kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Тараканьи бега

Девочки в реформированных тогда по моде "сводных" классах,
поначалу и ростом выделялись от мальчиков,
и силой, и напористостью, и я бы сказал,
даже какой то истовой мужланностью.
Быстрее они схватывали и "правила игры",
по каким следовало строить каръеру:
вроде как сама ещё "метр с кепкой",
и белым бантом в заплетённой косице,
а уже знать стоит себе постаментно и
как по написанному чешет:
"Воодушевлённые решениями исторического съезда КПСС,
вдохновляясь апрельскими тезисами пленума ЦК КПСС
мы обязуемся все как один...".
Вскорости эти девчушки исчезали
в недрах черноморских пионерлагерей,
и взрощенные там по общему лекалу,
появлялись на моём горизонте
уже во взрослой жизни.
Феминизм, как и пресловутое "равенство полов"
и возможностей при социализме
был конечно же идеологным обманом и
ловушкой для их недетских чаяний и честолюбных пожеланий -
женщин никуда особенно то и не пускали:
ну дама инженер - на самом то деле на должности чертёжницы,
ну кандидат наук - на положении чернорабочей от науки,
младший научный сотрудник... по "перетаске" книг,
ну литературный негр... на редакторской должности.
Дамами затыкали дыры и
дозволяли им быть в лучшем случае
овчарками на коротком поводке.
Одна из моих одноклассниц сидела потом в "лито" -
отделе идеологической цензуры - "подлежачий камушек" -
"У Астафьева - "затеси", а у меня вычерки":
"Хороший Вы рассказ написали, и мы его напечатаем,
однако при одном маленьком условии -
чтобы в нём не было бы совсем Вашего главного героя".
Другая "редактировала" прозу
молодого тогда ещё Виктора Петровича Астафьева,
тщательно стериализуя и вычищая её
от ядрённых сибирских словечек:
"Не по правилам пишет - темнота!"
Третья сидела в приёмных комиссиях
выуживая идеологные диверсии
в премьерных спектаклях -
в Вампиловской "Утинной охоте" поставленной
при участии Гоги - Товстоногова в БДТ,
благодаря и ея стараниям
было только 370 "вычерков".
Душное было в самой эпохе и
всё это в том числе благодаря
и сизифовым трудам и
моего поколения.
После сорока - у всех у них появлялась
неизбывная уже тоска в глазах,
мешки под глазами и
расползающаяся на части психика.
Они как то неожиданно появлялись у меня на глазах,
после уже Бехтеревки и клиники неврозов,
с жалобами на хроническую бессоницу,
чёрную тоску и суицид,
с последней надеждою, что может быть я
"по старой дружбе" сумею что - нибудь
распутать и развязать.
Но и я был уже бессилен:
"Поздно маточка, поздно..."
Tags: потерянное поколение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments