?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
К канонизации "сергианства"...
СУПчика хочится
kalakazo
«"Правильный" митрополит Филипп и "неправильный" патриарх Сергий: Мнения священнослужителей


Известные пастыри и историк Сергей Перевезенцев о попытках противопоставить Патриарха Сергия (Страгородского) и митрополита Филиппа (Колычева) …

Как сообщалось, первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ А.В. Щипков, выступая на телеканале «Спас», отрицательно высказался о попытках делегитимизировать фигуру Патриарха Сергия (Страгородского) в политических целях.

Комментируя интервью епископа Тихона (Шевкунова) интернет-сайту радио «Свобода», А. Щипков отметил, что заданный в ходе этого интервью вопрос: «Кто вам ближе, митрополит Филипп (Колычев) или митрополит Сергий (Страгородский)?» не является случайным. По словам Щипкова, речь идет о попытках оппозиции создать из образа митрополита Филиппа врага российской государственности, а Патриарха Сергия представить человеком без моральных принципов.

«Как бы вы прокомментировали это противопоставление двух важных церковных деятелей? Есть ли для него основания?» - с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям.

Протоиерей Александр Куцов, настоятель храма Преображения Господня в Орске, благочинный, ректор православной гимназии, считает, что «противопоставлять их нет никакого смысла - по той простой причине, что эти люди жили в разные эпохи и преследовали в своей деятельности разные цели. И та, и другая цель были оправданы, отсюда и линия поведения этих, безусловно, великих и святых людей».

«Митрополит Филипп обличал современную власть в каких-то поступках, - напомнил он. - Это было возмущение не против власти как таковой, как пытаются представить сейчас, а именно против конкретных ее действий. По принципу: "В этом ты прав, а в этом нет". И это действительно была заслуга и святых, и юродивых, и митрополита Филиппа, которые указывали, может, иногда не совсем обычными способами на неправильное поведение того или иного правителя, желая его исправления».

«Огромная заслуга Патриарха Сергия, что он взвалил весь груз ответственности на себя. Как Спаситель, который тоже взял на себя одного грехи всего мира. Так и Патриарх Сергий: и противостояние с властью, и диалог с нею и с остальными религиозными группами он взял на себя. Немудрено, что именно его сейчас всячески "склоняют". А он действительно спас Русскую Церковь от полного уничтожения, и его заслуга в этом велика. Он не поступился канонами церковного вероучения, а наоборот, спас Церковь, и она продолжила свою спасительную миссию в государстве. Так что попытки навязать пересмотр уже решенного вопроса, столкнуть в очередной раз людей лбами, не новы, и ничего, кроме критики, вызывать не могут», - заключил пастырь.

Протоиерей Алексий Новичков, директор православной гимназии, настоятель храма Тихвинской иконы Божией Матери села Душоново Щелковского района Московской области, сказал: «Можно говорить об удачах или неудачах того и другого известных церковных деятелей, но есть еще и Божественный промысел, который, невзирая на наши способности и возможности, но учитывая нашу волю, наше положение и ресурсы, может приводить к результатам, не соответствующим человеческим деяниям и замыслам. Именно в русской истории мы это можем наблюдать. Так что попытки объективно оценить деятельность того или иного человека в российской истории всегда натыкаются на неразрешимые сложности, связанные с тем, что нам сложно определить степень участия Бога в делах человеческих. И думаю, здесь речь именно об этом».

«В поступках Патриарха Сергия, конечно, может быть найдено нечто сомнительное или противоречащее нашему представлению о правде, но мы не можем не видеть: результатом его деятельности стало сохранение Церкви как института в государстве, провозгласившем полное уничтожение религии. Компромисс или уступки, на которые шел Патриарх Сергий, сейчас интересны с точки зрения общего количества красок, которыми может быть нарисована более убедительная картина его жизни или других личностей в тот период. Но объективная оценка его действий, конечно же, невозможна. История не знает сослагательного наклонения. Что было бы, будь на месте Патриарха Сергия кто-то другой, наверное, гадать бессмысленно. Нам нужно, глядя на свою историю, научиться понимать: Господь хранит свою Церковь, исполняя обещание, что «врата адовы не одолеют ее». И эта Церковь Русская, Православная, Соборная и Апостольская», - заключил отец Алексий.

Священник Филипп Ильяшенко, клирик храма святителя Николая в Кузнецкой слободе, заместитель декана исторического факультета ПСТГУ, кандидат исторических наук, доцент, считает, что «основания, безусловно, есть. Первый по хронологии Предстоятель Русской Церкви святитель Филипп Московский стоял перед выбором: закрыть глаза на беззакония высшей власти или обличить их, выбрать предательскую покорность или ответить жизнью за свои слова. И этот выбор касался не только его судьбы, но и всей его паствы, всего русского народа, Предстоятелем которого он был. Более того, это был выбор иррациональный, духовный. Он стоил ему жизни, и эта жизнь была отнята беззаконием законной власти. Нашему народу этот выбор дал ходатая - заступника до смерти, а Царству Небесному - великого святого.

Митрополит, а в последствии Патриарх Сергий (Страгородский) находился в менее сложных условиях. Власть, с которой ему приходилось иметь дело, не была законной, богопомазанной. Это была власть бандитская, которая осуществляла террор по социальному, религиозному и национальному признаку, геноцид населения страны. Но выбор был все тот же - покорность этой власти или ее обличение. И цена этого выбора была такая же. Он сделал свой выбор. Представляется, что он был вполне искренен, искал лучшего для Церкви, для ее существования в условиях советского режима. Но если проследить всю цепочку последствий, которые имело его решение, этот выбор был воспринят большей частью его паствы, собратьев как предательство», - отметил он.

«При этом, - продолжил пастырь, - результаты выбора были очень скромны. Сергий (Страгородский) добивался юридической легализации Церкви, получения ею статуса, которого она была лишена властью. Но результатом его действий, которые стали причиной разделений многих и де-факто не изменили положения Церкви (гонения не прекратились, закрытие и разрушения церквей тоже), стала справка, данная государственным органом. Это был первый шаг к приобретению Церковью некого подобия юридического статуса. Так что в святителе Филиппе мы видим выдающего Предстоятеля Церкви, кровью засвидетельствовавшего верность своей пастве, своему служению, а в патриархе Сергии – человека, который отчаянно, в страшных условиях боролся за спасение Церкви - как он это понимал».

Священник Андрей Постернак, директор Традиционной гимназии, кандидат исторических наук, считает, что «проблема, безусловно, сложная. Нельзя сказать, что этот вопрос политизирован только потому, что болезнен для нашей Церкви. Нам, конечно, проще сейчас судить о святителе, священномученике Филиппе (Колычеве) - прошло много времени, и с ним ничего нас не связывает в личном плане - только в историческом. И поэтому мы можем однозначно говорить, что это канонизированный святой, мученик, который не побоялся свидетельствовать о вере перед законным царем, творившим жестокие вещи. И за это он поплатился жизнью».

«Но Церковь почтила святителя Филиппа не как человека, который противостоял власти, был, как мы бы сейчас сказали, в оппозиции к ней, а все-таки как человека, свидетельствовавшего об истине, и не побоявшегося принять мученическую кончину. Поэтому я бы все-таки разграничил понятия, связанные с общественной, политической значимостью и святостью. Церковь должна быть далека от политики, она не может идти на поводу у какой-то конъюнктуры. Безусловно, канонизация людей происходит, исходя из канонических установлений, существующих в Церкви», - пояснил пастырь.

«Фигура митрополита Сергия (Страгородского) к нам гораздо ближе исторически и связана с эпохой, однозначную оценку которой мы сами до сих пор дать не можем, поскольку революцию 1917 года тоже, как сейчас выясняется, воспринимаем по-разному. Для кого-то это трагические события, для кого-то - начало новой эпохи со своими сложностями, взлетами и падениями. И, если мы не в силах однозначно оценить самоё эпоху, - с каких позиций можем давать оценки людям, стоявшим во главе Церкви?» - вопрошает отец Андрей.

«Если мы говорим о церковной истории того времени, реально канонически власть находилась у Патриарха Тихона (Булавина), который скончался в 1925 году, затем у митрополита Петра (Полянского) - священномученика, канонизированного Православной Церковью, - пояснил он. - Хотя он находился в заключении и не мог управлять Церковью, все-таки до своего расстрела был законным Предстоятелем Русской Православной Церкви. И от его лица никаких документов, связанных с отношением к советской власти, не исходило. А митрополит Сергий был тогда лишь заместителем Патриаршего Местоблюстителя, но не главой Церкви. Если мы будем об этом помнить, декларация, сделанная им в 27 году, может трактоваться и оцениваться по-разному.

В 30-е годы гонения на Церковь не только не прекратились, а еще больше усилились, и, как мы знаем, окончательное установление Патриаршества уже в 43 году будет связано с встречей в Кремле митрополита Сергия со Сталиным, который, по сути, дал возможность восстановить Патриаршество в России. И вот с того момента, когда митрополит Сергий стал Патриархом (а он, безусловно, был избран законно), его решения мы можем рассматривать как решения главы Русской Православной Церкви - на основании существующих в Церкви правил и канонов. Поэтому, если мы говорим о последовательности событий, должны учитывать все эти вещи и оценивать поступки людей, исходя из условий, в которых они находились», - заключил отец Андрей.

Сергей Перевезенцев, доктор исторических наук, член бюро президиума Всемирного Русского Народного Собора, считает, что «такое противопоставление не имеет под собой ни исторического, ни нравственного, ни религиозного основания. Оба Предстоятеля Русской Церкви действовали в разное время и разных условиях. В XVI веке не было покушений светской власти на уничтожение Русской Церкви и православия вообще - как это произошло в годы советской власти в начале XX века. Поэтому и конфликт Предстоятеля Русской Церкви со светским властями в том и другом случае носил совершенно разный характер.

Святитель Филипп боролся за душу царя Иоанна Васильевича, пытаясь доказать ему, что опричнина не может считаться истинным христианским деянием, более того, нарушает христианские нормы, то есть пытался объяснить царю, что значит быть настоящим христианином. А в 20-30 годы XX века митрополит Сергий уже никому ничего не мог объяснить, он просто спасал Церковь христиан – так, как ему казалось целесообразным. Повторюсь: оба Предстоятеля действовали в различных исторических условиях. И понятно, что защита Церкви от богоборческих светских властей в начале XX века - намного более сложный процесс, нежели даже конфликт между православным владыкой и православным царем. Так что, думаю, Александр Владимирович Щипков в этом отношении прав».

отсюда

  • 1
А в чем прав Щипков? Я так и не понял его позицию. С Филиппом интересно то, что осужден он был церковным собором епископов во главе с новгородским митрополитом Пименом, который собор не был никак осужден. Тем самым изначальное и древнее сергианство Церкви торжествовало. Да, Филипп свят, но и его обличители-судьи тоже чисты и правы и неповинны. Сергий, может, и неправ, но сергианство вечно и чисто и невиновно.

Щипков почитает Страгородского святым

Сюда не грех включить еще одного "патриота"-патриарха Никона.
Петр 1 о Никоне....
(http://radikal.ru)
(http://radikal.ru)

Еще одна война мифов. В наглую.
Эпоха Ивана Грозного -- самая изученная в русской истории (подняты все источники, и нет надежды, что откроются новые) и, одновременно, лишенная ясного решения, что и почему там было. К Филиппу это относится в той же мере. Ну, если не считать одного известного о нем факта: он обещал не вмешиваться в опричинину, не вмешивался, не выдержал и открыл рот, когда дело коснулось его родни. То есть нарушение слова, когда был задет личный интерес.

В советское время мифы андерграунда имели власть и распространение. Когда стали заниматься ими по существу начиная с 1990-х годов, ни один из этих мифов не подтвердился. Новая волна. Но, к счастью, в "информационном обществе" (с) носителями новых мифов являются только их создатели. И видно, как в этом запертом сообществе поднимается градус истерики: выхода пару нет.

Вот ежели я весь такой благочестивый, почтительный и благонамеренный сын Матери-Церкви, то почему должен предпочесть свергнутого и осужденного митрополита Филиппа его судьям, тоже епископам, аж целому собору? Скажут: они-де были неправы, ошибались, согрешили... Да где ж это сказано, что они неправы? Аль они покаялись? Аль их иной собор осудил и наказал? Нет, не ведомо о том. Аль мы уже как тот раввин "и ты прав, сын мой"? Потому вот мой, сергианца упрямого, ответ: пусть свят Филипп, это его личное дело, а я верю моей сергианской Матери-Церкви и её епископам, всегда и везде правым.

Спор на каком уровне идет? На уровне частных мнений ничего не значащих людишек? А может, на уровне личного выбора кхм... христианина?
Понятно только, что не на официальном.
Чего это какому-то Щипкову, о котором мало кому что-то известно и интересно, вдруг засвербило подвергнуть анализу деяния давно умерших людей, да еще и в контексте обещания Христа о сохранении своей Церкви вопреки всему?

А я скажу, что думаю по данному поводу.
Не Щипкову определять качество и необходимость происходящего, в данном случае, в России. Он имеет право выразить свое отношение, как и все мы, к чему-либо. И это его отношение, как и иное от других, лишь капля в море.

Каждый поступает в соответствии со своими личными качествами и предпочтениями. Но есть вещи, которые от них все же не зависят. По воле или милости Божией...
Видимый т.н. институт "Церкви" - это вовсе не то, о чем говорил Христос. И любые потуги сохранить видимое или официальное любой ценой - это гадость. Ценой своего разврата общую чистоту не сохранишь.

И скажите, нафига нам погружаться в то, что нам не доступно, т.е. в прошлое, когда перед глазами имеется вполне доступное настоящее, в которое тот же Щипков погружаться, по неизвестным причинам, не желает?
Чего бы ему на своем канале не начать обсуждать вполне видимые всем мотивы "деяний" нынешних церковных вождей?

+++++++++++++++)

  • 1