?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Не в бровь, а в глаз...
Простите
kalakazo
Достопочтенный ermite_17 – о дедульке и о митрополите Иоанне Снычеве:

"Хозяин этого ЖЖ считает митрополита Иоанна святым. Вопрос о том, зачем нужна святость, если в ближнем кругу святого беспрепятственно орудуют фрики, монстры и психопаты , его, по-видимому, не беспокоит. Тот же вопрос возникает не только в связи с присно поминаемым митрополитом."
отсюда

Для полноты картины – два моих ветхих днями текста:


«Лейся песня...

28 июня, 2008
Из тех славных учителей моих,
кто, к несчастию моему,
безуспешно пытался учить меня
искусству огнепалимой ненависти
и кто, отделяя благочестивых евреев от
"кашерных жидов, жидоствующих и примыкающих к ним жидёнков",
антисемитом себя,
естественно, никогда не считал,
митрополит Иоанн Снычёв был самым разборчивым,
Дмитрий Сергеевич Лихачёв – самым бескомпромиссным,
Лев Николаевич Гумилёв – самым пламенным,
а Фёдор Григорьевич Углов – самым беспощадным юдофобом.
Пишу об этом безо всякого морального пафоса,
нравственной оценки
и без желания,
почему-то всегда мне приписываемого,
очернить кого-либо и забросать какашками.
Я не люблю и никогда не любил морали
и, тем паче, того Православия,
какое в веце осьмнадцатом
подцепило бацилу пиетистского богословствующего суемудрия,
по прямолобой логике какого
"Христос – это только очень хороший человек",
какой и явился к нам, чтобы соделать нас
"хорошими и доброделательными".
Эта протестанствующая ересь доселе бродит
среди вроде как и воцерковившихся
благочестивых моих читателей,
для которых сказать о покойном
что-либо вне привычно житийных штампов –
уже почитается преступлением.
Да, все мои учителя, с точки зрения "порядочных" господ и госпожей,
были яростливыми антисемитами
и пытались и мне, многогрешному,
открыть мои всегда по-детски
широко раскрытыя и наивные глаза
на мировой заговор и опутавшия нас сети.
Но я не считаю, что это в них было формой патологии
и они потому были "плохими" людьми.
По моему убеждению, и сама наша церковность,
и наша от времён Советов идущая культурность
замешаны на антисемитской закваске,
и они были ея честными выразителями.
Соцреализм тоже ведь старался улучшить метров прошлого:
"Александр Сергеевич недопонимал,
Николай Васильевич ошибался,
Лев Николаеч заблуждался",
что всегда для меня звучало забавно,
как если бы вот "к длинноносию Николай Васильевича
добавить густобровье Льва Николаича
и обезьянометисскую курчавость Александр Сергеича, то...".
Возражая мне, кто-то скажет:
"А зачем всё это? Да, Антон Палыч был бабником,
а Пётр Ильич любил мальчиков,
но любим-то мы их не за это!"
Может быть, но слов из песни не выкинешь,
а их жидофобия и была подчас их лучшей песней,
Калхасом, где их речь обретала крылья
и неслась в разудалом полёте.
Кто-то ещё мне возразит, что и голос отечьей совести –
собственной персоной сам Дмитрий Сергеич Лихачёв,
с его двусмысленными умолчаниями в биографии
и на фоне "дела врачей",
активной его нелюбовию к Якову Соломоновичу Лурье –
вовсе не такой уж и настоящий интеллигент...
Может быть, но на фоне нашего всеобщего обмельчания,
он был и остаётся, как и все они,
голосом нашего бедового времечка...»
отсюда


«А русский караван идёт...

29 июня, 2008
На войне советской образованщины промеж собою
и было как на войне: сидение в окопах,
временами (оттудова же) перестрелки и перепалки,
выстрелы из-за угла,
потери в живой силе,
своя доморощенная "окопная правда",
но со стороны – это всё одно напоминало мышиную возню,
чтоб, конечно же, "лица не потерять".
Так что непосвящённым даже и непонятно было,
с чего это вдруг ленинградский союз
"инженеров человеческих душ"
взял да развалился на два друг другу враждебныя мира.
Когда, немного погодя,
председателя одного из них – Михаила Чулаки,
я вопросил про возможныя "разборки",
он меня милостиво успокоил:
"Дом же писателей –
особняк Шереметьевых – сгорел,
спорной собственности не осталось,
поэтому “мочить” друг дружку никто из нас не собирается!"
И всё бы было столь же шито-крыто,
ежели бы устами церковного младенца
не возглаголала молчаливая Истина –
то голосочек тогда подал только
что переехавший из Куйбышева в Ленинград
великий простец – митрополит Иоанн Снычёв.
Хотелось ему под конец запеть,
он и запел... с чужаго гласа
про идеалы национал-фашизма,
про свою любовь к моделям в 30-е идеального государственного строю –
итальянскому и испанскому тож.
Заэкранный голосок от лица деспоты нашего
и немецким фашизмом
нарцисно восхищался,
да одна незадача: "Не додавили до конца мировую гадину!",
да и Сталина заодно "жиды траванули",
когда к Москве и Ленинграду
уже стянуты были эшелоны из "столыпинских" вагонов,
чтоб после всеобщей зачистки столиц
всех соплеменников "по делу врачей"
взять да и отправить в тогда же и созданную
в стране Макара и автономных его телят
Еврейскую область.
Опчественность была в шоке: никто так в самом начале 90-х
не осмеливался нарушать общий покой.
И на дуэль митрополита-антисемита
вызвал всё тот же, трясясь от негодования, Михаил Чулаки,
выступив в местной газете с "открытым письмом".
"А это кто?" – вдруг проснулся на чистом глазу
вроде как чего-то недопонимавший,
имён местечковых писателей и неслыхавший вовсе
и сам "святой" митрополит.
"Это старая жидовская блять, –
успокоил его тогда академик Фёдор Григорьевич Углов, –
к тому же ещё и махровый, с 60-х тявкающий атеист,
а мы, владыко, как лучшие представители русской интеллигенции,
собравшиеся вкруг Вас,
с Вами и до конца!" –
"А, теперь понятно: собачка лаит, а русский караван идёт..."».
отсюда


  • 1
скучные совковые лица серость на таком же сером массовом мероприятиии как демонстрация в честь хрен знает чего У дамы явно склонность к эксбизионизму.. Теперь очередь за фото с дедками и бабками на субботнике

  • 1