kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Из дневников святого Иоанна Кронштадтского 3

В продолжение темы "О дневниках св. Иоанна Кронштадтского..."


"Из дневников святого Иоанна Кронштадтского:

***

Том IX. 1865–1866

***

В самом деле, тесть мой всё мне сдал: и место, и сан, и почет, и хлеб-соль, и деньги, и квартиру прекрасную, и отдал за меня дочь свою. В самом деле, всё, что я имею, это его, не мое: он заслужил это; он же уроженец здешний, а я – пришлец. Моего права на поступление к нему в дом, на дочь его и на поступление на это место было только то, что я окончил курс в Академии, хотя и то в числе последних. Но это был мне дар Божий великий, не заслуга моя: я удобно мог и не быть в Академии.

***

Не обременять памяти и вообще головы и сердца учащихся множеством задаваемых для изучения материалов: в противном случае они будут парализованы во всех своих силах и потеряют охоту (доброхотность) к учению, а это – бич всякой науки. Наложите на лошадь тяжесть сверх сил – не повезет. (…) Немного давать, да заставлять самих размышлять, самих заставлять действовать умом и сердцем, волею или свободной силой. Сделай для пчел улей, поставь его на лугу – пчелы сами сделают ячейки, наносят в них меду, уложив его в правильные формы. Или заведи шелковичных червей, дай им шелковичное дерево – и они напрядут и наснуют тебе шелку. То же и с детьми. Дайте им только повод к деятельности, толчок к развитию способностей, и они начнут работать, развиваться. Сочинениями упражнять, книги дельные давать читать.

***

Равноправность людей помни и всякого человека почитай – нищего, подчиненного, слугу, родственника, с тобою живущего.

***

Послушание оказывай беспрекословное, скорое, охотное последнему из людей, каждому члену семейства. Не озлобляйся на требующих от тебя исполнения известного дела, хотя они и подручные твои и говорят повелительно. Брось диавольское противление и непослушание. Любовь детски послушлива.

***

Сравнивайте наше богослужение шаг за шагом, все его молитвы, ектении, песнопения с лютеранским и англиканским, – как мало вы найдете общего между тем и другими: в тех […] связь с миром духовным, с Церковью небесною, с Божией Матерью, Ангелами и святыми расторгнута, нет у лютеран и англикан ни одной молитвы, ни одной песни; с умершими связь всякая расторгнута, о них не молятся. В церкви сидят пред Богом, как в школе: нет в этом уважения к храму и идеи о храме. Пастор не имеет на себе, как в Православной Церкви, наружных знаков благодати Божией, которая вооружает православного священника с головы до ног и выражается символически разными его облачениями и действиями его. Пастор – простой учитель в школе в траурной одежде, которую и должно носить им как памятник печального отпадения лютеран от Церкви. В храме нет у них трех отделений, напоминающих о трех коленах – небесном, земном и преисподнем, или хоть двух, напоминающих о двояком разделении верующих в первенствующей Церкви – на клир и народ.

***

Надо бы по-настоящему воспретить издание многих журналов светских и газет или указать им лучшее направление. Надо бы множество светских книг сжечь или в воду побросать, чтобы к ним не прилеплялись христиане и из-за них не отвращались от Евангелия и от богослужения церковного.

***

Объявить на совете ученикам, что пренебрежение к крестному знамению и поклонению Богу во время богослужения и домашних молитв будет считаться за преступление; 2) гувернерами сделать лица, принадлежащие к православному исповеданию и 3) внушить гувернерам, чтобы они строго наблюдали за соблюдением учениками этих священных обрядов веры; 4) виновных в несоблюдении обрядов веры подвергать взысканию, памятуя, что самое строгое, безотлагательное взыскание за это будет жертва, приятная Богу. Не будем терпеть, подобно ветхозаветному первосвященнику Илию, бесчиния детей наших в храме Божием, да не погибнем и сами, подобно этому слабому отцу, да не погибнут и они за свое нерадение о священнейших обязанностях веры. Неблагодарные!

***

Слугу Екатерину почитай как мать, а Анну как сестру и всячески их люби и угождай им словом и делом. В самом деле, Екатерина – как мать, а Анна – как сестра: они служат, кормят, обмывают нас.

***

Сестра Анюта причислила тебя к лику братии, хотя ты ей вместо отца, – хорошо, спасибо ей за это. Она исполнила слово Спасителя: вси же вы братия есте. Ибо Кормилец наш один – Господь Бог, Он один Отец наш, а все мы – братья и сестры. Священное имя брат, сестра. Как можно им гнушаться? А имени отца мы не стоим, ибо не имеем отеческих чувств. Господи! Помилуй мя, вот я с ужасом ощущаю, что належит мне прилежно помысл на лукавая от юности моей и не престает стужать мне каждый день, каждый час. Иссуши во мне источники зла.

***

Мы все любим чай, кофе: обратите внимания на эти напитки относительно христианской жизни. По закону плоти (греховному) чем больше мы пьем сладкого, особенно горячего чаю, тем душа наша должна более и более охлаждаться в любви к Богу и ближнему, если, разумеется, усердною молитвою мы не будем восстановлять своей горячности к Богу и ближнему. Не так ли бывает на самом деле? Посмотрите, с распространением, с усилением потребности к чаю милостыня стала скуднее и реже – всякому нужно на чаек, сахарок, кофеек; извозчик, работник просят сверх должной платы прибавочки на что? – на чаек. У всех страсть к чаю, и тем хуже, что не считаем ее и за страсть, – о ближнем нет помину. Это я сказал для того, чтобы из этого примера видно было, как сильна страсть к чаю у всех, и как все хлопочут о пустом наслаждении плоти, а не о любви к Богу и ближнему, и как с усилением и умножением плотских потребностей упало у нас попечение о ближних. Отсюда необходимо умерять или и отсекать похоти плотские, каковы есть чай, табак, потребляющие столь много и нашей любви, энергии ее к Богу и ближнему, и наших денег трудовых или даровых.

***

Отчего иного не любит личность девственная? Оттого, что нелюбимый давно утратил свое девство, растлил себя, осквернил себя и осквернение свое, может быть, носит доселе в себе. Девственность, как бы чувствуя растление сердца и плоти недевственника, естественно его отвращается и в чувстве благородной гордости не поддается ему; видя его гордость, возвышает свое достоинство и не склоняет пред ним главы своей. У душ есть чутье. Растлившему себя надо смиряться пред всякою девственностью, особенно детей и девиц, и с уважением смотреть на них. (..)

***

Был у меня раб Божий Андрей Матвеевич Подосенов и говорил мне, между прочим, провидя мою немощь, что не должно иметь ни к чему пристрастия. Тогда как этого достигнем, какое будет в нас спокойствие, ничем не возмущаемое! А я пристрастен ко всем вещам ­- и к пище, и питью, и к деньгам, и к отличиям, и к красоте телесной, и к породе, и к образованию, или образованным людям.

Зачем я сегодня обедал, когда мне не надо было обедать? Как мне было хорошо до обеда и как неловко после обеда!

***

Кто женат, тот обрати внимание на то, чтобы не во всем вверяться жене своей, как в начале Адам Еве, а следуй голосу разума своего, опыта своего и особенно евангельскому гласу Господа Бога, а то в противном случае жена как раз подсунет тебе что-либо вроде запрещенного плода, например предложит что-либо сладкое съесть-спить, когда не нужно, и это отяготит наше сердце и тело и запнет нас в деле нашем. Как многие мужья, согрешив, например, в излишестве пищи и питья, говорят себе: жена дала мне съесть, и я поел, – если бы не дала, то и не поел бы.

***

О, как велико растление моего сердца древним змием, как велико лукавство и гордость моя! Читая письмо Преосвященного митрополита Филарета к государю императору, я помыслил, что старец святой льстит, притворяется, и внутренно презрел его! Согрешил, Господи, помилуй мя!

***

О, как своенравен, зол и капризен я, когда служит со мною дьячок, особенно когда Орлов бывает дьячок! На минуту забылся он – беда; скоро поет, читает – беда; медленно – беда; забываю я свою немощь, общую немощь нашу. Сам хочу, чтоб мне угождали совершенно, а другим людям сам не умею сердечно угождать, наипаче Господу Богу.

***

Незлобие нищего мальчика: я выдрал его по жестокосердию за волосы, но он снес этот дерзкий поступок мой с незлобием и все-таки не отставал от меня, ласкался ко мне. Предлог выдрать за волосы был тот, что он подстрекал другого мальчика купить вина и пить. Научи меня, Господи, детскому незлобию.

***

Отчего я преткнулся сильно во время литургии 5-го августа? Оттого, что с вечера накануне воскресения поел неумеренно: выпил два стакана чаю с булочками овальными да тарелку щей с мясом съел, тогда как мне довольно было двух стаканов.

***

Дети духовные, например воспитанники, выше плотских детей, дороже.

***

Благодарю Тя, Господи, яко ныне за обедней и вечерней весь царский дом изглаголать свободно и небоязненно даровал еси.

***

Братья-шурины – свои, родные члены, своя плоть и кровь, – тем более надо их любить и беречь, ничего для них не жалеть насущного.

***

Тестя надо больше почитать, чем родного отца, ибо тот по природе родил, воспитал и всё делал тебе, а этот, быв чужой, полюбил тебя, отдал тебе дочь свою – бесценное сокровище, и место свое, и бережет тебя, как родного сына; а дочь его почитай как настоящую сестру свою, береги и люби ее от души.

***

Дома враг томит и смущает меня жадностью, скупостью, неискренностью и холодностью обращения с домашними; в храме раздражением на неисправность служащих, нелепым смущением и боязнью, хулой, лицемерием, немощью, […], самомнением; в классе – лицезрением и уязвлением добротою телесною. Но о имени Господа моего Иисуса Христа побеждаю я козни его, и тогда особенно, когда я крепко и ясно убежден, что эти страсти – коварство врага.

***

Кто ведет себя беспорядочнее всех и дома, и в церкви, и в обществе? – Ученые люди. Кто безверы, вольнодумцы? – Ученые люди. Кто надменен, величав? – Ученый. Кто самолюбив больше всех? – Ученый.

***

В день рождения и тезоименитства моего. Радуйся, что Господь создал тебя не зверем, не скотом, не собакой, не кошкой, не рыбой, не птицей, не змеей, не насекомым, не червем, а человеком, и благодари Господа, Творца своего, да живи как человек, как созданный по образу и подобию Божию, как чадо Божие, предназначенное к вечному единению с Богом, как житель горнего, духовного, светоносного мира, а не как зверь, с зверскими свойствами, или как скот, с скотскими свойствами, или как змей – с змииными.

***

(..) От излишества в пище и питье бывают нечистые ночные грезы, семяизвержения, осквернение ночное. Враг видит все внутренности наши, и, если замечает, что в нас избыток семян жизни, он ищет употребить этот избыток в свою адскую пользу, ищет осквернить человека ночною грезою, – потому надо быть умеренным при употреблении сластей, сладкого чаю, масла коровьего, сливок, пирогов сладких и пр. Если в нас избыток семян от сладких веществ, принятых в пищу, он щекочет и разжигает нас к сластям плотским, к сладострастию; если много в нас горячего, например чаю, вина, – он разгорячает нашу плоть опять к тому же и пользуется всяким случаем ввергнуть нас в нечистоту; но если ели много холодного, охлаждает наше сердце к Богу и ближнему, – таким образом, всё, в излишестве принятое – и горячее, и холодное, и сладкое, употребляет к нашему вреду.

***

Грех непочтения и надмения пред отцом повергает меня в тесноту, скорбь, расслабление, уничижение, немоту. Я должен почитать отца, несмотря на его немощи или недостатки, коих у меня не в пример больше, – да и не мне судить отца, а Богу, Судии всех. И как не почтить отца! После Бога чрез него всё пришло ко мне, всё я получил: и место его, и дочь его, и удобную квартиру, и посторонние должности, и имя. Благодарю Тебя, Господи.

***

Помни, что ты сын дьячка, сын бедных родителей, не отличавшийся особенным благочестием, и вот Господь возвысил тебя во священника градского. Смиряйся пред Богом и людьми; смиряйся пред отцом жены своей, протоиереем, и радуйся, что можешь угодить ему, послужить ему любимыми брашнами и питием, как Иаков или Исав, но не будь подобен Исаву по жадности своей к земным сластям и по небрежению о небесном первородстве.

***

Целую голову сахарную разом даром получаю, а ближнему жалею за раз на десять копеек. Такая привычка глупая составилась!

***

(..) Неправильно, когда работают много одной головой без участия сердца, как это бывает в школах. И это и другое вредит человеку. Нужна во всем мера, гармония, соразмерность. Отчего либералы, изуверы, эгоисты, не сочувствующие ближнему, выходят из учебных заведений людьми, коих цель – жить для себя, для удовольствия, не для дела? Оттого, что они работали одной головой, без сердца; их сердце оставлено в небрежении, не согрето любовью к Богу и ближнему, потому что их пичкали одними отвлеченностями, одними словами, а сердце их, или плоть их (ведь в них есть плотской и ветхий человек), – [ветхое] сердце растленное (на новое они и внимания не обращали) жаждет наслаждений, удовольствий, а ветхий ум их ветхого человека, как орудие диавола, отрицает бытие Божие, основные начала общественной жизни, правила нравственности. Вот вам и воспитание, […]. Это за ваше глупое воспитание, господа педагоги.

***

Вы, педагоги, уничтожившие телесные наказания для детей, имели в виду при уничтожении этой педагогической меры только достоинство человека природное, но забыли, что человек, и разумный и дитя, есть разумное, свободное существо, растленное грехом и непрестанно болящее этим нравственным растлением, и что против разлива этого растления необходимы наказания телесные: плоть – грешная, плоть пусть и мучится, терпя наказание. Наказанные здесь не потерпят наказания от Бога, если исправятся, а не наказанные здесь будут сильно наказаны там. Кроме того, наказанные в заведении ученики вынесут из него добрые правила жизни и избавятся от многих страстей и преткновений в жизни, которые горько наказывают человека, ибо нет хуже бичей, как бичи страстей и пороков: зло само себя наказывает ужасно, от этого-то зла педагоги должны предохранять юношество. Как бы балованные дети, изнеженные в школе, не откусили вам носы, господа мягкие педагоги, или не сломали себе сами шеи за ваше ложно гуманное или, лучше, по-русски, туманное воспитание.

***

7 ноября 1865 года в воскресенье от пресыщения накануне молоком с черным хлебом беды адовы окружили меня, теснота, скорбь, огонь, злоба на отца и домашних за сласти: зачем-де едят-пьют, когда я не ем, не пью, хотя есть-пить есть потребность, указанная Богом как воздух, и пищу с питьем подает Отец Небесный всем тварям, паче же людям? (..)

Благодарю Тебя, Господи, за благопоспешное служение литургии 7 ноября 1865 года. Царский дом проговорил не торопясь, весь; проповедь сказал хорошо. О Духе Святом.

***

(..) Благодарю Тебя, всеблагая Владычице, яко двукратно ныне явно спасла еси мя по молитве моей, утром и вечером, от смущения и боязни сатанинской и даровала еси спокойно проглаголати царский дом поименно весь на великой ектении. (..) 14 ноября. Утро. Благодарю Тебя, Господи, за совершившееся десятилетие брачного сожития с женою моею, юже мне даровал еси.

***

Отчего мерзкой, окаянной, богопротивной плоти своей не попускаешь терпеть горечь, хотя бы от табаку отца, и оскорбляешь своим обидным, гневным замечанием отца своего – старца? Зачем его огорчаешь? Зачем любовь нарушаешь? (..) Отчего же ты мало ценишь, уважаешь отца? Что важнее особы отца? Ты согрешил – покайся. Еще скажи: зачем высоко ставишь свою плоть? Зачем угождаешь ей и ради угождения оскорбляешь особу отца? Если в самом деле [плоти вредное] он делает для тебя, скажи ему кротко, смиренно, ласково, без горечи, без озлобления, без намерения огорчить, унизить его в глазах других. (..) Отец в семействе – некий бог, царь, судия: священно имя его, права его, власть его, самим Богом данная ему, утвержденная за ним.

***

На нищих не озлобляйся: много ли тебе дал Бог нищих? А какие они незлобивые! Потреплешь их за волосы и за уши – а они всё ласкаются и нимало не озлобляются. Это ангелы незлобивые. А нужда-то их, нужда! Если бы не она, стали бы они ходить за тобою? Терпи их, не чуждайся их. За тобою они ходят – пусть: это ангелы за тобою ходят.

***

Сколько между курящими табак есть людей, готовых на самоотвержение для пользы ближнего. Потому не осуждай курящих. Не входящее во уста сквернит человека, но исходящее из уст. Внимай себе, о некурящий, – не хуже ли ты курящего? Если помышления злые исходят от сердца твоего: убийства, хулы – то это всё сильно сквернит человека. Держись всевозможно любви, святыни.

***

Почему Петру апостолу сказал Господь: ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее, а не другому апостолу? Во-первых, потому, что он скорее всех озарился верою в Спасителя, во-вторых, потому, что он имел горячую любовь к Спасителю и, в-третьих, потому, что он был женат и ради Христа оставил жену свою. Супружество означает союз Христа с Церковью. А другие апостолы не имели до времени столь живой веры и были почти все девственники.

***

Жена моя сказала: надо домашних любить, беречь, ласкать прежде всего, а потом уже других; люби ближнего, как себя, прежде всего в своем доме, в этой малой церкви. Когда научишься любить и уважать домашних неизменно, тогда будешь любить и уважать и всякого человека.

***

Фортепиано — язычество, танцы тоже, театр тоже, картежная игра тоже, званые обеды тоже, журналы, романы светские тоже, светское гимназическое образование тоже, отсутствие постов тоже.

***

Внушить ученикам, что они не могут работать двум господам: Иисусу Христу Богу и Пушкину, Белинскому и пр. Премудрость мира сего буйство есть у Бога: то, чем восхищаетесь в творениях светских писателей, есть безумие и нечистота и гордыня мира сего пред Богом, [великим] Творцом, Господом и Судиею, и за всякое слово праздное Господь потребует отчета на Страшном Суде от ваших хваленых светских писателей. Да и в науках самых светских есть много лишнего, например, при изучении латинского языка вам читают языческих авторов, а не христианских писателей. (..)

***

Тяжкий грех содеял сегодня (21 января 1866 г.) пред Господом: бедную девочку за надоедание, как мне казалось, ударил в щеку, и в лице ее заушил Самого Господа, ибо как милостыню Он принимает от нас в лице нищих, так и дерзости наши. Господи! Помилуй мя, яко согреших Тебе – исцели душу мою!

***

Отец, протоиерей и старец – какие священные титла и самое существо дела, по коему я должен чтить глубоко отца моего, Константина! а грехи – мечта, ничто.

***

Неумолимая нужда заставляет нищих быть нахальными в прошении милостыни. Ни рыбы, особенно сырой, ни мяса не ешь, а яйца и молоко. Хорошо кушать пироги со свежей капустой (и рыбой) и с сухой малиной. Клюквенный морс с чаем и черным хлебом хорошо".
отсюда

***

Дачу за городом у Сидорова или по Поперечной аллее. Прекрасно – и близко, и свежий воздух. Макаронов, мяса, пирогов не есть. Кроме случаев крайней немощи, не есть скоромной пищи в пост. Можно даже вовсе не есть день, или немного черного хлеба. От нашего пресыщения от нас мертвечиной воняет и молитвы сердечной в нас нет, покаяния, слез нет, памятования о Страшном Суде […].

Рыбы салаки не есть – ужасно раздражает. Мучнистой и жирной пищи (мозгов, жиру) не есть. Соленой (трески) не есть. [Орлова мало наградил. Лаврову за исповедь в церкви не дал.]

***

О сахаре, потребляемом своими или гостями, говори: это пыль земная (..).

***

Когда жена после обеда стала в присутствии сестры своей Анны говорить мне о том, чтобы я отдавал ей большую часть и гимназического жалования, а у себя имел самую малую часть, и сестра с сердцем стала настаивать на том и укорять в подаянии нищим – я не выдержал и рассердился на ту и другую, а они рассердились на меня. И я, чтоб не вышло большей вражды и ссоры, ушел из дома прогуляться. Но в душе помирился с ними, и потом, встретившись с ними на улице, ибо и они отправились гулять, я предложил им мир. И мы помирились.

***

Благодарю Тебя, Господи, за непреткновенное служение соборне литургии. За изглаголание царственных особ, заамвонной молитвы, причащение животворящих Тайн в огнь животворящий; впрочем, после лукавое сомнение отчасти омрачило мою душу – отмоет ли Господь Своею Кровию тяжкий грех мой, что я мальчика нищего с досадою толкнул и он упал? На молебне препобедил сомнение сие и умиротворился.

***

Кто для меня на свете дороже матери? – Никто. Потому, если на мать и много выходит того и другого – потерпи. Положи для нее всё, что можешь. Потерпи, снизойди к ее немощам.

***

Чем смелее, тем лучше. Вдруг мысленно выше всех стань в церкви при перечислении имен царской фамилии, как иерей Бога вышнего.

***

Согрешил я пред Тобою, Господи, прорекнув, обесчестив пред Александром Лебедевым отца протоиерея и старосту Михаила Дмитриевича Семенова, обозвав их ворами и похитителями церковного имущества и протоиерея – дудкою.

***

Благодарю Тебя, Господи, яко мне нынешний день (26 апреля) безгрешен даровал еси. Обедню отслужил по благодати Твоей добре, непреткновенно. Классы четвертый и шестой провел весьма хорошо; дома гостей принял и угостил хорошо, с сердечным расположением, верою в них как в членов Христовых.

Хочешь оказывать любовь ко Христу – оказывай ее Ему в лице домашних твоих – тестя, свояченицы, слуг твоих; люби, уважай их человеческое достоинство, мало того – почитай в них обоженное естество, членов Христовых.

***

Кто вооружается во мне против домашних, особенно когда они пьют чай при мне, но без меня? (..)

***

Говорят: духовенство – [задавленная среда]. Это только внешность: внутренность их цела – и, слава Богу, что они, как светские, не имеют рассуждения. Но светские, образованные, презирают духовно образованных. На каком основании? Как смеют? Для чего, когда хотят преобразовать наши учебные заведения в России, обращаются не к духовенству своей страны, а к светским педагогам иностранным, зачем презрели законных пастырей и учителей, которым по праву Божию принадлежит руководство юношества? Вот где причина разделения духовной среды с светскою. Светские, гордые своею внешностью, презирают бедное духовенство. Для чего ввели языческий классицизм?

***

О, как беснуется сластолюбием плоть моя! Очень сладкое блюдо сделала жена, и есть не хочу по злобе, зависти и скупости, предлагая ту причину, что блюдо сделано очень сладко, между тем как жалею большого расходования сластей, завидую сладкоядущим и озлобляюсь на жену, по опрометчивости вложившей в блюдо много сахару.

***

Один Христос для меня нужен, Он один – жизнь моя.

***

Согрешил – на отца тестя обиделся за неправое, ложное против меня слово, а может быть и справедливое, но неприятное мне, будто я деру облачения церковные. И на мать озлобился за то, что мой кусочек белого хлеба взяла. О, безумие, о, зловоние страстей!

***

Всем так называемым благородным я должен показать пример, как надо почитать простую, необразованную, низкого состояния мать, целуя ее руку и благодаря ее за всё после Бога, а не должен я стыдиться ее за низость и грубость ее, ибо стыдиться надо гордости, а не смирения, не унижения.

***

Простые, необразованные люди – наибольше овцы, а так называемые светски образованные – наиболее козлища.

***

Господи! Благодарю Тя, яко услышал еси молитву мою, когда пришли ко мне нежданные гости из Рамбова и стеснилось сердце мое: Ты [усмирил] и умирил сердце мое и дал мне силу с радостью угостить их сладким кофе.

***

День моего Ангела 19 октября 1866 г.; не святыней души и тела, а мерзостью содомскою одарил я Тебя, Творче мой, Святе святых, – а все из-за чревоугодия, чревообъядения, из-за ядения мяса, молока, сливок и из-за похваления пред отцом Александром Лебедевым, что-де живу девственником, не то что ты.

***

Сестра моя Анна – целомудренная дева, по этому одному надо обращаться с нею всегда почтительно, извинять ей некоторую гордость или сознание своих достоинств; хранить сосуд девства, вообще беречь ее для Бога и ради того, что она – член семейства, уважать ее нравственное достоинство; не желать, чтобы она и подобные ей домашние служили нашим видам, сообразовались с нашими вкусом, потворствовали нашим страстям.

***

Моя жена – та же губернаторша, то есть так же досточтима, и я должен обращаться с нею так же с неизменным уважением; губернаторша тоже и свояченица и все свояченицы, а братья, сам отец – как губернаторы, то есть с таким же неизменным уважением я должен обращаться с ними, как с губернатором.

***

Облатки (опресноки). Как эти облатки сухи, так ваша церковь суха, безжизненна, чужда животворящей благодати Духа Святого. А наша – как просфора – полна жизни, животворна. Не есть пресного хлеба.

***

Наше юношество образуют большей частью не по-русски, а совсем на немецкую ногу и хотят сделать из него не русских, не православных христиан, а каких-то космополитов, индифферентистов, для которых всякая вера одинакова или для которых хоть не будь никакой веры, – образуют сынов мира, но не сынов Божиих, идеалистов и мечтателей, но не полезных слуг общества.

***

Прельщает меня белое (сахар, сливки), блестящее, мягкое, бело-румяное. Но всё это – земля.

***

Мария сидит у ног Спасителя, слушая слова Его? Или у ног Шекспира, Гоголя, Пушкина, Лермонтова и прочих?

***

Долговременною и честною службою прислуга моя заслужила вполне того, чтобы давать ей по три кусочка сахару на раз.

***

В дождливую пору или перед дождем надо меньше кушать пресной и сладкой пищи, булок, кренделей и пить пресного питья – чаю и употреблять пищу и питье кислые и соленые – например, черный хлеб, рыбу осетрину солевую или селедку, отчасти треску, квас.

Рыбы хорошо не есть для пользы душевной, ибо от рыбы много искушений – злобы, гордыни, блуда, расслабления.

***

Мяса не есть – возбуждает сладострастие. Много икры паюсной не есть – тоже худо; молока, сливок – тоже; чаю сладкого не пить – всё для целомудрия опасно. Помни, что очень приятно в устах, то будет сильно приятно щекотать и чресла.

Рукоблудник и отроконеистовый не любит искренно ни матери, ни жены, ни девиц, ни детей, ни вообще людей, только разве когда начнет изнурять свое тело и воздерживаться от сластей и многоядения и многопития. Вот отчего некоторые очень холодны к домашним и к прочим людям; они давно растлили свое сердце, расточили залоги любви. Вот отчего они раздражительны, нетерпеливы, малодушны, робки, малословесны!

***

Том XI. 1866

А чай внакладку никогда не пей: вред для души, сластолюбие, злоба, раздражительность, гордыня, презорство оттого.

***

Напрасно нападаешь на жену и свояченицу за то, что они читают светские книги: для них это невинное удовольствие. Что им делать? К духовным книгам нет вкуса, не развит, а больше делать нечего. […] Ты [не закон], тебя дома не бывает.

***

Сахар-сливки.

Сласти, сахар и прочее — яд души, отчуждение от Бога и ближнего. Так и ноет от них внутренность.

***

Пей чай с сахаром: простой чай без сахару раздражает. И Иоанн Предтеча ел мед дикий. Иисус Христос и апостолы вкушали от пчел сот.

***

Будь хозяином в церкви. Посмотри, какими хозяевами бегают приказчики в лавках.

***

С светскими и военными людьми, с знатью надо ссориться – иначе нельзя: они совсем забылись. По головке гладить их, льстить им – большой грех. Явятся, пожалуй, мудри о себе, как и есть. Надо на каждом шагу доказывать им, что они глупо ведут себя. Выдумали своеобразную, совершенно противуевангельскую жизнь. Сибариты, монголы.

***

Рыбы жареной в пост Великий не ешь, разве в праздники, и то за обедом. От рыбы сердце грубеет, толстеет, деревянеет, глухо или тупо к молитве, к слову Божию становится, для любви к ближнему. А после трудов исповеди можно для укрепления сил сырой семги поесть с перцем, уксусом и лафитом.

***

Ты куришь табак – ты выкуриваешь веру, любовь, горячесть к Богу и ближнему, а вкуриваешь диавола, который входит в сердце чрез похоти плотские: ты смеешься над этим, но это правда.

***

Кто у меня гостит? Мать. Как ей нужно угождать? Всё для ней полагать: всё имение, спокойствие, жизнь свою.

***

Если поставит меня Господь в протоиерея, надо отказаться от гимназии и заниматься составлением проповедей и разных сочинений: объяснить все Таинства подробно, все праздники, все службы, все молитвы, каноны и акафисты. Ветхозаветную историю составить.

***

Об исповеди. Ученик, чтобы усвоить себе урок и рассказать его основательно учителю, обыкновенно учит его, вдумывается в него, в содержание его, замечает в нем главные мысли и частные, даже выражения его; так, кто хочет искренно покаяться и исповедаться пред священником, должен изучить себя со всех сторон, вдуматься в себя, в свое душевное состояние, узнать все свои греховные расположения и страсти, грехи главные, или смертные, тяжкие, и не главные, второстепенные, не смертные, например празднословие, божбу и прочие, и самые малые, со всеми подробностями. Чтобы основательно изучить урок, нужен труд, усидчивость, непрестанное напряжение внимания при изучении; чтобы хорошенько покаяться, исповедаться пред духовным отцом, нужны также труд, постоянное напряжение внимания относительно души своей.

***

Не осуждай ядущую жену свою, мать, отца, или брата, или сестру свою: требование природы пусть удовлетворяют – это естественно, и ты делаешь то же.

***

Что ты, враже, смущаешь меня деньгами, опускаемыми в мою пользу духовными чадами-исповедниками? Велико ли, что я пожинаю телесное, сея духовное? Что ты меня теснишь, приковывая мое сердце к деньгам, внушая, чтоб их не украл кто-либо? Что меня морочишь? Зачем отторгаешь сердце мое от дела Божия? Или находишь меня земнолюбцем, сребролюбцем, а не боголюбцем? Господи! Исправи сердце мое и прилепи его к Тебе и к душам человеческим, которых нет ничего дороже на свете, за которые Ты излиял кровь Свою.

***

Мать моя для меня выше и дороже и честнее всех на этом свете (если она богобоязненна), потому что она моя мать.

***

В соборе исповедовал сначала мирно, но потом вскоре враг прокрался в сердце чрез опасение мое – не украли бы собравшиеся около сосуда с билетами и свечами деньги – и этим сильно уязвил и мучил меня во всю исповедь жалением сребра.

***

Мать моя, простая женщина, обладает простосердечием, которого я, ученый и священник, не имею. Она говорит мне простосердечно: здравствуй, дитятко, прощай, дитятко, благодарю, дитятко, – а я не могу без насилия себя сказать: здравствуй, мамаша, прощай, мамаша, благодарю, мамаша; я одержим лукавством гордыни.

***

Целование руки – это свойственное родителям от детей. Так, священникам, как духовным отцам, целуют духовные дети руки. И это свойственно духовным отцам и чадам их. Честь эта восходит к Самому Богу, общему всех Отцу.

***

С охотою и ласково говори с домашними, отвечай на вопросы и сам спрашивай. Вообще иногда весьма полезно и нужно вести и поддерживать разговор для того, чтобы отогнать от сердца злое уныние и суетную, то есть напрасную злобу на ближнего, гордыню, презорство. Мы словесные существа и должны иметь общение в слове.

***

Золотуха моя капризна, того-сего не любит: забурлит, на тошноту позывать станет. Она, между прочим, причина моего смутного и раздражительного характера.

***

И в сем вижу Твой Промысл, яко жену высокого целомудрия телесного мне даровал еси – не по делом моим, ибо я блудник от юности.


Т.XII.1867

Как легкомысленные женщины, мы гоняемся за цветами одежд. Камилавки, рясы, подрясники.

***

Окаянный, я предался смеху безумному, когда служил дома полугодовую литию заупокойную по тесте, теще и отце, и не мог выговаривать от лукавства сердца слова заупокойной ектении! Как сердце расслабело! Согреших, окаянный, безумный. Господи, помилуй мя. О, зловоние страстей! О, чай!

***

В духовной сладкой беседе провел я время у Марьи Арсеньевны (Кат. Петр. Над. Данил.) и у Евгении Федоровны Бритневой. Почаще бы так.

***

Надо иметь общение с людьми, ходить в гости: там домашние, почему-либо враждующие, сближаются, сдруживаются, бывают мягче, откровеннее; в гостях и жена, и свои все бывают любезны и любезнее.

***

Прислуга от тебя [не] видит благая и сладкая, а они такие же люди, хотят доброго и приятного. А ты, как хозяин, многоразличные сладости вкушаешь. В продолжение десяти лет я иду против прислуги, да и против домашних в яствах и питье.

***

Когда я взносил часть вины своего пресыщения в Страстной Вторник на жену свою, подсунувшую мне после обеда молочной манной каши (я уже помолился и прошло с четверть часа после обеда), что она дала мне и я поел, то Он сказал: а где свой барометр? И этим ответом пристыдил меня. Поделом. У меня есть свой разум, своя воля, и я должен был рассудить, что после обеда по удовлетворении голода и насыщении мне не следовало больше есть, ибо еще есть было бы безрассудно и в тягость самому себе; я должен был сказать наотрез, что не хочу манной каши и не ставь ее пред меня, а не обольщаться сладким блюдом, тем более скоромным. Итак, я сам тяжко согрешил пред Богом, впавши в грех сластолюбия и объядения, и притом когда – на Страстной неделе, когда Церковью заповедуется строжайший пост, когда благочестивые христиане едят хлеб с водой однажды в день, иные совсем не едят два-три дня.

***

Овца. Я должен быть овцой.

***

Во время ранней обедни – величайшая, ужасная теснота, скорбь, исчезновение, хрипота в горле. Царский дом проговорил; пред пресуществлением Даров голос изменил едва не совсем; заамвонную молитву хорошо; молебен Владимирской Божией Матери хорошо, но всё теснота; молитва усердная ко Господу и Божией Матери спасла от тупика на молебне; молитву водосвятную прочитал сильно, в двух-трех местах пропустил несколько слов. Накануне студени телячьего с черным хлебом поел, а не надо было. О, невоздержание! О, животность!

***

Укрепленный благодатью Божиею, я разрушил вчера козни врага, внушившего петь светские песни; песни сии заменены были стройным и громогласным славословием Господа Бога и Пречистой Богородицы. (..)

***

Если твоя сестра Анна (по жене) бредит графами да князьями, не сердись на нее за видимую гордость. Ибо такой дух ее есть плод ее воспитания: у ней граф – крестный отец, она наслышалась от отца-матери, от братьев и сестер о жизни графов и жила среди графского семейства, она училась в заведении среди графских да княжеских дочек, она непрестанно читает книги о графах и князьях, о богатствах и роскошной жизни их, об удовольствиях и развлечениях их: возможно ли же ей иначе вести себя? Когда дерево получало такое, а не другое какое надо направление еще в ранней юности и теперь укрепилось в нем, как его поправишь? Так и тебе должно смотреть сквозь пальцы на свояченицу, снисходительно и утешать себя тою мыслью, что дерева бывают разные, и гладкие и шероховатые, прямые и кривые, сухие и сырые, валежник и на корню. Да и сам-то ты не прямое, а кривое дерево, сухое, а не сырое. (..)

***

Прости мне, Господи, что я в пяток, без крайней нужды вкушал мяско и масло. Но Ты видишь, Господи, внутреннюю болезнь мою, по причине которой я дерзаю нарушать пост. Я мню очищать злокачественную кровь мою и злокачественные соки тела молочною пищею, разбивать завалы желудка.

***

Сестра Аннушка служит для нас звеном мира: она прекрасно противится моему самолюбию, раздражительному, обидливому характеру, держит себя с сознанием своего достоинства и во благо мне же и ей и жене моей не дает себе наступить на ногу.

***

Анна Константиновна – добрая и великодушная девушка, это она доказала на Лисьем Носу: сама не выпила стакан отличного молока, но отдала мне, как брату Константину доброе варенье за обедом. Сама не ела, а брата посадила.

***

Высочайшие особы – земные боги.

***

Владыко! Молю Тя, примири мя протоиерею Павлу, настоятелю нашему, яко вражда ми на него бывает, внегда громко кричати ему во святом алтаре храма Твоего без нужды. Вразуми его, да с честью относится к святилищу Твоему и да не господствует над наследием Твоим, но да образ бывает стаду и братии. Даждь мне, Господи, терпение, незлобие, кротость, когда я буду видеть дела его, противные Тебе и людям.

***

Как дьявол искушает сильно людей и как просто! У московского митрополита пали лошади любимые! Любимый кучер (пристрастие к кучеру) оклеветал владыке эконома – иеромонаха ученого, умного. Митрополит строго выговорил ему, и иеромонах, коему предстояло быть скоро архимандритом, удавился! Какие пружины! Все трое введены в искушение чрез что? – Чрез животных бессловесных, которых дьявол убил по допущению Божию, да откроются от сердец помышления".
отсюда
Tags: Иоанн Сергиев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments