

Казалось, вся такая с виду "белая и пушистая" и весьма
духовная Русская Православная Церковь
построена на циничном вымогательстве, рэкете и Мамоне.
О чем говорят два православных священника при встрече?
О Евангелии, о святых отцах?
Дудки вам, токмо о единых доходах и налогах.
О чем правящий архипастырь глаголет с подначальным ему "паси овец пастырем"? –
О епархиальном оброке, недоимках и пенязях: "Мало, неси еще!"
О чем управляющий делами патриархии митрополит Варсонофий Судаков
судачит с право правящими архиереями на приеме?
О Ея Высочестве Мамоне, какую ему приносят в чемоданах:
"Почему так мало – тащи еще!"
Снизу от отцов-мамоников,
доведенных вымогательством деспотов-каннибалов до полного отчаяния,
доносят стоны и крики,
однако там, на патриаршем столе, этих стонов никто не слышит.
В епархиях фактически царит крепостное право,
и, ежили честной ебискуп на чистом глазу выполняет план
по отчислениям "на общецерковные нужды",
он от Его Святейшества получает "ярлык"
и право на любой безбожный и бесчеловечный произвол
и на любую жестокость по отношению к своим попа-холопам.
Каков же итог семи лет патриаршества Киралла Гундяева?
Ваше Святейшество, низший клир и рядовые священники
Вас раньше не жаловали своей любовию,
спустя семь лет – они Вас ненавидят...
Простите

"Церковь – это структура, в которой деньги двигаются снизу вверх, и никогда – наоборот"...

Весьма любопытная статья о влиятельных лицах в СПб митрополии
от стороннего наблюдателя журналиста Антона Мухина:

"Внешняя сторона жизни Петербургской епархии в прошлом году - это история проигранной борьбы за Исаакиевский собор и чуть менее известная, но не менее любопытная история выступления его директора Николая Бурова на пасхальном приеме у митрополита.

Внутренняя, гораздо менее изученная, – история взаимоотношений местного духовенства и команды митрополита Варсонофия, пришедшей вместе с ним из Мордовии, которой он руководил до назначения на петербургскую кафедру. Местные называют их мордовскими, саранскими и иногда "мордорскими". Вместе с тем специфика устройства церковной организации, законы субординации в которой строже армейских (потому что, если уволят полковника, он легко найдет себе новое место работы, а если уволят священника, то податься ему будет некуда), не дает нам возможности объективно оценить степень напряженности атмосферы внутри клира. Мы слышим либо официальную позицию, либо голоса тех, кому терять уже нечего. Однако, судя по тому, насколько осторожны в своих высказываниях стали эксперты в церковной среде, можно сделать вывод, что нервы действительно натянуты.

Зримым свидетельством этого внутреннего конфликта является выступление Николая Бурова на пасхальном приеме в апреле прошлого года, то есть задолго до истории с самим Исаакиевским собором. Буров тогда посоветовал митрополиту "следить за своими мальчишками". Речь, видимо, шла о настоятелях из мордовской команды, назначенных в соборы, входящие в его музейный комплекс. При этом сам Буров – нисколько не антиклирикал, и с предыдущим руководством епархии у него были великолепные отношения. То есть в известном смысле это было выражение протеста старого петербургского духовенства против митрополита и его людей.

В основе этого протеста как моральные факторы (мордовская команда воспринимается частью клира как чужаки и временщики), так и материальные: эксперты говорят, что владыка Варсонофий серьезно повысил размер отчислений, которые каждый приход обязан платить в епархию. Документально этот факт никак подтвержден быть не может. Вообще же каждый настоятель вынуждены самостоятельно изыскивать средства к существованию своего прихода. "Церковь – это структура, в которой деньги двигаются снизу вверх, и никогда – наоборот", – говорит один из экспертов. Священники должны искать спонсоров, и связи, которыми они обрастают в процессе этих поисков, определяют их положение как среди клира, так и в обществе в целом.Collapse )