?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Святой наизнанку?
СУПчика хочится
kalakazo
В продолжение темы "О дневниках св. Иоанна Кронштадтского".


igor_erokhov: "И я тоже написал очень длинный пост про дневники Иоанна Кронштадтского:
Святой наизнанку: что творилось в голове у Иоанна Кронштадтского

Тоже очень критичный, все мысли похожие на приведенные здесь".


Длинная цитата из статьи igor_erokhov "Святой наизнанку":

"1. Иоанн Кронштадтский от молодости и до последних дней практиковал ежедневный мелочный самоконтроль. Самоконтроль проводился по двум параметрам: раздражительность/гнев и многоедение. Всегда, когда о.Иоанн впадал в эти пороки (что происходило регулярно), он незамедлительно каялся, много и чистосердечно молился и давал себе обещание исправиться. К его чести, он регулярно извинялся перед обиженными. Заметим, что раздражался он по–настоящему, а вот объедался только в своем воображении; он ел мало, а мечтал есть чрезвычайно мало. В принципе, такое поведение похвально. Но удивительно то, что о. Иоанн ограничивался в наблюдении и борьбе именно этими двумя пороками. С классической православной точки зрения пороков, за проявлениями которых надо следить, сильно больше. Для примера, о. Иоанн, в момент написания первых дневников совсем молодой человек, вовсе не замечает в себе проявлений полового влечения (а мы, читатели, замечаем). Завистливости. Жадности. И так далее. Казалось бы, всякий, кто любит копаться в своей душе, обвинять себя и каяться, хоть чего–нибудь, да найдет по этим позициям.

2. Из сторонних источников мы знаем, что о. Иоанн ел мало, только постное, но при этом исключительно самое дорогое. Пил он чуть–чуть, но пил вино по 8 рублей за бутылку — то есть глоток его вина обходился дороже, чем нажирание в умат простого мужика (поллитра водки — 42 копейки без тары). Все эти обстоятельства не смущали святого и не нашли отражения в его дневниках.

3. Из описи имущества, произведенной после смерти о.Иоанна, мы узнаем о его болезненной привязанности к дорогой одежде. Многие предметы туалета он накапливал в количествах, в разы превышающем всякую потребность — например, от святого осталось 124 пары кальсон. Возможно, кто–то (фабрикант нижнего белья?) просто подарил ему кальсоны, но что стоило отдать их в какое–нибудь из патронируемых благотворительных учреждений? С простой жадностью это поведение не имеет ничего общего: о. Иоанн без жалости расставался с миллионами жертвуемых (по традиции, без всяких условий) лично ему рублей; есть множество достоверных рассказов о том, как он получал толстый конверт с деньгами и отдавал его, не открывая, ближайшему подошедшему просителю. Очевидно, что о.Иоанну было труднее расстаться с муаровой рясой, чем с денежной суммой, на которую можно купить десять таких ряс. Всего этого о. Иоанн за собой не замечал и в дневниках не фиксировал.

4. Духовная эволюция святого озадачивает: с годами он становился всё злобнее и злобнее. В ранних дневниках мы видим робкого человека, который пытается задавить в себе любые проявления гнева и раздражения, даже в отношении последнего нищего. В предсмертном дневнике перед нами предстает человек, который пытается быть кротким только с окружающими, но не стесняется просить (даже требовать) у бога смерти для своих высокопоставленных оппонентов — Льва Толстого, митрополита Антония, протопресвитера Янышева. Заметим, что прошение у бога смерти кому–либо, а в особенности своему же епархиальному архиерею — нечто противоположное христианскому смирению. Но о.Иоанн этого не замечает, идеологические расхождения с врагами всё покрывают. Он прав, а они неправы.

5. Дневники, в целом, представляют собой смесь абстрактных, школярских теологических рассуждений и записей, связанных с реальным опытом и чувствами автора. Абстрактные рассуждения довольно, на православный взгляд, странны. С одной стороны, они банальны, с другой — всегда основаны на Новом Завете, без всякого упоминания святых отцов и цитат из них. Такое впечатление, что автору досталось содержимое кладовки с образцовыми академическими сочинениями, причем кто–то стер из текстов все святоотеческие цитаты. Пришлось списывать из того, что осталось. Мысли святого правильны (с теологической позиции), но совсем просты — всякий семинарист, если заменить четверть слов в высказываниях о.Иоанна многоточиями, без труда подставит нужное. Большой связи между отвлеченными рассуждениями и реальными событиями в дневнике не видно (опять же, за исключением гнева и объедения).

Пример: Для чего Господь дает человеку продолжение дней на земле? Для того, чтобы человек имел время покаяться и очиститься от грехов и страстей и чтобы истина и любовь совершенно проникли в сердце посредством обучения чувств его относительно добра и зла.

Иногда сочетание богословия и бытовых записей кажется цитатой из Козьмы Пруткова: Да проплачь ты о грехах своих искренно: и будет легко на сердце. Законоучитель! держи себя в гимназии, для славы Божией, с твердостию и важностию, как представитель Бога и Церкви. Тыквенная каша полезна и легка.

6. Многочисленные проявления прозорливости о. Иоанна и чудесные исцеления (фактичность тут не обсуждается) заставляли современников думать, что за ними скрыты всяческие откровения и экстазы. Ничего подобного из дневников не видно. Бог не отвечает на молитвы автора, ангелы не говорят с ним, и святые не являются ему в сонных видениях. Вместо этого ему снятся две свиньи живых, облепленных тестом, и он пытается угадать, что бы это значило. Но без психоаналитика, как мы сегодня знаем, в таких делах не разберешься.

7. Не получили отражения в дневниках и многочисленные исцеления. Видимо, свободное время о.Иоанн посвящал размышлению о том, что казалось ему более важным. Для примера, он всегда невероятно волновался о впечатлении, произведенном им на гимназистов на сегодняшнем уроке Закона Божия. А вот в храме он, видимо, чувствовал себя уверенней, и мнения прихожан мало его волновали. Очень сложны были отношения святого с чаем — в одни периоды жизни он считал, что чай пить можно и нужно, а в другие склонялся к обратному. Немало страниц в дневнике посвящены раздумьям по этому сложному вопросу, в отличие от столь прозаической темы, как дар исцеления.

8. Под конец жизни о.Иоанн превратился в общественно–политического деятеля — разумеется, самого мрачного, черносотенного извода. Он вступил в Союз Русского Народа и произносил пламенные проповеди, в которых призывал правительство без жалости казнить инакомыслящих по примеру пророка Моисея, избившего 24 тысячи революционеров–моавитян. При этом, как выясняется из дневника, святой не имел ни малейшего интереса к кипевшей вокруг него общественной жизни, и просто вряд ли бы в курсе текущих событий. Его представления об общественном устройстве находились на уровне цепной собаки: на всякого, кто проходит мимо забора следует лаять. Вот как выглядит составленная им политическая молитва:

Господи, умиротвори Россию ради Церкви Твоея, ради нищих людей Твоих, предотврати мятеж и революцию, возьми с земли хульника Твоего, злейшего и нераскаянного Льва Толстого и всех его горячих, закоснелых последователей. Молодых покори старшим, подчиненных — начальникам, подданных — царю. Всех повсюду служащих покори начальству и сотвори их довольными оброками своими.

Легко заметить, что Толстой отнюдь не был революционным лидером, а толстовцы революционерами; из многочисленных причин революции 1905 года недовольство оброками было самой малозначительной. В общем, святой в очередной раз продемонстрировал изрядный отрыв от реальности.

Судя по всему, даже особо ненавидимого им Льва Толстого он ненавидел несколько обобщенно; дневник полон злобными выпадами, но нет конкретики. Лично я сомневаюсь, что о. Иоанн читал сочинения Толстого; похоже, он обозлился на писателя с чужого пересказа; как в анекдоте — Рабинович напел. Непрерывно, с молодости, о.Иоанн нападает в дневнике на театр — но опять же нет доказательств того, что он знает хотя бы сюжет хоть одной пьесы и имя хоть одного артиста (тем более уж очевидно, что в театре он никогда не был).

9. Пока отец о. Иоанн был окружен людьми, с которыми его свела судьба — старшими сослуживцами по собору, куда его назначили, семьей тестя, в которой он жил — он непрерывно цапался с ближними. Так и не научившись налаживать отношения, святой пошел другим путем — настолько вырос социально, что смог подбирать себе окружение сам. И подобрал таковое из отборных жополизов. И это было только начало. С годами жополизы сменились мрачной, корыстной швалью — за доступ к о.Иоанну в последние годы окружавшие его лица требовали взятки. На смертном одре святого разыгрались низкие сцены — когда он впал в кому, а приближенные к нему монахини подделали завещание, подкупив нотариуса, раскрали его наследство, оставив ни с чем вдову, и даже добились того, что его похоронили на Карповке, а не на родине в Суре, как он всегда мечтал.

Выводы.
Весь дневниковый материал показывает, что о.Иоанн был значительно более мелкой личностью, чем он казался окружающим людям. Он был очень ограничен интеллектуально и социально дезориентирован, сам не верил в себя как чудотворца, не имел какого–либо мистического опыта. Привычка к самоконтролю у него распространялась на несколько мелких, частных проявлений личности, а в целом он осознавал себя плохо. Богословские размышления, которым о. Иоанн уделял много времени, всегда оставались в рамках шаблона.

И между тем этот человек смог, несомненно, произвести огромное впечатление на современников, заметный след этой популярности наблюдается и через 110 лет после его смерти. Люди стекались к святому толпами, его неоднократно мяли и давили, и под конец жизни ему часто приходилось передвигаться через специально организованное оцепление. Знаменитые литургии о. Иоанна были настолько ярким проявлением коллективного психоза, что превзойти их удалось только через 90 лет Кашпировскому.

Как мог человек, настолько экстраординарный и значительный в своих внешних проявлениях, настолько запомнившийся, быть настолько мелким, ограниченным и посредственным в глубинах своей личности? Это озадачивает. В английском есть понятие rock star quality. Это качество не корреспондирует ни с какими другими свойствами личности, и имеет одно–единственное проявление: оно делает его обладателя рок–звездой. Либо оно у тебя есть, либо его нет. Судя по всему, и у православных деятелей популярность определяется наличием своеобразного pop star quality".

отсюда

Канонизируйте всех, Бог на небе узнает своих!

ну тебе уж не светит канонизация, за разврат, за пьянку , за дебош

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(Deleted comment)
(no subject) (Anonymous) Expand
(Deleted comment)
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
Маяковский такой же был. В стихах революционер и Дон-Жуан, в быту - скучный и мелочный.

Его ведьма запугала, Лилька эта хитромудрая!

>>ел мало, только постное, но при этом исключительно самое дорогое

борясь с чревоугодием, впал в гортанобесие, ну.

"Но удивительно то, что о. Иоанн ограничивался в наблюдении и борьбе именно этими двумя пороками." -- На самом деле, не удивительно. Иоанн Кронштадтский последовательно выстраивал свой образ, занимался, как бы мы сейчас сказали, саморепрезентацией. Гнев/раздражительность и пищевые практики -- это то, что отслеживается, подмечается и фиксируется извне. Это та сторона религиозной жизни, которой субъект в наибольшей степени повернут вовне.

Св. мученик Иоанн

http://theme.orthodoxy.ru/saints/ioann.html#13


ГЛАВА 35
Мученичество о. Иоанна


Рассказ Александры Александровны Анкировой.
«Я жила с мужем в Архангельске, где имели 5 домов. Жили мы по Приморской ул. в доме № 29.
О. Иоанн, когда приезжал на родину, то всегда бывал у нас.
После 1905 года и манифеста о свободе совести, или, как в народе его называли, «о свободе быть без совести», о. Иоанн опять приехал к нам.
Увидав на стене портрет Льва Толстого, он спросил меня: «Зачем ты повесила его портрет?» Я ответила, что это повесила моя дочь. О. Иоанн говорит мне тогда: «сними сейчас же этот портрет антихриста и порви его».
Я так и сделала.
Затем, когда мы стали разговаривать с о. Иоанном, он говорит мне: «говори громче, потому что я плохо слышу с тех пор, как меня студент ударил в Андреевском соборе по щеке».
Продолжая речь, о. Иоанн рассказал мне подробности этого случая так:
«Однажды, когда я служил обедню в Андреевском соборе и вышел из царских врат с чашей, то увидел студента, который закуривал папиросу от лампады перед иконой Спасителя. Я сказал ему: «что ты делаешь?» Студент, не отвечая, ударил меня по щеке, да так сильно, что Дары расплескались на каменный помост. Я перекрестился, подставил ему другую щеку и сказал: «ударь еще раз». Но народ схватил студента. Камни с помоста были потом вынуты и брошены в море».
В Петербурге на Тимофеевской улице жила молочница Надежда, у которой я брала молоко. Муж у нее был пьяница и она часто его за это била. Ей посоветовали обратиться к о. Иоанну Кронштадтскому, что она и исполнила. О. Иоанн исцелил ее мужа от пьянства. Она так обрадовалась, что сдала своему мужу все хозяйство и всей душой стала служить дорогому Батюшке и часто сопровождала его в карете к больным.
Однажды ее упросили богатые люди привезти батюшку к трудно больному. Надежда стала просить батюшку туда поехать, но батюшка ответил: «на заклание меня повезешь?» Надежда испугалась этих слов, но ничего не поняла.
В карете еще были две женщины, которые оберегали батюшку. В дороге батюшка еще два раза повторил: «на заклание меня везете» и потом сказал: «Господи, да будет воля Твоя».
Приехали мы в очень богатый дом; в столовой был сервирован стол и поставлены всевозможные закуски. Батюшка спрашивает: «а где больной?» Ему показывают на комнату рядом и приглашают войти, а когда мы захотели за ним войти, нас быстро отстранили и щелкнул замок. Мы все забеспокоились. Слышалась за дверью возня; две из нас стали стучать в дверь, а третья побежала за кучером, которым был богатырской силы. Кучер вбежал и со всей силы плечом ударил в дверь и сломал замок. Нам представилась такая картина: батюшка лежал поперек кровати, на нем были подушки, а на них сидели три изувера; на полу была кровь. Кучер сбросил изуверов, взял на руки батюшку и отнес в карету. Мы все обливались слезами и просили у батюшки прощения. Мы не знали, что там были изуверы. Они порезали батюшке в паху. Когда батюшка пришел в себя, то строго запретил кому-либо говорить об этом, чтобы не было погромов. На другой день в газетах было объявлено, что батюшка болен. Вот все, что мне по секрету передала Надежда. Простите. Инокиния Евфросинья Туликова. Белград».
С тех пор о. Иоанн стал хворать, окончательно не поправился и тяжко страдал до самой кончины.
Так Господь сподобил о. Иоанна и мученичества за Христа.
_________


Edited at 2018-01-22 06:24 am (UTC)

Re: Св. мученик Иоанн

(Anonymous)
\В Петербурге на Тимофеевской улице жила молочница Надежда, у которой я брала молоко. Муж у нее был пьяница и она часто его за это била. Ей посоветовали обратиться к о. Иоанну Кронштадтскому, что она и исполнила. О. Иоанн исцелил ее мужа от пьянства. Она так обрадовалась, что сдала своему мужу все хозяйство и всей душой стала служить дорогому Батюшке и часто сопровождала его в карете к больным\

Хороша бабища, сначала бьёт законного супруга, который является для неё образом Христа, а затем, под воздействием чар кронштадтского чудотворца, бросает мужа.
Прям, как Гена Кронштадтский наоборот.

Естественно, Иоанн бабе ничтоже вопреки глаголет, мол, нельзя законного мужа оставлять, оно и понятно, так как и сам свой брак вменил ни во что.

(no subject) (Anonymous) Expand
Что за мерзавец это написал?

Ты что, смерд, святого праведного мерзавцем назвал?

Уже одно название его книги говорит само за себя! «Моя жизнь во Христе»... Так твоя жизнь является примером? Ты всерьез так считаешь? А где же смирение? Где покаяние? Смиренный человек никогда свою жизнь не выставит примером, тем более христианскую жизнь.


«Моя жизнь во Христе»

(Anonymous)
Конечно, забавное название, особенно, если учесть, что:

"...И ежели быть объективно точным,
"Моя жизнь во Христе" Иоанна Кронштадского, есть ни что иное, как
подражательная калька с "Подражания Христу" преподобного Фомы
Кемпийского, и под его негласныим чтивом, собственно, и написана кронштадским пастырем.
"Подражание Христу" фламандского монася Фомы было излюбленым духовным
чтением на святой Никонианской Руси и в 19-м веце выдержало 50-т
переизданий, в том числе и в переводах Михаила Сперанского и Константина Победоносцева.

Патриарсь Никон подарил сию духоносную книжицу, переведенную на язык русичей,
в основанный им Ново-Иерусалимский Воскресенский монастырь
со следующим афтографным надписанием:
"Лета 7166, маия в27 день великий государь святейший Никон,
архиепископ царствующего великаго града Москвы и всеа Великия и Малыя
и Белыя России патриарх, положил сию книгу в свое великаго государя
строение Нового Иерусалима Живоноснаго Воскресения Христова, в
монастырь, при архимандрите Герасиме, при старце Зосиме з братею".

Димитрий Ростовский отзывался о "Подражании Христу" следующим образом:
"Гость от западных стран, чужий человек, но не с худым товаром,
Фома именуемый, свой сундучок открывает, свою, глаголю, книжицу, о
подражании Христовом зовомую, отверзает пред очима нашима, и показует
един бисер, зовомый смирение, его же цены гордыи чада Адамова мало
ведят: ибо и силы того разумети не хотят и презирают. А той бисер толь
есть честен, яко и Самому Богу есть люб, Царь небесный на него
смотрети рад, в вышних живый, и на смиренныя презираяй: "На кого, -
рече, - призрю, токмо на кроткого и смиренного" (Исаии 66, ст. 2). А
силу имать бисер той от гноища возносити нища, и посаждати его с
князи..."
http://kalakazo.livejournal.com/1157466.html#comments

"...святитель Игнатий (Брянчанинов) дает собственную оценку
книги Фомы Кемпийского. Он утверждает, что книга <<О подражании Христу>>
написана автором, находившимся в состоянии прелести. С точки зрения
Православной аскетики, такой род прелести именуется <<мнением>>. Это
<<мнение>>, по словам святителя Игнатия, состоит <<в присвоении себе
достоинств, данных Богом, и в сочинении для себя достоинств
несуществующих. Оно соединено с надеждой на себя, с хладным,
поверхностным исповеданием Искупителя... Одержимые <<мнением>> по большей
части преданы сладострастию, несмотря на то, что приписывают себе
возвышеннейшие духовные состояния, беспримерные в правильном
православном подвижничестве; немногие из них воздерживаются от грубого
порабощения сладострастию, - воздерживаются единственно по
преобладанию в них греха из грехов - гордости>>...

Осознавая опасность книги <<О подражании Христу>> для неискушенного
читателя, святитель объясняет механизм воздействия ложных идей,
содержащихся в творении Фомы Кемпийского. Он пишет: <<В книге
жительствует и из книги дышит помазание лукавого духа, льстящего
читателям, упоевающего их отравой лжи, услажденной утонченными
приправами из высокоумия, тщеславия и сладострастия. Книга ведет
читателей своих прямо к общению с Богом, без предочищения покаянием,
почему и возбуждает особенное сочувствие к себе в людях страстных,
незнакомых с путем покаяния, не предохраненных от самообольщения и
прелести, не наставленных правильному жительству учением святых Отцов
Православной Церкви. Книга производит сильное действие на кровь и
нервы, возбуждает их, - и потому особенно нравится она людям,
порабощенным чувственности; книгою можно наслаждаться, не отказываясь
от грубых наслаждений чувственности. Высокоумие, утонченное
сладострастие и тщеславие выставляются книгой за действие благодати
Божией. Обоняв блуд свой в его утонченном действии, плотские люди
приходят в восторг от наслаждения, от упоения, доставляемых беструдно,
без самоотвержения, без покаяния, без распятия плоти со страстьми и
похотьми (Гал. 5.24), с ласкательством состоянию падения. Радостно
переходят они, водимые слепотою своею и гордостью, с ложа любви
скотоподобной на ложе любви более преступной, господствующей в
блудилище духов отверженных...
http://www.ortho-hetero.ru/catholic/6

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
Да просто он не умел выражать свои святые глубокие мысли на письме.

Edited at 2018-01-22 08:18 am (UTC)

Все эти "откровения помыслов" и прочие самокопания, коим конца и краю нет, - сущая глупость! Соловьевым выдуманный старец Варсонофий прав: "только бесу себя в шуты отдавать". И Шмеман прав: в том только перед Богом каяться, что собственным свинством умножаешь кол-во гадости в мире.

> "Но без психоаналитика, как мы сегодня знаем, в таких делах не разберешься."

Хорош :) Не успел и шага сделать, как сам вляпался в говно.

> "Мысли святого правильны (с теологической позиции), но совсем просты... Пример: Для чего Господь дает человеку продолжение дней на земле? Для того, чтобы человек имел время покаяться и очиститься от грехов и страстей и чтобы истина и любовь совершенно проникли в сердце посредством обучения чувств его относительно добра и зла."

Что тут ещё можно добавить? И нужно ли? В общем, сильный, просто убийственный пример.

> "Легко заметить, что Толстой отнюдь не был революционным лидером, а толстовцы революционерами"

Толстой и иже с ним были хуже непосредственных исполнителей: они готовили для них почву, создавали атмосферу, дискурс, моральное оправдание, так сказать, их действий. Про это куча всего написано, поэтому цепной пёс режима всё правильно чуял, откуда вонь, а вот автор либо туповат, либо намеренно натягивает сову на пень.

> "В английском есть понятие rock star quality."

А в русском есть такое понятие как "прелесть", "одержимость" или на худой конец "медиум". Христианское мировоззрение так и прёт из автора заметки.


\в русском есть такое понятие как "прелесть", "одержимость" или на худой конец "медиум"\

Так вот, "Моя жизнь во Христе" "есть ни что иное, как подражательная калька с "Подражания Христу" преподобного Фомы Кемпийского, и под его негласныим чтивом, собственно, и написана кронштадским пастырем".

А "Подражание Христу", по Игнатию Брянчанинову, написана из состояния глубочайшей прелести.
https://kalakazo.livejournal.com/2214450.html?thread=51942450#t51942450

Делайте вывод, выбирайте, кем же был Иоанн Кронштадтский: "прелестником", "одержимым" или медиумом"?

(no subject) (Anonymous) Expand
Дневники- великая вещь! Один признается в страсти яичнице с колбасой, другой считает всех подстреленных кошек и собак. И оба пользуются сейчас бешенной популярностью. Каковы верующие, таковы и идеалы.

+100

Это и есть диагноз никониянства

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
дажк не читая понятно откуда дует ветер школа губельмана посыл такой все святые это ряженые на поверку все зануды садисты блудники а я любимый Дартаньян(( Мне поклоняйтесь (

Шляпа Кронштадского хлыста

(Anonymous)
Сначала - чугунок на репу, потом поклон креслу, ну а теперь ешо - благословление шляпой!
Осталось токмо - докурить бычки св. царя Николки или примерка труселей амператрицы!

Дело в шляпе! Но только оживляющий пинок сапогом Распутина спасёт нас из тьмы греховной.

Слышал про одну старуху, у которой на квартире есть подлинный платок Матроны, завернуть в него своего младенчика и есть мечта всякой мамы, но старуха ловко законсперирована и открывается только истинно страждущим.
http://starovery.unoforum.pro/?1-10-120-00000217-000-0-1

из дневника сельского протопопа
"...грехи наши тяжкие...вчерась после службы, обиделся и разругался на весь приход, да што делать то мне окаянному? Опять вешать облачение на лучик солничнай? Грязное старое да на чистоту...ох мне срамцу...Повесил, штож делать...не на пол же класть последнее? Вышел на амвон и поехал честить, никак щель не могут законопатить и хоть гвоздь бы вбили! ироды, бездельники...слышу, а в закутке, одеяние то на пол то и упало...тучка зашла, да и солнышко скрыла, вот так меня и учат смиренничать...я в ноги, простите люди добрые, осерчал! Оне в слезы, я в слезы, все плачут...Так и живем, грешим каямси..."

Зато сейчас "великое духовное возрождение".

Кстати дельная заметка о роли матриархата в отечьем православии:
http://masculist.ru/blogs/post-3486.html

"Опять вешать облачение на лучик солничнай?"
А вот как воскуришь фимиаму конопляного, такожде и скидывай облачение прямо на хобот елефанта розоваго.