May 1st, 2017

Простите

Открытое письмо Патриарху Кириллу

"Открытое письмо Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу.

Ваше Святейшество,
Меня зовут Константин Юрьевич Кириченко, проживаю в г.Санкт-Петербурге, крещен в 1994 г.
а РПЦ МП, с 2000 года регулярно участвую в Таинствах Православной Церкви, а также в жизни общины. Добровольно и без оплаты служу по выходным дням алтарником на одном из приходов г. С-Петербурга. Не понаслышке знаю, как важна евхаристическая практика и как без нее замирает жизнь церковной общины. Не так давно я узнал о судьбе своих православных братьев в Индии.
Бывший англиканский епископ Рохан Нехамайя(Rohan NehamaiYah) https://vk.com/id243831527
а ныне мирянин Поликарп, в 2012 году перешел в православие. С ним вместе изъявили желание присоединиться к православию еще 50 англиканских приходов. По его словам, он обратился в РПЦЗ, прошел богослужебную практику в Тайване у архимандрита Олега (Черепанина)
и в январе 2013 г. по приглашению прибыл в Мумбай на иерейскую хиротонию. Там собрались митрополит Илларион (Капрал), священник Адриан Августов (РПЦЗ) и диакон Георгий Максимов (МП), которые отказали ему в хиротонии в связи с тем, что по канонам РПЦ кандидату в священный сан должно быть не менее 30 лет, а ему всего лишь 28.
Но ведь мы точно знаем, что в РПЦ рукополагают священников в куда более раннем возрасте, у нас есть 23 - х летние благочинные в Карелии, а если взглянуть на республику Коми, так складывается ощущение, что там юношей возводят в сан сразу же после средней школы. С 2013 прошло уже четыре года, сейчас Поликарпу 32 года, но община индусов в штате Махараштра до сих пор не имеет постоянного пастыря и не может участвовать в Евхаристии.
Из 50-ти приходов, готовых перейти в православие, осталось только 6!!!
Около 170 человек. Вот что об этом пишет мирянин Поликарп:
"Я все еще мирянин и как таковой ухаживаю за этой процветающей миссией. Почему РПЦ МП не признает нас официально, я не могу сказать точно. Мне сказали, что мы принадлежим к РПЦ МП, потому что мы были призваны священнослужителями РПЦ МП. Ранее наш процесс признания проходил под Его Высокопреосвященством, Архиепископ Егорьевский Марк, глава иностранных учреждений (ныне Митрополит). За 3 года ничего не произошло. Его Высокопреосвященство, архиепископ Амвросий Петергофский и ректор СПБДА заботится о нас и из заботы просил о нас заинтересованных епископов, но ничего не произошло. Его Высокопреосвященство, Амвросий все еще хочет, чтобы нас узнали, но он также говорит, что он также не знает, почему Церковь не делает этого. Недавно Его Превосходительство, глава зарубежных учреждений епископ Богородский Антоний сказал моему брату, что священники, которые ранее работали с нами, работали плохо, и ему не нравилась их работа. Они не представили никаких документов и никакой официальной информации о нас, поэтому он не может просить Святейшего Патриарха Кирилла признать нас в данный момент. По просьбе Его Высокопреосвященства, Амвросия, Его Превосходительство, Антоний согласился начать процесс нашего признания. И он сделал, как он сказал, он попросил священника, который служит в российском посольстве в Нью-Дели, посетить нашу миссию и задокументировать все о нас и передать ему. Затем он попросит Его Святейшество принять решение о нашей судьбе. Но тем временем священник, который ранее согласился навестить нас сейчас, отказался от этого, указав причину, что он боится закона. Итак, мы вернулись к той же ситуации. Уже 4 года мы ждем, это уже пятый год. Мы живем в Православии без Святых Таин, уже погибли 3 члена общины, но они не смогли принять смертный приговор и не могли получить христианские похороны. Мне сказали, что они сделают меня священником, но с тех пор каждый раз они говорят, что думают об этом. Мы надеемся и верим в Бога, Он не оставит нас сиротами. Рано или поздно, пусть даже после моей смерти, но я верю, что Церковь узнает нас.
У нас есть шесть общин в разных деревнях. Общины - Благословенной Святой Троицы, Святого Апостола Фомы, Святого Апостола Петра, Святого Апостола Иоанна, Святого Апостола Симона и Святого Креста. Каждая община возглавляется миссионером, который занимается евангелизацией, а также ведет общину в поклонении. Все наши общины поклоняются в хижинах, где живут наши миссионеры. Без реальной церковной жизни мы наполовину мертвы. Нам нужна сакраментальная церковная жизнь, которая может быть пережита не только духовно, но и зрением, осязанием, обонянием, вкусом и слухом. Что я могу дать взамен такой жизни, я не знаю; Даже моя жизнь не считается ничем, если я хочу обмениваться. Мы стараемся сделать все возможное для этой миссии, но наших сил и попыток недостаточно. Нам нужна помощь. Нам нужна помощь нашей Матери - Святой Церкви, чтобы жить той жизнью, за которую мы умираем. Нам нужна помощь молитв и ходатайств от наших православных братьев в России и в других местах. Нам нужна финансовая помощь, чтобы помочь миссионерам продолжить свою работу. Нам нужна помощь финансов для удовлетворения потребностей миссии. Нам нужна помощь в моральной поддержке, чтобы мы могли поощряться и неуклонно делать то, что мы делаем."
Ваше Святейшество, мне и тем, кто подпишет это открытое письмо, известно, как много вы делаете для православной миссии в России и за рубежом. Мы просим Вас рассмотреть этот вопрос и не лишать наших братьев причастия Тела и Крови Христовых.
Поликарп не просил меня писать это письмо, я делаю это по собственному усмотрению.
Если Вы захотите ответить мне, мой электронный адрес amplusventer@yandex.ru
Прошу Ваших архипастырских молитв о мне недостойном

Константин Юрьевич Кириченко.
Простите

Четыре конфликтные зоны в отношениях Церкви и общества...

"Мы публикуем тезисы доклада Ксении Сергазиной, доцента учебно-научного центра изучения религий РГГУ, эксперта центра «Сова», прочитанного на петербургской конференции «Свобода совести в современной России» 25 апреля 2017 года.

Мне кажется важным сегодня посмотреть на взаимоотношения российского общества и Русской православной церкви, на отношения между Церковью и государством. Принято говорить о покровительстве властей Русской православной церкви. Но чем именно оно проявляется, каковы его последствия для общества? Как решаются конфликты между обществом и Церковью, чью сторону принимает государство?

1. Первая зона, в которой пересекаются интересы Церки и интересы общества, – это строительство храмов в парках, скверах и лесопарках.

Местные жители и защитники природы протестуют против такого строительства, однако Церковь – не без поддержки городских властей - продолжает строить храмы с парковых зонах и параллельно клеймить горожан – свою потенциальную паству, - обвиняя их в атеизме. Эта полемика носит очень жесткий характер и нередко – как в Москве в парке “Торфянка” – приводит к нарушениям общественного порядка и физическому насилию.

2. Вторая конфликтная зона – это возвращение Церкви ранее ей принадлежавших религиозных зданий, так называемая церковная реституция.

Самый вопиющий пример тут, - конечно, Исаакиевский собор, передача которого Церкви повлечет за собой закрытие музея как юридического лица и потерю работы большей части сотрудников. Более-менее понятно, зачем скандал с Исаакием нужен Церкви – она получит крупный туристический объект в центре города и доход от посетителей, равный почти миллиарду рублей. Но зачем конфликт нужен властям Санкт-Петербурга и стране в целом не очень понятно. Однако он показывает, “кто в доме хозяин”. Протестное движение, возникшее вокруг Исаакия, связано именно с этим – с понимаем, что интересы руководства конкретной религиозной организации стоят выше, чем интересы граждан российского государства.Collapse )
Простите

Как это было...

Репортаж от очевидца:

"Это какой – то звездец, право слово. Оказывается, по Питеру Киря Гундяй ездит так же, как Путя и (пока ещё) «он вам не димон», и прочие 3.14дворковичи.
Думал, что Гундяй служить в Казанском будет. Чтоб избегнуть пафоса, решил в Лавру пойти. Где-то в 9.50 шел я пешком на службу в Лавру. Смотрю, площадь Александра – Невского по всему периметру оцеплена ГИБДДшниками и другими полицаями. То есть, местным автомобилистам припарковаться в обычном порядке рядом где-то нельзя было. Тут, гляжу, шум какой-то начался, визг тормозов. Смотрю, с моста Александра – Невского машин 7-10 с мигалками нагрянули на площадь. Авто сопровождения взяли в клещи памятник князю. Остальные машины шнырнули в лаврский переулок. Иду дальше обычным порядком. Пока обшмонали меня на входе в Лавру и дошел я до Троицкого собора, смотрю, один членовоз прям ко входу в храм подкатил. Вылез бодро из него Киря. Понеслось «благословение» направо и налево, улыбки, там, всякие, резиновые, оттренированные, благообразие нешуточное, любовь-морковь.Collapse )