April 19th, 2017

Простите

Благодарность патриарха...

Вероника Трифонова: "Дорогие мои участники группы.Я вчера была у дочери на работе ( она сотрудник Государственного музея-памятника Исаакиевский собор). Сейчас она в декретном отпуске, но мы заезжали к ней на работу по ее делам. И хочу вам сказать, что все очень плачевно. Руководство говорит всем искать работу и оговаривает время переезда музея (а фактически его частичное уничтожение) - это в лучшем случае сентябрь!!! Я поняла, что Гундяев не отступит, что передача музея поддерживается на самом высоком уровне! На мой вопрос: "Ответил ли им президент на их открытое письмо?" - был дан ответ - "НЕТ и не будет" Я, конечно, сдаваться не намерена! Но нам нужно быть реалистами. Силы у нас - неравные!!! Посмотрите как глубоко РПЦ проникла практически во все структуры власти и жизни. Пока курс правительства взят на увеличение роли церкви - противостояние будет тяжелым".Collapse )
Простите

Наблюдая сквозь битые стекла 2

В продолжение темы: "Наблюдая сквозь битые стекла".

Окончание исповеди анонимного священника:

2

"После перенесенного стресса, даже не помню, как мы добрались до нового места служения, где нам предстояло пройти еще одно испытание на прочность. Как можно догадаться, новому начальнику были даны распоряжения по моему перевоспитанию. Как и положено, «залетчика» требуется держать в ежовых рукавицах, и чаще напоминать, что все, что с ним происходит — возмездие за прошлые прегрешения. Я прекрасно понимал, что, получая клеймо «залетчика», теперь буду испытывать любой произвол, любую несправедливость по отношению к себе. Согревала только мысль, что страдать буду за правое дело, а не за что-то предосудительное.

На новом приходе нас встретил настоятель, монашествующий священник, уже знакомый по семинарии, где он был преподавателем. Показывая, кто здесь хозяин, он сразу дал понять, что именно от него зависит наша дальнейшая судьба. Если посчитает нужным сообщить куда следует, то мы сейчас же поедем хоть в Чечню, хоть в Магадан. Но несмотря на угрозы, мне было не страшно. Хотелось только немного побыть в более спокойной обстановке, успокоить расшатанные нервы. Мне было так важно опять оказаться в привычном обществе и ощутить снова, после долгого перерыва, простые и в обыденной жизни незаметные радости. Такое великолепное чувство свободы – просто гулять по улице и никого не опасаться. Встречать людей, которые ведут себя не агрессивно, и разговаривать с ними на одном языке. Радоваться каждому человеку, такому же крещеному, как и ты. И пусть степень веры у всех разная, но в корне, ментально, точно такая же. От этого осознания на душе становилось спокойней. Ушло ощущение загнанности в угол. Collapse )