October 30th, 2017

Простите

Перемен не дождетесь...

Из свежего Андрея Кураева –
diak_kuraev:


«Мне кажется, патриарх Кирилл думает что-то подобное: пусть будет гвардия, которая видит в нем Бога на земле, которая готова хотя бы имитировать свое согласие с тем, чтобы считать его московским папой, безошибочным оракулом. Вы хотя бы имитируйте свое согласие, а желательно – верьте, что голос патриарха – это голос Бога. Такие претензии проскальзывают в его речах, поступках, речах его окружения: вы хотя бы имитируйте эту веру. А люди, которые не верят в это просто не нужны в такой церкви. Недавно в Новороссийске патриарх сказал очень ясно:
"Если у кого-то еще остаются сомнения, нужно ли делать все то, о чем патриарх учит, – оставьте все сомнения! И строго исполняйте то, что я повелеваю! Потому что я не от своей мудрости говорю, а от мудрости всего епископата Русской православной церкви! Другого пути для нашей Церкви сегодня нет! Кто не согласен – на пенсию!" Collapse )
Простите

Отец Андрей как Лев Толстой нашего времени...

Еще цитата из иже во святых отца нашего Андрея Кураева:


"Ошибка на ошибке, а в итоге страдает имидж церкви.

— Вывод простой: чтобы не разочаровываться, не надо очаровываться. Я искренне желаю, чтобы патриарх Кирилл правил еще долго. Для того, чтобы иллюзий осталось меньше. Это важно. Должен уйти в прошлое мем эпохи перестройки: «Разве церковь плохому научит?» Ох, научит. И в истории, и в современности это уже хорошо заметно. Слово «православный» с точки нравственной не значит ничего. То есть можно быть православным палачом, а можно быть православным мучеником...

Очень легко разрешить себе ненависть и месть. И очень тяжело ограничить себя. Легко выдавить пасту из тюбика, загнать ее назад невозможно. Поэтому я вновь говорю о страшной пастырской ошибке патриарха Кирилла 2012 года. Он разрешил право на священную ненависть. И сегодня уже нельзя сказать, где этот грязевой сель остановится... Collapse )
Простите

Черная осень для кислотного митрополита...

"Петербург поругаем не бывает. Черная осень для кислотного митрополита.

Елена Рыйгас, ассоциированный научный сотрудник СИ РАН:

В воскресенье 22 октября церковная общественность Петербурга была приятно взбудоражена сообщением блогера kalakazo о том, что во время службы в соборе Николая-чудотворца в Павловске митрополит Варсонофий был внезапно атакован старейшим клириком епархии протоиереем Валерием Швецовым, который направил в лицо своему духовному начальнику баллончик с перцовым газом. Происшествие подтвердилось только зафиксированным фактом исчезновения о.В. Швецова, ушедшего после службы в неизвестном направлении, и фотографией с епархиального сайта, на которой изображен обычный выход духовенства на солею, включая гостя епархии митрополита Констанции Василия из Кипрской православной церкви, но без митрополита Варсонофия. Пресс-служба епархии ни утвердительно, ни отрицательно о газовом баллончике ничего сказать не смогла.

Со стороны митрополита Варсонофия никаких обращений в правоохранительные органы не последовало. Развитие сюжета оборвалось на полуслове: пожилой священник 1939 года рождения, ранее смещенный с поста настоятеля собора Николая-чудоворца, руководитель, между прочим, воскресной школы, вдруг совершает если не уголовный поступок, то, по крайней мере, настоящее святотатство: поднимает руку на преосвященного друга всех работников мордовских лагерей.Collapse )
Простите

Где правда-матка, а где – художественный свист?

В продолжение темы "Черная осень для кислотного митрополита..."
хотелось бы прояснить правдивость
сих свидетельств:


1) "Способ презентации себя в пространстве у главы Петербургской епархии несколько специфичен. Например, архиерейскую службу, по своему составу очень древнюю и в неизменном виде существующую на протяжении последнего тысячелетия, а потому длящуюся не менее трех-четырех часов, новый митрополит запросто может отслужить за один час. Если отвлеченно считать богослужение общим культурным наследием, соединяющим в себе элементы не обязательно только православного, а просто искусства, то митрополит Варсонофий перепахивает это наследие с тяжелым бульдозерным лязгом. Он не умеет произносить церковные тексты нараспев.

Обслуживающие его дьякона со свирепым видом выходят на солею, с отстраненной злобой мельком кидают взгляды на присутствующих и начинают заполнять пространство заутробными, лишенными смысла звукоизвлечениями, не сообразуясь при этом с хором ни в ритме, ни в смысле. Вместо плавного богослужения, которое многим знакомо по телетрансляциям или отрывкам из художественных фильмов, в помещении с согнанными туда маленькими детьми происходит акустическая и смысловая пытка. Но на этом действо не заканчивается". Collapse )