kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

А впереди 14 лагерных лет...

Из заключительного слова иерея Глеба Грозовского
в Приозерском суде:


"Обвинение по острову Коневец выглядит абсурдно, комично и глубоко трагично для самой девочки, назовем её Катя. Абсурдно, потому что меня арестовали за совершенное преступление в 2013 году при наличии алиби в этом же году, когда я с семьей был в Турции. Перебрав все года, нашли 2009 год, когда эта девочка была в моей смене. Однако комичность обвинения состоит в том, что после допроса троих детей из домика августа 2009 года, которые жили с Катей и дали показания, что я не заходил и не делал ничего в их домике с Катей в тихий час, обвинение отпало. Преступление «в тихий час» (так написано в обвинительном заключении), как и в любой другой час не было доказано, так как оно отсутствовало. До 2013 года Катя и её родственники общались со мной и никаких признаков психотравмы не было. Они ездили в этот же лагерь. Катя—старший ребёнок в семье, и, насколько мне известно, с неврологи-ческими проблемами и близорукостью, о которой гово-рили специалисты по делу в своих заключениях. Однако, дело ведь не в том, может она видеть без очков или нет, а в том, что другие соседки по домику, Лиза, Саша и Юля опровергли само событие преступления. Вра-чами потом были описаны синдромы Кати. Психологи отмечали, что у неё явный дефицит мужского внимания.

Есть фото тех лет, где она виснет на другом священ-нике, а не на мне! Я никогда ничего не слышал об её отце. Она всегда отдыхала с бабушкой-поваром, свояче-ницей настоятеля Софийского собора города Пушкина. Что же касается трагичности ситуации, то мама Кати предъявила мне и моей семье иск за моральный вред и за то, что теперь Катя, помимо близорукости и невро-логии, заболела онкологическим заболеванием – раком головного мозга в свои 17 лет. Справки об этом страш-ном диагнозе есть в материалах дела. Неужели деньгами можно будет оправдать гибель ребенка, которого взяли «в оборот» взрослые, чтобы разрушить мою жизнь и жизнь моей семьи? Почему Кати не было в суде чтобы сказать мне в глаза, что преступления не было? Зна-чит, кому-то это было выгодно!

Коротко по обвинению с острова Кос в Греции. Назовем девочку Машей. Она из неполной семьи. Её родители были в разводе. До обвинения девочка с отцом не общалась, но после обвинения вдруг начала посещать секции хатха йоги, которые вёл её отец—Игорь – представитель индийского психокульта Шри Багавана в Санкт-Петер-бурге. Увидев её в лагере на о. Кос, я запомнил её по отношениям с мальчиком Серафимом. Она проявляла к нему интерес, потому что он, действительно, был инте-ресным и музыкально-одаренным ребенком. Запомнил я её и по агрессивному поведению по отношению к девочке Ксении, после травмы которой, я довольно резко пого-ворил с Машей. Когда позже я познакомился с нотариальной копией осмотра социальной страницы Маши к кон-такте, то пришел в ужас от обилия матерных выражений, которые там были. Мама Маши, назовем её Галина, предоставила документы о том, что у девочки из-за родовой травмы имеется органическое поражение головного мозга, а сама мама Галина находится на лечении от онкологического заболевания в Германии. Этим было обусловлено отсутствие на суде и девочки Маши.

Помимо Маши следователи сделали обвиняемой и её соседку по кровати, которую, допустим, зовут Даша. И эта девочка тоже испытывала проблемы. За несколько лет до острова Кос она лежала в психиатрической больнице, и как результат, с детства боится замкнутых пространств. Со слов её мамы, до острова Кос у неё уже была психотравмирующая ситуация, связанная с сексуальным насилием. Этим объяснялся её безудержный, истеричный смех. Только потом я понял почему вожатая Светлана говорила о том, что до поездки в лагерь, мама Даши выспрашивала её о том нет ли на острове Кос педофилов. Мама Даши активно применяла к Даше лечение методом нетрадиционной медицины и оккультизма, чем, очевидно, нанесла ей духовную травму, которая, к сожалению может в дальнейшем проявиться в каком-либо серьёзном заболевании.

До исследования материалов дела я не знал, что де-вочки жили в смежном с мальчиками номере и спали на одной кровати. На это не обратили внимание и родители Даши, которые приехали на о. Кос через пару дней после нас и претензий к размещению у них не было. Дашины родители были недовольны питанием, организацией экскурсий, а не тем, что у девочки нет отдельной кровати. Меня обвинили в совершении преступления 19 ав-густа, а на фото (21 августа) Даша спокойно сидит рядом со мной бок о бок в окружении детей и вожатых. Как же нужно было бояться меня, чтобы выбрать ближайшее место рядом со мной! Как раз в тот период я по-вредил связки на ноге и не мог ходить, и дети пришли ко мне в отель, где я жил со своей женой и детьми. Вы представляете! А ведь речь идёт о ребёнке со страхами, о ребёнке, перенёсшем очередное насилие, кото-рый затем возвращается домой и ничего не рассказывает своей родне о случившемся. Между прочим, её родственники находились с ней же на о. Кос.

По-видимому, в семьях Кати и Маши было не всё благо-получно. Родители обеих девочек либо не знают о том, что необходимо проявлять свои чувства ласки к детям, либо не умеют этого делать, вероятно считая это лиш-ним, не говоря уже о том, что матери никогда не смогут заменить девочкам отца, и дать им то, что может дать папа. Неудивительно, что любую заботу о детях, люди, не получившие отцовской любви, воспринимают од-нозначно как сексуальные домогательства и внушают это своим детям. В психологии есть такое понятие как так-тильная депривация — болезнь, когда из-за отсутствия (дефицита) осязательных ощущений изменяется психическое состояние человека, которое, в свою очередь, может повлечь нарушение других систем человеческого организма, часто несовместимых с жизнью.

Мне искренне жаль и детей и их родителей. Считаю, что именно дети являются жертвами родителей, которые ма-нипулируют ими и втянули их в омерзительный судебный процесс. Меня волнует их дальнейшая судьба. Я понимаю свою ответственность за них, и как священник молюсь об их спасении.

Я осознал, что моя вина заключается в том, что я возомнил о себе, что спасаю мир и что моя активная общественная работа может изменить ситуацию с нрав-ственной деградацией, сделать мир добрее и чище, и, что если я не продолжу свой труд, то и мои сограждане, не смогут измениться к лучшему. Теперь я понимаю, что во многом я заблуждался.

Я провёл более 40 месяцев в застенках разных тюрем, но, несмотря на всё это, я до сих пор продолжаю оставаться, наверное, чрезмерно открытым, наивным и доверчивым. Даже несмотря на всё то, что пришлось пройти мне и моей семье за эти последние четыре года страшных испытаний, я по-прежнему остаюсь в душе ре-бёнком и верю в правосудие Божие. Я верю, что зло рано или поздно прекратится, а добро победит!

Закончу своё заключительное слово цитатой из одного фильма: "НЕВАЖНО В ЧЁМ ТЕБЯ ОБВИНЯЮТ, ИСТИНА ТЕБЯ ОСВОБОДИТ!"

отсюда
Tags: Глеб Грозовский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 212 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →