?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Украденная нобелевка
СУПчика хочится
kalakazo
Надобно заметить, что те же самые наши именитые математики,
собравшиеся в одном месте хотя бы в количестве
более трёх особей производили впечатление,
что ты хоть и попал на отделение
вроде как для тихопомешанных,
но всё одно с особо тяжёлой формой клинической паранои.
Сколько я не пытылся выяснить
чем же они прозанимались всю жизнь,
направление целых институтов
так до сих пор и остаётся для меня недоуменной загадкой.
Ненаигравшись в детстве в бисер и
в надувание мыльных пузырей,
они уже и во взрослой жизни продолжали
играться в почти что то же самое,
причём за всё какие то колоссальные отчисления на науку,
и то только потому,
что в тоже самое времячко
ещё более самозабвенно,
и ещё за более чудовищные народные средства
игрались тогда и в Америке.
Не замечал я в своих учёных приятелях и способности
хотя к элементарной диалогичности,
напротив часто только многочасой и упорный монолог
о собственной гениальности,
и уже сто первый раз рассказ,
как у него две "нобелевки" украли.
Любой учёный гадюшник
едва успев только создаться,
тут же делился на противоборствуюшие партии,
чаще всего на "каганат" и на "антижидов".
Учёные заведения и были у нас всегда рассадниками
учёного антисемитизму,
и именно в их недрах бродили
прочитываемые за ночь "Протоколы сионских мудрецов",
и переводные труды по фашисткой евгенике.
На такую же только одну ночь,
дали и мне тогда полный мудрённого учённого сленга
шестисотстраничный труд,
про то что и христианство
было хитромно внедрено коварными жидомасонами
в "славяно-арийскую расу",
с "пресловутым" крещением Руси,
православным храмостроительством и иконописью,
и всё это - для нашего уже окончательно полного и
всяческого разложения.
"А открытие моё и вправду было нобелевским,
но едва я только его показал своему шефу,
как он в тоже самое утро по кагальным каналам,
и переслал его в Америку,
где группа жидов слово в слово его пропечатала,
и за него тут же нобелевку и отхватила!"

  • 1
а я вот до сих пор не учел ни протоколов - ни трудов по евгенике.
Темнота!

Совеццкая наука вполне обьективно описана у Владимира Кормера в "Наследстве" и у Солженицина в "Круге".

А вАпще то - савсем не худший из карманов. К примеру у гуманитариев - наверняка было куда хужее.

Если бы я была русской, наверняка тоже стала бы фошшысткой. Когда тебе говорят, что твоя раса лучшая - наверно это сильное искушение.

Чего та кОту никто такого не грил :)!


(Deleted comment)

Эка хватили!

"104 доктора наук подписали письмо"
- да ни в жЫсть не поверю :)!
(Стока и докторов на Курчатник - не наскребёшь
- и коммунист там - всего один - кстати хороший мужик и чесный)

Народ с совеццких времен
- а доктора то уж тем паче - на то они учёные
- писем не подписывает. Закатают...!


а в гениях на квадратный метр у нас всегда высокая плотность по больнице была))
отсюда и разветвлённая конспирология

а можно попросить "про любовь"7 ну хоть половину сотни, ну хоть четверть.

А кОты хотят про науку!

Ну какая ещё любовь - в наши то годы?

Re: yvk Expand
«многочасовой и упорный монолог о собственной гениальности, и уже сто первый раз рассказ, как у него две "нобелевки" украли.» актуален не только для научных :)), то же и в артистической, и в писательской, и в художнической среде :)))))

монолог о собственной гениальности

это потому мню что с детства и до последних дней у нас мало хвалят человека.
оставляя все добрые слова для поминальных тостов.

А надобно ведь, надобно на себя иногда глядеть со стороны. Так вроде сам себе кажешься и орлом, и соколом, и лауреатом, и еще Бог знает кем - а на самом деле урод уродом. Вот тут для трезвения и чтешь дедку Калаказо...
А людей, не верящих в ж-м заговор, я ровно двух встретила за всю жизнь - Вас да отца Якова Кротова

Отчего ж так бедно - только двух :)!?

да, это "разделение труда" на жидомасонов и жидоборцев существовало везде. Но в некоторых учреждениях так "исторически складывалось", что половина жидомасонов еще и сидела в отказе, периодически моталась по допросам, чего-то печатала на служебных пишущих машинках и занималась прочими тайными делами. Вот там противоречия действительно приобретали "антагонистический характер".
Я, например, учился в институте, куда довольно беспрепятственно брали евреев и поэтому у нас могли спокойно ходить по коридорам студенты по фамилии Шкловер или Израелит. А любимым аттракционом на военной кафедре в ответ на миролюбивое пожелание "черного полковника"- "всем все сбрить, кроме лиц кавказской национальности, которые могут оставить усы", всегда следовал коварный вопрос, могут ли лица еврейской национальности оставить пейсы.

и переслал его в Америку

а вдруг правда?:))

Re: и переслал его в Америку

Я тоже в это иногда верил...

///Учёные заведения и были у нас всегда рассадниками учёного антисемитизму,///

Это правда :( Почитать хотя бы писания наших выдающихся математиков Потрягина и Шафаревича... Для меня это всегда загадкой было, как гениальные люди порой могут быть такими ограниченными...

Я знал трех математиков, которых многие считали великими. Не знаю, как определять степень величия в современной математике, но, по крайней мере, и они были среди ее создателей. С одной из них я говорил всего-то один раз, спрашивал что-то по ее статье, но во время разговора больше думал, что вот передо мной человек, которому посвящала стихи Ахматова. У двух других я учился. Первого почти все студенты (и не только они) боялись, хотя я так и не понял почему - что-то было в нем такое. Он мог на лекции вдруг процитировать мандельштамвское "Если такие живут на Четвертой Рождественской люди, Путник, скажи мне, прошу,-- как же живут на Восьмой?" и спросить, что за Рождественские улицы такие. "Надо же, что-то знают", - в ответ на мое несмелое бормотание. Один раз - мы, его "группа" фактически, сидели и пили чай - он, со значением глядя на своего аспиранта, известного гениальностью и инфантильностью, сказал: "Я всегда замечал, что настоящие математики должны быть немного сумасшедшими. Я вот себя настоящим математиком не считаю, потому что предпочитаю быть нормальным".

Третий мог, услышав от своего студента, что тот и разу не был в Царском селе, вместо лекции всю пару негодовать на всех, объясняя, что нельзя математику не знать поэзию, музыку, историю... "вы знаете, кто такая Ахматова? кто такой Пастернак? вот идите в библиотеку и читайте все с буквы "А" по алфавиту...", и что математику нужно музыкальное мышление, и что уж живя столько лет в Петербурге (студент был приезжим) - как можно не побывать в Царском селе?

Когда сдавал вступительный экзамен по философии в аспирантуру, он - рано утром в субботу - специально приехал из города, чтобы "проконтролировать" - не меня, конечно, а экзаменатора. Без всякой моей просьбы, разумеется, даже не предупредил, мне и в голову придти не могло - я не был даже "его" аспирантом. И потом он мне сказал на мои благодарности: "Я отдаю долги".

Замечательный рассказ, друг мой, но он не того поколения математик,
о каком я рассказываю...

Любопытно, что был параллельный процесс:


именитые математики

*в пространство*
От цифр люди часто сходят с ума...

Можно подумать
- что гуманитарны институты и академики отличались :)!

  • 1