August 15th, 2017

Простите

Из Савлов – в Павлы...

Неожиданное за все 27 лет миссионерского служения
диакона Андрея Кураева (diak_kuraev).
В начале 90-х отец Андрей яростно защищал сергианство:


"Знаете, чем патриарх Кирилл отличается от патриарха Алексия Второго?

Алексий испытывал не то что стыд, а некоторое внутреннее чувство дискомфорта от декларации митрополита Сергия 1927 года и последующего политического сервилизма патриархийных деятелей.

Он, конечно, не мог называть Сергия предателем или еретиком. Но и считать Сергия "богомудрым святителем" и образцом церковного лидера Алексий тоже не хотел. Позиция Алексия: прошло, забудьте. Мы уже другие.

А вот патриарх Кирилл искренне и убежденно не только повторяет, но и преумножает дифирамбы Сергию. Это уже не защита страшного и в целом бесполезного выбора слабого человека от моралистических обличений, глаголемых уже из зоны безопасности. Это создание иконы, священного прецедента, нормы. Так, мол, и надо служить даже безбожным властям. Никакого нравственного дистанциирования от них. Их радости завсегда наши.Collapse )
Простите

Такой разный наш правдоруб Андрей Кураев...

Такой разный наш правдоруб Андрей Кураев:


«"Сергианство"

Ответы на вопросы "НГ-религии":

Протодиакон Андрей Кураев, профессор Московской духовной академии.

— В какой мере РПЦ, получившая легитимность в 1943 году, продолжила традиции дореволюционной Церкви, а в какой – приобрела специфику, которую ей навязали власти СССР? Какова была цена компромисса с «богоборческой» властью?
— Я не вижу принципиальных различий между дореволюционной Церковью и Церковью советской просто по той причине, что не надо идеализировать нашу дореволюционную церковную историю. Не было у патриарха Сергия и его преемников такого греха и такой мерзости, которых не было бы у их предшественников в российской церковной истории или тем паче византийской.
К сожалению, прогибчивость под давлением гражданской власти - столь древняя константа церковного поведения, что митр. Сергий тут никак не выделяется...
В нашей древней истории можно вспомнить известную медиевистам историю о том, как князь Дмитрий Донской оказывал огромное давление на святителя Алексия, митрополита Московского, с тем, чтобы тот, вопреки канонам, назначил бы своего преемника, и этим преемником стал бы любимец Дмитрия Донского этакий толстый и умный поп Митяй. Преподобный Сергий был против, святитель Дионсий Суздальский также. Вообще как говорит Никоновская летопись, «и епискупи вси, и архимариты, и игумены, и священницы, и иноцы, и вси бояре, и людие не хотяху Митяя видети в митрополитех; но един князь великий хотяше». Но при этом и митрополит Алексий завещал ему кафедру, и собор епископов под давлением князя избрал Митяя. И лишь далекий и независимый от московского князя Константинополь с этим избранием не согласился…
Скажете, это все же давление одних православных на других, а Сергий уступал давлению откровенных врагов Церкви.
Однако, патриарх Сергий в отличие от современных ему критиков, был человеком, который еще до русской революции видел Церковь в условиях притеснений. Он был миссионером в языческой Японии, он служил в Иерусалиме, то есть в Османской империи. И он знал историю Церкви - ту, которую в семинариях не рассказывают: на какие компромиссы приходилось идти греческим Патриархам в условиях турецкого владычества.
Например, 1821 год.( Collapse )
В Греции начинается война за независимость, а патриарх Григорий V, сам грек, издает два послания, в которых проклинает восставших греков. И более того, говорит, что если вам что-то известно о планах заговорщиков, я призываю вас идти и рассказать об этих планах турецким властям. Если вы обязались клятвой молчания, то в этом случае я снимаю с вас эту клятву.
Ну разве патриарх Сергий кого-то публично призывал идти «стучать»?
Этому патриарху, кстати, потом, в ставшей независимой Греции ставили памятники… В Церкви его память как святого совершается 10(23) апреля (в Греческой Церкви канонизация состоялась в 1871 году).
Впрочем, эти мои аргументы можно обесценить как раз указанием на то, что авторами упомянутых странных поступков были все же святые люди (св. патриарх Стефан как и св. князь Димитрий тоже есть в наших святцах). Но вот уж совсем безобразная чреда епископских поступков:
Преемником Григория V был патриарх Евгений. Янычары, оскорбленные восстанием греков, требовали истребления всех христиан. Патриарх Евгений получил от турецкого правительства - Порты - повеление представить в Константинополь всех тех христиан, которых он считает неблагонадежными и склонными к восстанию. Епископы, уведомленные патриархом об этом требовании правительства, «не без охоты принялись за инквизицию, удовлетворяя чувству мщения на некоторых, более самостоятельных из своих пасомых, и желая выразить свой турецкий патриотизм. И вот патриарх засадил в тюрьмы такое множество христиан, будто бы опасных в политическом отношении, что сами турки нашли нужным поумерить ревность греческих архиереев и пощадили жизнь большинства арестованных как людей совершенно невинных» (Лебедев А. П. История греко-восточной Церкви под властью турок. Кн. 1. Спб., 2004, с. 151)...
Кого арестовал патриарх Сергий? Представлял ли он в НКВД список своих врагов?
Да, если мы считаем, что до 1917 года у нас все было идеально, и вместо реальной истории ставим икону, то на фоне этой иконы, конечно, патриарх Сергий будет небезупречен. Но если мы немного потрудимся узнать реальную церковную историю и в России, и за ее пределами, то мы ничего экстраординарного в действиях Сергия не увидим. Некоторые его поступки нельзя назвать нравственно и канонически безупречными, но делать вид, что эта порча началась именно с него, никак нельзя.
Я признаю право светски мыслящего человека, моралиста или даже радикального протестанта на критику политики Патриарха Сергия. Но я не считаю безупречной аналогичную критическую позицию со стороны человека, который называет себя православным верующим и декларирует свою приверженность монархическим консервативным позициям.

— Церковь была названа по имени этноса, а не по принципу поместности. Чем по сути «русская» Церковь отличается от «российской»?
— Полагаю, что когда принималось решение о закреплении за нашей Церковью имени «Русская», то делалось это не в противовес именованию «Российской». Скорее это был антоним «советской». Удивительно и почти чудесно то, что в советские годы Церковь не стала официально именоваться "Советской Православной Церковью". Обновленцы одно время так себя и титуловали - "Православная Церковь СССР". А вот зарубежная Церковь с самого начала взяла себя имя "Русской".
В 30-х годах в именовании нашей Церкви были оба варианта.
Листаю сборник документов и вижу "Указ митр. Сергия о созыве Второго Поместного собора Российской Православной Церкви" (январь 1928).
"Послание ... Российской Православной Церкви" (1931). Но в 1933-м в
"Письме м. Сергию сербскому патриарху Варнаве" (23 марта 1933):
"в сознании своего архипастырского долга перед Русской Православной Церковью".
"Указ МП... о порядке поминовения высшей церковной власти Российской Церкви", но в нем - "от лица митрополитов, архиепископов и епископов Русской Православной Церкви..." (апрель 1934).
Значит, именование нашей Церкви «Русской» это вовсе не инициатива Сталина, который обратился к церковной тематике лишь в 1943 году, а решение самой церковной власти.
Думаю, что причин три:
Первая – в мире было еще много людей с паспортами именно России. А одна из главных забот митр. Сергия – отмежеваться от «белой» эмиграции. Слово «Российская» для политически заостренного слуха в те годы звучало приблизительно так, как сейчас звучало бы «советская».
Вторая причина – придуманное Сталиным «федеративное» устройство СССР слово «российская» закрепляло только за РСФСР, оставляя за своими пределами Украину и Белоруссию.
Третья - слово «русский» отсылало ко временам Руси, то есть к тем временам, когда еще не было столь ненавистных советским властителям царей...В 20 веке мы все стали «советскими» и не отказывались от такого прозвища, пробовали ощущать себя единым и новым советским народом - по имени тех, кто нами тогда руководил. По власти и имя подвластных.

— Как определила лицо РПЦ конкуренция течений в русском православии времен СССР: «сергианство», «непоминающие», «катакомбники», «обновленцы»? Найдена сбалансированная модель?
— Конечно, нет. Если какое-то противостояние было, то это 1920-30-е годы. К началу войны репрессии придушили и тех и других, а начавшееся затем церковное возрождение шло уже в условиях, когда конкуренции не могло быть. Причем множество людей как из обновленцев, так и из непоминающих, переходили в патриаршую Церковь.

— Кто кого больше изменил: Церковь Сталина или Сталин Церковь?
— Я не считаю, что Сталин изменил Церковь. Даже вот на уровне личностного поведения: самые радикальные критики Патриарха Сергия утверждали, что Сергий союзом со Сталиным всего лишь продолжил ту серию измен, которую он начал еще в феврале 1917 года. Оценивать лавирования Сергия как «измены» или как «политическую мудрость» - это дело вкуса. Но историческим фактом является то, что ничего нового в церковно-государственные хитросплетения Сергий не привнес.
В подтверждение приведу рассказ о реакции людей, никак от Сталина и большевиков независивших:
В начале 70-х годов в США прибыла делегация советских религиозных деятелей-борцов за мир. Армянский патриарх Вазген своей речью поразил даже митрополита Ленинградского Никодима. Его выступление перед американцами было пересыпано выражениями «Как учит нас коммунистическая партия…», «следуя указаниям ЦК и лично Леонида Ильича Брежнева…». Еще больше удивила нашего митрополита реакция армянских слушателей: ни малейших признаков возмущения, никакой обструкции. Более того, по окончании заседания армяне выстроились в очередь к патриарху Вазгену за благословением. И при этом все они передавали ему пожертвования, выписанные на чеках… Тут Никодим остановил одного из армян, поразивших его своей лояльностью к своему патриарху, и спросил: «Вас разве ничто не удивило в речи патриарха Вазгена? Она ведь была такой просоветской!». – «Ах, бросьте! Патриарх говорит, то, что ему сказали и что он должен был сказать. А мой долг – поддерживать мою армянскую Церковь».

— Согласны ли вы с мнением, что сталинская модель РПЦ сохраняется после распада СССР? Подновляется идейно концепциями типа «Русский мир» и т.д. Почему?
— А что в этом сталинского? Русские должны считать Украину чужбиной? Отнюдь не Сталин и не Путин создали это наше самосознание».

отсюда
Простите

Чтобы позлить Его Святейшество...

Протодиакон Андрей Кураев продолжает удивлять:


«Была ли альтернатива "сергианству"?

Понятно, что если не Сергий, так чекисты нашли бы другого архиерея с гнильцой и легализовали только его. Это тема Бургомистра из "Дракона" Шварца. Это схема самооправдания очень многих коллаборационистов: "если не я, то будет кто-то хуже".

С другой стороны, а Христова ли такая Церковь (???), в которой ее князья так массово готовы выдавать на казнь даже друг друга? И если воздержится один - так прибежит десяток других... "никодимов". И причем это все были епископы еще царской чеканки.

Стоит ли сохранять такую общину с такими принципами карьерного возвышения? Может быть, надо было дать Богу сокрушить эту систему?

"Сохраненное колоссальной ценой - допущением безбожников в кадровую политику церкви - единое церковное управление только облегчило атеистическим властям выполнение их задачи, так как последние имели дело со строго централизованной системой. Практика показала, что единое церковное управление в советском тоталитарном обществе конца 1920-1930-з гг. более устраивало официальные власти, чем помогало церковным иерархам противостоять их натиску"Collapse )