kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Опыт личностной деконструкции...

Наконец-то и до дедулькина дошла
книга Станислава Сенькина "Картонное небо".
Творческая "Жизнь и Судьба" Стаса призвана стать уникальной:
этакий Поселянин самых последних времен,
мифотворец и сказочник на церковной ниве,
певец афонитского гламура,
коммерчески раскрученный штукарщик,
на потоке выпекающий сладкие книжицы,
вдруг на наших изумленных очах
сметаморфозился в отечьего Жана Жене или в Луи Ф.Селина.
По крайней мере, эти два французских классика
по личностной деконструкции
и эпатажному разнагишанию
маячут в предшественниках "Картонного неба".
Будь на месте Стаса Сенькина Эдуард Лимонов,
на подобный кульбит или "финт ушами"
никто бы не обратил внимание.
Однако "Картонное небо" – порождение той
отечье православной шизофрении,
в какой вынужденым макаром
понуждены шифроваться тьмы
как клириков, так и лаиков.
Любое религиозное "реконструкторство"
неизбывно приводит к Его Высочеству Тупику
и как следствие – к психопатоложным срывам и выгоранию.

Итак, небольшая цитата из авторского предисловия
этой (безусловно) эпатирующей и скандальнейшей книги:


Станислав Сенькин: "Десять лет моей жизни в миру ознаменовались рождением новой православной звезды, литературными премиями и большими тиражами, когда написанные мною книги по теме религии били рекорды продаж в лавках православных храмов.
Но вновь родившаяся звезда сорвалась с пьедестала и полетела «во тьму», как это казалось православному сообществу, оставляя в падении шлейф алкогольных скандалов. Это падение, за которым можно было наблюдать через интернет, длилось лет пять, и казалось, что я сам себя закопал так глубоко, что меня никто уже из-под земли не вытянет...Когда я писал свои книги — прежде всего строил карьеру православного писателя и построил бы, если б не проблемы с алкоголем. То есть верность определённому учению возрастала бы по клерикальному сценарию — эта «верность» стала бы фундаментом моего личного благосостояния. Поэтому и верен, потому что сыт. Где хорошо, там и родина. Возможно,я бы сейчас написал много интересных книжек и занял своё место на православном Олимпе — не Бог весть что, но своё место среди миллионов неприкаянных россиян, что уже есть индивидуальное благо.
Православные бы укрепляли дух моими статьями на ортодоксальных порталах и с обожанием залайкивали бы мои фото в соцсетях. Скучал бы, поучая других весёлыми байками, и позировал бы с постным лицом на фоне храмов и монастырей, не отказывая паломникам в селфи. Ловил бы восхищённые отзывы православных тётенек и витиевато подписывал бы свои книги «на молитвенную память». Православный рынок достаточно большой, чтобы прокормить себя и свою семью. Публицистика, литература, сценарии — душеспасительное враньё в обмен на своё скромное место православного писателя. Это было бы благоразумно, хоть и скучно. Нужно было всегда держаться в православных границах и всегда быть готовым демонстрировать свою православность перед другими.
Вставить в ум невидимый одобренный отцами чип, контролирующий речь и поступки. И свидетельствовать перед «своими» — смотрите, я «свой», воцерковлённый. У меня борода, причёска под горшок, у меня витиеватая речь с вкраплениями церковнославянского. Свой я, свой, и книжки у меня свои. Покупайте и хвалите меня. Поскольку, хваля меня, вы хвалите самих себя. А я уж за вас, братья и сестры, и в огонь, и в воду! Я бы, наверное, двигался по-православному, будь я в обойме — моё сознание определялось бы бытием, хотя я бы проповедовал нечто иное..."
Tags: Станислав Сенькин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 77 comments