kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

Приезд епископа Варсонофия в Саранск...

Саранский попо-респондент по моей просьбе
написал мемуар о митрополите Варсонофии Судакове:


"Приезд епископа Варсонофия в Саранск

В конце 1990 г. в Саранске стали говорить о том, что по ходатайству Обкома партии Мордовская епархия была выделена из Пензенской и Саранской, и скоро к нам приедет собственный Владыка. В начале 1991 г. пришла весть о назначении епископа, которым стал Варсонофий Судаков, ранее служившим секретарем при архиепископе Серафиме Тихонове в Пензе. Варсонофий прибыл в Саранск на белой «Волге» в сопровождении двух иподиаконов, которые таскали «хвост» его мантии при входе в храм. Им было уже под тридцать лет. Один из них страдал белой горячкой, поэтому никогда не причащался. Варсонофий сразу же выступил с программой своего архипастырского служения, во главе которой стояло восстановление Православия в Мордовии. Он обещал открыть закрытые храмы и назначить туда новых священников. В то время во все Мордовии было не более десяти приходов, где совершалось богослужение. В Иоанно-Богословской церкви Саранска, служившей кафедральным собором, прихожанами были женщины старшего возраста, среди которых выделялись два молодых человека: Александр Пелин и я. Я ходил в храм с момента возвращения из армии, т. е. с декабря 1988. Пелин был двумя годами меня младше и пришел из армии осенью 1990 г. Я сразу его заметил: он был в новой полевой форме типа «афганка». Сразу стало понятно, что служил он где-то в ЧМО (частях материального обеспечения), потому что обычный срочник после увольнения в запас не будет носить военную форму. Он мне рассказал, что служил под Новосибирском в стройбате комсоргом роты и перед дембелем купил «афганку» у прапорщика, заведовавшего складом. Он сам подошел ко мне после службы и спросил, не знаю ли я, куда делся священник Андрей Удовенко. Я сказал ему, что отца Андрея в июне 1990 г. отозвали в Пензу, а 31 августа он решил оставить служение в Пензенско-Саранской епархии и вернуться домой в Москву. Я хорошо запомнил дату, потому что мы оказались в одном поезде из Саранска, который прибыл в Москву 1 сентября. Я помог ему донести вещи до его квартиры в районе станции метро «Академическая». Пелин сказал, что перед уходом в армию в 1988 г. он приходил в храм, чтобы узнать, какие православные праздники существуют. С ним разговаривал о. Андрей Удовенко, и после возвращения из армии Пелин захотел с ним встретиться, и он был огорчен, узнав, что о. Андрей находится под запретом за самовольное оставление епархии.
Александр Пелин сообщил мне, что будучи в армии он уверовал в Бога и теперь хочет прислуживать при храме, потому что сейчас происходит возрождение Православия. Во время литургии, на которой произошла интронизация нового владыки, к мне и Пелину подошел соборный протодиакон Виктор и спросил, не хотим ли мы быть иподиаконами. Я отказался, потому что тогда я был студентом исторического факультета Мордовского университета, и все мое время уходило на учебу. Пелин был свободным человеком и с радостью согласился. Так наши пути разошлись, но мы продолжали с ним периодически встречаться после богослужений. Обычно я ходил на всенощную и на раннюю литургию в собор.
Через месяц Пелин, будучи уже иподиаконом, делился со мной восторгом от личности владыки Варсонофия, которого он почитал старцем и прозорливцем. Например, когда он посещает приходы, он точно знает, размер кружечных сборов и требует, чтобы настоятель лично подавал ему всю собранную сумму в конверте, а если денег мало, то он сразу же обнаруживает недостачу и делает замечание. Он сообщил, что владыка настаивает на его рукоположении в священники. Первое время владыка жил в гостинице «Саранск», находящейся в пяти минутах ходьбы от храма. Обычно он передвигался на белой «Волге». Во время проповедей в соборе новый владыка рассказал о том, что ему негде жить и городские власти выделили ему квартиру в новом доме рядом с церковью. Это был обкомовский дом. В конце 1991 г. владыка Варсонофий выступил в газете «Советская Мордовия» и сообщил, что возрождение Православия идет полным ходом, и власти передали 25 старых храмовых зданий епархии, и теперь он требует, чтобы государство выделило денег на реставрацию.
В мае 1991 г. о. Александр Пелин был рукоположен в сан иерея и после 40 литургий был отправлен на приход в мордовское село Старая Теризморга. Жил он в центре Саранска, а на службу ездил каждую субботу, а в воскресенье после обеда возвращался. Он рассказал мне, что владыка Варсонофий много времени проводит на рыбалке. Я предложил Пелину открыть при соборе огласительные курсы и разработал программу. Пелин пригласил меня поговорить с владыкой. Тогда уже епархии передали здания бывшей поликлиники, находившей рядом с церковью. Кабинет владыки был в бывшей лаборатории, где брали анализы, причем стол владыки стоял на том месте, где брали анализы мочи, когда меня призывали в армию.
Когда мы зашли на прием, то Варсонофий сидел задумавшись в кресле. Панагия лежала у него на животе. Пелин подполз под благословение, Варсонофий кивнул ему на стул, а на меня не обратил никакого внимания. Пелин начал говорить, что мы (он показал на меня) разработали программу курсов по катехизации при соборе и далее начал говорить про необходимость православного просвещения молодежи. Его речь продолжалась минут 15, пока Варсонофий его не прервал, показав ему на колокольчик:
- Ты знаешь, что это?
- Колокольчик.
- А где он используется, знаешь?
- Я слышал, что во время Великого Поста в колокола не звонят, а используют колокольчик.
- Нет, это – часть рыболовной снасти. Мне его недавно достали, а я сегодня на рыбалку собираюсь попробовать. А все, что ты говорил мне здесь – это все суета. Не нужно никаких курсов. Если человек – православный, то он подойдет к Чаше без всяких разговоров. Я несколько лет в Лавре встречался с московской интеллигенцией. Они всякую чушь несли про возрождение России и Православия, Беловы там всякие и Распутины, а им старцы говорили: «Если вы такие патриоты и православные – подойдите к Чаше!». Интеллигенты только болтали, а никто не причащался. И вот это все, что вы там написали – никому не нужно.
Пелин заискивающе улыбнулся, дал мне знак и задом попятился к выходу.
После того как мы вышли, он сказал:
- Ничего не понимаю: в городе сектанты головы подняли, а владыка – все время на рыбалке.
В начале 1992 г. в клубе Мордовского университета состоялась встреча университетской публики с владыкой Варсонофием. Зал был полон. Еще было свежи впечатления от выступления о. Андрея Удовенко 3 годами ранее в том же самом помещении, где он одержал убедительную победу в дискуссии с профессорами Мордовского университета.
В этот раз все было не так. Президиум был пуст. Первые ряды заняло духовенство. Владыка Варсонофий вышел на сцену и полчаса перед микрофоном рассказывал о ценностях Православия и монашества, сделав акцент на собственный опыт спасения и аскезы в Троице-Сергиевой лавре. Во время рассказа, мантия распахнулась и подрясник невыгодно очертил большой живот владыки, на которой под углом 45 градусов полулежала панагия. Затем владыка предоставил слово архимандриту Варнаве Сафонову, еще более тучному, чем он. Варнава с трудом поднялся на сцену. На его большом животе почти горизонтально лежал наперсный крест. Два толстых человека в рясах, говорящих о смирении плоти, вызвали смешки в зале. Студенты на задних рядах начали спрашивать:
- Почему такие толстые? От поста?
Встреча была на грани срыва, и организаторы быстро ее закруглили.
В кулуарах один профессор сказал другому:
- Это была лучшая атеистическая пропаганда, которую я видел: два разжиревших поповских мурла учат нас духовности.
Далее владыка Варсонофий потребовал от властей передать ему загородное поместье помещиков Полянских для приема зарубежных делегаций. Власти передали. Затем он требовал все большего и большего. В конце концов, власти его даже стали избегать, потому что он требовал от них все больше недвижимости и денег.
Перед посещениями приходов владыкой Варсонофием вперед приезжал его иподиакон и инструктировал настоятеля: владыке нужно поставить коньяк, остальным попам и водки хватит; кроме того, владыка любит пироги круглой формы, ни в коем случае нельзя перед ним ставить квадратные.
В общем, владыка Варсонофий вошел в историю Мордовии как восстановитель Православия и стяжатель. В результате его правления власти вернули Православной церкви и заново построили много храмов. Кроме того, передали много имущества, которое раньше ни имело никакого отношения к Церкви.
Духовенство любило Варсонофия, потому что последние годы он редко бывал в епархии, и, кроме того, с ним всегда можно было договориться. Он был лично добрым и отходчивым человеком. Он не любил умных попов и обычно отправлял в запрет вскоре после рукоположения тех попов, которые пытались с ним спорить на богословские темы. Как говорили местные попы, за 25 служения Варсонофий рукоположил без образования несколько сот попов, но половина из них оставила служение, сдала кресты (как партийные билеты когда-то) и уехала в Москву работать охранниками. Новоначальные попы потом поступали на заочный сектор в Московскую семинарию. Редкая поездка на сессию проходила без скандалов. Обычно попы везли с собой в Сергиев Посад большое количество мордовского самогона, которым рассчитывались с преподавателями за сданную сессию. Пить они начинали уже в Саранске, и часто ругались с милиционерами, которые сопровождали поезд. Если те делали замечание за распитие спиртных напитков, то пьяный поп мог сказать:
- Ты знаешь кто я? Да я тебя прокляну! Заживо отпою!
Особо буйных ссаживали в Потьме или Рязани.
Тем не менее, Варсонофий обычно за такие провинности прощал, за что попы его и любили".
Tags: Варсонофий Судаков, Саранская митрополия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →