?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
На путях к церковному единству...
Простите
kalakazo
Митрополит Олександр (Драбинко), ol_drabinko,
разродился новой и весьма пространной статьей

"О НАЦИОНАЛЬНОМ И КАФОЛИЧЕСКОМ - К дискуссии вокруг «юрисдикционного плюрализма"».

Несколько характерных цитат из сей славной статьи:


"В наше время, увы, легко заработать тот или иной ярлык. Достаточно перейти дорогу кому-то из богатых людей, способных оплатить услуги рекламного агентства, не брезгующего «черным пиаром». Или поставить под сомнение один из самочинных «догматов», исповедуемый нашими православными фундаменталистами. В этом случае услуги рекламистов будут даже лишними. Узнав, что вы, скажем, не верите в то, что ИНН или паспорт с электронным чипом это «код зверя», наши интегристы припишут вам такое количество «ересей» и «грехов», что на вашем фоне померкнет слава любого древнего ересиарха.

Меня, к примеру, часто упрекают, что я, якобы, являюсь лоббистом идеи национальной Церкви. Но я не только не являюсь таковым, но не разделяю самой концепции «национальной Церкви», видя в ней ни что иное, как порождение эпохи Французской революции. Церковь — действительно выше любых «национальных идей» и «ценностей»… А рецидивы языческой метафизики и вдохновляемого ею национализма в Церкви действительно нужно критиковать.

Но нельзя критиковать украинский национализм и умалчивать о том, что существует национализм русский. Нельзя критиковать Донцова и его весьма далекую от христианского мировоззрения доктрину интегрального национализма, и в то же время умалчивать о странных идеях любимого философа нынешних кремлевских идеологов — Ивана Ильина. В философской системе Ильина понятие нации оказывается настолько сакрализированным, что, по сути, подменяет собой Церковь. Оказывается, дары Святого Духа, даруются не только Церкви, не только конкретной личности, к ней принадлежащей, но и некоему светскому коллективу: нации. Причём не просто нации, а какому-то, якобы существующему в её лоне, «инстинктивному чувствилищу», которое («чувствилище»!) эти дары Святого Духа «творчески претворяет по-своему» («О христианском национализме»).
* * *
Предвижу упреки в свой адрес: защищая принцип «юрисдикционного плюрализма» митрополит Александр, якобы, пытается «обосновать» необходимость создания в Украине новой (скорее всего, «греческой») юрисдикции. Что же, я уже давно привык к тому, что некоторые «эксперты» по «моему вопросу» много лучше меня самого разбираются в моих мыслях и жизненных планах. И всё же замечу: цель, которую мы с моими единомышленниками ставим перед собой — это цель церковная, а не политическая или национально-культурная...

На Севере сегодня не готовы принять идею полной канонической самостоятельности Украины. А на Юге, не отрицая такой возможности в будущем, дают понять, что вопрос издания Томоса об автокефалии Украинской Церкви может серьезно рассматриваться не раньше, чем Украинское православие преодолеет раскол и соборно обратится с просьбой об автокефалии на Фанар.
Верю и знаю, что в ведомое Господу время церковное единство будет восстановлено. И надеюсь, что это произойдет на базе канонической автокефалии, которую будет признавать весь православный мир, включая и Русскую Православную Церковь...

Политики четко формулируют свою позицию. Для них важно, «оторвать» украинское православие от патриаршего центра в Москве, отделить православных христиан в Украине от «административного центра на территории страны-агрессора». Как можно относиться к таким целям? Говоря по совести, подобная позиция не только ошибочна с точки зрения экклезиологии, но и вообще нецерковная (ибо желание «отделить» или «оторвать» для Церкви нелегитимно, смысл бытия Церкви совершенно в ином: не отделять, а приобщать к благодатному единству во Христе).

У политиков одни приоритеты, а у нас, церковных людей — другие. Но мы должны не только критиковать ошибочные, превратные концепты политиков, но и указать на церковный, адекватный задачам и природе Церкви, способ решения главной проблемы Украинского православия — раскола. Существует мнение, что имеющее место в Украине церковное разделение — проблема исключительно политическая. А раз так, то и решать её нужно исключительно политическими инструментами. К примеру, дождаться прихода к власти очередного «православного» президента, который уже политическими методами понудит отделившихся вернуться домой, то есть в УПЦ (в единстве с Московским Патриархатом), от которой они в свое время отделились.

В Украине уже был свой «православный президент» — Виктор Янукович. Пинать ногами поверженных политических лидеров — любимое занятие для людей, у которых нет иных, более благородных, способов самоутверждения. Поэтому воздержусь от того, чтобы давать оценку «православности» Януковича и эффективности его политики по отношению к Церкви. Укажу лишь на то, что и Янукович, находясь много лет при власти, не смог «понудить» Киевский патриархат к самороспуску путём присоединения его духовенства и паствы к УПЦ.

Но если с проблемой не справился бывший президент, то кто тогда ее может решить сегодня? Русские танки в Киеве? Дальнейший раскол Украины на две — «пророссийскую» и «прозападную» - части? Безусловно, в России есть силы, которые хотели бы полномасштабной войны против Украины. Но чтобы не говорили о нынешнем российском лидере, это политик-прагматик («я прагматик с консервативным уклоном» несколько лет назад заявил о себе Путин в интервью в «Первому каналу» и Associated Press). А полномасштабная война с Украиной — это, прежде всего, непрагматично. Мало того, что в результате этого Россия окончательно будет изолирована от западного мира. Такое «присоединение» Украины может привести к полному краху современной российской государственности.

Еще более нереалистичной выглядит перспектива создания «Малороссии», недавно озвученная лидерами самопровозглашенной ДНР. Подобные инициативы приводят лишь к усилению патриотических настроений в Украине. «Если там — “Малороссия”, — будут рассуждать миллионы украинцев, — то здесь должна быть настоящая украинская Украина». Но каковы будут статус и судьба клириков Московской патриархии в этой сугубо украинской Украине? И не захочет ли украинское государство в одностороннем порядке, путем вмешательства в церковную жизнь, провозгласить Православную Церковь в Украине полностью независимой от Москвы? Тем более, что соответствующий исторический прецедент существует: в январе 1919 г. Директорией УНР был принят «Закон об автокефалии Украинской Православной Церкви и её высшего руководства».

Итак, надеется на то, что проблема разделения будет решена сугубо политическими методами не приходится. Во-первых, это нереалистично. А во-вторых, просто неправильно: какие бы ни были обстоятельства организационного становления УПЦ КП, сегодня эта структура объединяет в себе не десяток или даже сотню политиков, а миллионы православных украинцев. Следовательно, и методы решения проблемы должны быть адекватными — не политическими, а сугубо церковными...

Насколько может приблизить момент уврачевания раскола «юрисдикционный плюрализм» (или говоря проще, параллельное существование в Украине нескольких православных юрисдикций)? Не думаю, что у меня есть готовый ответ на этот вопрос. Но полагаю, что такую возможность уврачевания раскола следует внимательно изучить.
Мы все хотим жить в просторном, надежно построенном доме. И таким домом может быть только единая Церковь, только единая, объединяющая всех православных христиан Украины, церковная структура. Но сегодня у нас есть и другая задача: нам нужно дать приют бездомным. Мы должны восстановить молитвенное общение с полнотой православия для миллионов христиан, которые сегодня находятся в «зоне риска» — вне канонического поля православия. Чем хороша идея параллельного существования нескольких юрисдикций? Она дает возможность восстановить общение, не нарушая свободы других.

Предположим, есть некто Павел, который узнал Евангелие и стал христианином в лоне самопровозглашенного Киевского патриархата. И есть некто Петр, который принял крещение и получил воцерковление в патриархате Московском. И который не в меньшей степени, чем Павел, предан Поместной Церкви, к которой принадлежит. Воцерковившись, Павел узнал, что церковное сообщество, к которому он принадлежит, не находится в каноническом общении с остальной частью православного мира. И он искренне, от всего сердца желает, чтобы такое общение было восстановлено. Вопрос: как помочь Павлу обрести спасительное единство с остальным православным миром? Нужно, скажут одни, чтобы самопровоглашенная автокефалия, к которой принадлежит Павел, получила признание от Константинополя и других Поместных Церквей, и таким образом наш Павел оказался неотъемлемой частью канонического православия. Но давайте вспомним о Петре, который не хочет разрывать общения с Церковью, в которой крестился и воцерковился. Что делать со свободой Петра? Принести её в жертву интересам Павла?..

Понудить Петра силой присоединиться к автокефалии? Но Господь не забирал свободы и у последних грешников. К примеру, у тех, кто распинал и проклинал Сына Божиего, когда Тот умирал на Кресте. А чем виноват Петр? Тем, что он благодарен Церкви, которая его выпестовала как христианина?..
Вот здесь в качестве некой временной, но спасительной канонической меры и может быть принято параллельное существование нескольких канонических юрисдикций. Павел уже жаждет общения с мировым православием. И его можно понять: ведь он находится в «зоне риска», таинства церковного сообщества, к которому он принадлежит, — не признаются полнотой Православной Церкви… Но Петр не готов сегодня к тому, чтобы войти в одну церковную структуру с Павлом. Как примирить интересы этих двух верующих? Ответ дает полиюрисдикционная модель. Петр остается в составе материнской для него Русской Православной Церкви. А Павел получает возможность общения с мировым православием.
Предвижу «советы» от ближних и далеких братьев: заставить Павла или понудить Петра… Но поймите, речь идет не о единичном случае, а о миллионах наших соотечественников...

Давайте смотреть правде в глаза: по факту таковой «плюрализм» в нашей стране уже давно существует. С тем лишь отличием, что альтернативные нашей Церкви юрисдикции — УПЦ КП и УАПЦ — не являются каноническими, поскольку не признаны мировым православием...

Юрисдикционный плюрализм — понятие весьма широкое. Формально оно предполагает существование двух и более юрисдикций на территории отдельной страны или региона. Но применительно к Украине принцип юрисдикционного плюрализма может быть воплощен в совершенно различных канонических моделях. Упомянем лишь те из них, о которых уже неоднократно говорили эксперты и церковные иерархи. Таких моделей три, и каждая из них предполагает, что в Украине могут параллельно сосуществовать юрисдикция Московского патриархата и:

полностью канонически независимая Украинская Церковь, образованная на базе канонической, признанной православным миром автокефалии;

церковной структуры в составе Константинопольского Патриархата (которая может пользоваться в рамках этого Патриархата бо́льшей или меньшей степенью автономии: от так называемой «критской» модели до возрождения статуса Киевской Митрополии до 1686 г., когда она пользовалась каноническими правами, сравнимыми с правами автокефальной Церкви);

автономной церковной структуры, которая будет иметь двойное каноническое подчинение: Киевскому Митрополиту и Собору украинских епископов и Константинополю (по аналогии с моделью церковного управления, принятой в «северных» или «новых» землях Греции, где местные церковные епархии, с одной стороны, находятся в управлении Собора епископов Элладской Церкви, а с другой — сохраняют свое единство с Константинополем, который, в частности, утверждает местных кандидатов в епископы);

и нескольких «национальных» юрисдикций — румынской на Буковине, Русской Православной Церкви — на Востоке и Центральной Украине, константинопольской — в западных и центральных регионах и т.д.

Легко заметить, что каждая из этих моделей имеет свои недостатки. Четвертая модель предполагает существенную фрагментацию украинского православия. Причем она фрагментирует его до такой степени, что фактически делает невозможным воссоединение юрисдикций в единой Поместной Церкви.

Первая, автокефальная, модель предполагает, что автокефальная Церковь будет образована только на базе части украинского православия. Маловероятным сегодня видится и само издание Томоса об автокефалии Украинской Церкви. Как мы уже писали, ни Константинополь, ни Москва институционально не заинтересованы в появлении автокефальной Православной Церкви.

Неоднократно подвергалась критике со стороны экспертов и вторая — константинопольская модель. Во-первых, такая каноническая инициатива будет воспринята Русской Церковью как попытка вмешательства в её жизнь, попытка «похитить» значительную часть её канонической территории. Во-вторых, эту модель оценили негативно и представители Киевского патриархата (которые настаивают, что единственным решением проблемы может быть признание самопровозглашенной ими автокефалии Константинополем и мировым православием).

Наконец, не нашла сегодня достаточной поддержки и наиболее компромиссная (с точки зрения интересов Константинополя и Москвы) «элладская» модель…

Что же делать, если всё так плохо? — вправе спросить меня читатель. И зачем было вообще поднимать вопрос об юрисдикционном плюрализме, раз автор не может указать на конкретный, отвечающий интересам Церкви и одновременно эффективный способ решения проблемы?
Внимательный читатель моего текста, вероятно, заметил: я скорее поднимаю вопросы, а не отвечаю на них. Почему? Дело в том, что проблемы и вопросы такого масштаба должны решаться не на уровне докладов экспертов или размышлений отдельных иерархов, а соборным разумом Церкви.

«Драбинко лоббирует “греческий” вариант», — могут заявить по прочтении этих строк мои недоброжелатели. И в очередной раз ошибутся. Я не лоббирую создание константинопольской юрисдикции. И не лоббирую любую другую из перечисленных мной выше моделей. Я «лоббирую» внимательное и рассудительное рассмотрение этих вопросов. «Лоббирую» уврачевание раскола и восстановление единства — если не полного, вплоть до восстановления единства церковно-административного, то хотя бы единства в молитвах и таинствах.

Такие решения не принимаются в спешке, без предварительного вдумчивого и беспристрастного обсуждения. Мы должны взвесить все «за» и «против». Должны понять реальные опасности и то, каким образом сможем их избежать.

Сегодняшние заметки мне хочется закончить следующим. Вполне возможно, что та или иная «плюралистическая» модель, будет в той или иной форме использована для решения украинского церковного вопроса. Также возможны другие, оставшиеся вне нашего внимания, канонические модели преодоления кризиса. Но какая бы модель ни была избрана соборным разумом Церкви, главным вопросом, который приобретет для нас особую актуальность, будет вопрос кафоличности, вопрос о том, как в новых канонических условиях утвердить универсальное, кафолическое измерение украинского православия".

отсюда

  • 1
Сколько слов и все пустые. Болтун и пустозвон.

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal северного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

адова простыня от

метросексуала.А метросексуал - есть пост-гей.Возбуждается сам на себя.Такова личина 99% всех современных монахов.Хоть иеро-,хоть архи- ,хоть митрополитусов.Кривляние и фиглярство.Жалкое актерство и пидорские заламывания рук на публике и на публику.

Бедолага

(Anonymous)
Повеление Господне: "Будьте мудры, как змеи и просты, как голуби" явно не по силам исполнить этому слуге Божьему. Чем-то он явно обделен...

Есть еще два варианта.
"Эстонский"/"Молдавский", когда на одной территории независимо друг от друга существуют две равноправные юрисдикции, как в Эстонии, где есть РПЦ и автономная Эстонская ПЦ Константинопольского Патриархата; или, как в Молдавии, где параллельно существует РПЦ и Бессарабская епархия РумПЦ.
И второй вариант, который бы, наверно, устроил всех. Украинская православная церковь становится полноценной автономной (а не самоуправляемой и т.п. вариации), одновременно для РПЦ и Константинополя.

одновременное существование нескольких-канонических-юрисдикций на одной территории есть канонический нонсенс.путь разрешения которого только один-распад\раздел-украины и соответствующий церковный развод. а по кафоличности--владыки-недоучки--кто во что -для дашевского-папёжника это вселенскость,для драбинки-универсальность.хотя сами латыне не стали слово сие редуцировать и оставили по-гречески...

  • 1