February 11th, 2016

Простите

По стопам митрополита Исидора...

История полюбовного романа с католицизмом,
продолжавшегося, благодаря митрополиту Никодиму Ротову,
долгие 15 лет, с 1963-го по 78 год,
требует некоторого прояснения: что же это было на самом деле?
Модный в то время экуменизм?
Но Римско-Католическая Церковь
не участвовала ни в экуменическом движении,
не состояла ни во Всемирном Совете Церквей,
ни тем более в КЕЦ.
Догматическое учение вечного Рима
всегда отвергало насаждавшуюся в ВСЦ и КЕЦ
пресловутую "теорию ветвей",
то бишь такое учение о Церкви Христовой,
когда ствол (и корни) – у нея один,
а привитых к нему ветвей – православие, католицизм, англиканство и проч. –
великое множество.
Согласно действующему Катехизису РкЦ: Церковь Христова одна,
и пребывание в единой Церкви
для схизматических отпавших от нея православных ветвей
возможно только на правах Ея Высочества Унии
и признания над ними первоверховной власти приемника апостола Петра.
То, что такая Уния вполне могла быть подписана митрополитом Никодимом,
как секретный "договор о намерениях",
вполне можно допустить.
Ватикан – бюрократное государство, чтобы что-либо предпринимать
без скрепленного подписями тайнообразующего договора.
Тогда понятным становится существовавший тогда "интер-комуникъён" –
совместное причащение папских легатов и православных клириков.
Понятным становится – почему папские институты
столь радушно и приветливо распахнули свои двери
перед десятками никодимовских аэромонасей,
какие за счет Римкой курии
и на полном Папском пансионе
проходили в них трехлетнюю "стажировку".
А стажировка включала в себя не токмо изучение италийской мовы
и впитывание в себе католицкой закваски,
но и ежедневное участие в служении римской мессы,
и все тот же "интер-комуникъён",
и совместное братское причащение
как членов единой Вселенской Римской Церкви...
Простите

На злобу дня...

На злобу дня – два моих старых скрипта
об участии дедуси kalakazo,
как прилежного ученика школы аввы Никодима и аввы Кирилла,
в православно-католическом диалоге
в качестве византийско-витиеватого "толмача"
у старца всероссийского Петра Кучера:

"Cтарец Сосымо

kalakazo
7 июня, 2008
Сёдни, други мои, правящий владыченька Евлогушка
снова наслал на Боголюбово чуму –
потомков и наследников крестоносцев,
топтавших захватнически
нашу родимую землицу,
те написали письмецо к Святейшему
и просили показать им живого старца Зосиму.
Из Чистого тамошние нечистые спустили ту бумаженцию во Владимир,
а Евлогушке ничего не оставалось,
как благословить архимандрита Петра
себя показать и расповесть им о вершинах русской духовности.
Монахини куксились да суетились
в ожидании, как старец снова после посещения тех "немоляков"
монастырь – духовный Сталинград – переосвящать будет,
а сам старчик всероссийский,
кряхтя да воздыхая тягостливо,
готовился к решительному бою
и подчитывал духовную литературу – последние нумера
"Завтра" и "Советской России",
звонил в Московию самому Проханову
и с ним советовался,
что гутарить той немчуре поганой.
А дедульке kalakazo
верному Санчо Пансо оруженосцу сваему –
благословил переводить: "чтоб ни одно слово
не было бы лукавыми толмачами
утаено от чумы крестоносцей".Collapse )
Простите

Паки о договоре с Красным Драконом...

Социальный лифт, выносивший на церковные верха
смышленых мальчиков из страны Макара и его телят,
работал в Ленинградской Духовной Академии
исправно до самой смерти митрополита Никодима.
Для того, чтобы быть замеченным аввой Никодимом,
требовалась пластилиновая гутаперчивость,
личная преданность своему авве,
советский патриотизм
и никаких признаков какого-либо инакомыслия.
Своих любимчиков авва Никодим
уговаривал принимать монашеский постриг,
но не ради "жития постнического",
а исключительно ради церковной карьеры.
Морковкой, какая маячила перед очердным
никодимовским аэромонасем,
было даже не обучение в вечном Риме,
а право "быть "выездным",
то бишь право, благодаря моде на экуменизм,
беспрепятственно выезжать в капстраны
и за церковный счет и мир посмотреть, и себя показать.
Единственное, что требовалось
от будущего сидельца на экуменных ристалищах,
это сходить в Большой дом, что на Литейном 4,
и подписать "договор с Красным Драконом",
то бишь цидулю о сотрудничестве с КГБ.
Авва Никодим самолично благословлял
своих птенцов идти
и безо всяких упреков совестливого гласа –
подписывать там все, что прикажут.
У всех будущих церковных "генералов песчанных карьеров"
сие скрепление договора с Драконом
проходило гладко,
однако и здесь досадные случались исключения.
Иеромонах Кирилл Начис,
в миру Леонид Владимирович Начис,
1920 года рождения,
участник Псковской Духовной миссии,
открывавший храмы на оккупированной немцами территории,
многолетний сиделец сталинского ГУЛАГа
и в 1963–1965 годах преподаватель церковной истории
и древнееврейского языка в Санкт-Петербургских Духовных школах,
митрополитом Никодимом тоже был благословлен
сходить в Большой Дом,
где подписывать договор он решительно отказался.
И, как мне рассказывал сам отец Кирилл:
"Из Академии меня Никодим в 65-м вышиб с треском
и дальше гонял как цыгана по епархии: 19 приходов за 5 лет сменил –
вот тебе весь сказ и про авву Никодима..."