kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Тяжелое наследство...

Особо значимой добродетелью для церковного служителя
Лидия Александровна Мейер и митрополит Иоанн Венланд
почитали стяжание "духа мирна" –
той самой внутренней умиротворенности,
какая исключала у клирика
каких-либо признаков "эмоциональной распущенности",
особено в храме, и особенно на богослужении.
Никаких окриков, замечаний за не спетый вовремя тропарь,
распеканий за невзначай поданное "хладное кадило" -
никакие "козлогласования" не должны прерывать
молитвенное предстояние пред Богом.
Как говаривал митрополит Иоанн Венланд,
"Литургия любви, не должна превращаться в литургию страха!"
Ярославская епархия досталась владыке Иоанну
в наследство от двух архипастырей – аввы Никодима Ротова
и архиебискупа Сергия Ларина.
Ежили первый впадал в алтаре в карабас-барабасные истерики,
то второй муштровал попов аки актеров крепостного театра.
Чтобы не быть голословным,
приведу характерные воспоминания
о деспота-режиссере Сергии Ларине:

"Как особо положительную сторону архипастырской деятельности Преосвященного, справедливости ради, следует указать на его неизменное попечение о церковном богослужебном порядке и, главным образом, пении. Что касается первого из этих аспектов, то в строе богослужения интересует его, в первую очередь, не уставная, а помпезно-ритуальная сторона: ее слаженность, ритмичность, общая срежиссированность и взаимосвязь участвующих в богослужении лиц...Никакой ляпсус и никакая оплошность здесь совершенно не терпятся! Промахнувшийся — кто бы он ни был — немедленно слышит грозный окрик, нередко и с прибавлением весьма хлесткого прилагательного.Особо торжественные богослужения заблаговременно репетируются в пустом соборе, «дверем затворенным» под непосредственным смотрением Его Преосвященства, руководящего с кафедры, где для этой цели ставится ему кресло.
Здесь особенно достается на орехи, конечно, о. ключарю, иногда довольно солидному и почтенному протоиерею.Лихо приходится и дьяконам, особенно за отсутствие ритмичности во время парного каждения. Разучивается эта мизансцена иногда долго и мучительно.Отцы дьякона с пустыми кадилами с обреченными физиономиями стано-вятся на солее, у Царских врат в трепетном ожидании.— Пошли! — раздается грозная команда с кафедры, и Преосвященный с четкостью метронома отбивает такт ногою и ладонями.— Раз-два!.. раз-два!.. раз... отставить!! Снова. Безобразие!Отцы дьякона возвращаются на исходную позицию.— Пошли!.. раз-два!.. раз-два!.. раз-два!.. Лучше, но все-таки скверно. Еще раз...Все начинается снова и так... «дондеже».Все присутствующие пребывают в предельном напряжении и, по оконча-нии, возвращаются по домам, как из бани.Ничего не поделаешь: служба! «Владыка любит порядок... спаси его, Госпо-ди!» — добавляют наиболее смиренные и благочестивые. Что думают про себя другие — неизвестно.Соответствующие экзекуции происходят и на хоровых спевках.Церковное пение является самым «больным местом» Преосвященного и неизменным предметом его ревностных забот и попечения..."

отсюда
Tags: Иоанн Венланд, Лидия Александровна Мейер, Сергий Ларин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments