kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Быть или только казаться?

Кто такой Станислав Сенькин? – На начало нового понтификата –
автор доброго десятка книг с грифом "Издательства РПЦ МП",
разошедшихся миллионным тиражом.
Станислав Сенькин на начало 2009-го – любимец двух патриарсей,
лауреат патриаршей премии по литературе,
гламурная витрина и фактически – лицо русской Церкви,
правда не от глагола "быть", а от слова "казаться".
Сам Стас попал на весьма хлебную ниву,
где тоже требовалось,
согласно общим правилам
игры в церковный бисер,
не "быть", но токмо "казаться" собирателем
благочестивых баек и сказов про святой Афон,
автором разувесистой (псевдо)духовной клюквы.
Среди его читателей не только православный гегемон,
но и "кремлевские подсвечники", клептократы
из партии "жуликов и воров",
Афонское общество, во главе с Костей-мощевозом
(г. Голощаповым – банным массажистом ВВП),
генералом Полтавченко, прокурором Чайкой.
Станислав – лицедейный и лицемерный
надуватель двух брендов и мыльных пузырей:
одного под названием "Святая Русь", другого – "святая гора Афон".
Его книги и проторили тропу к "святой симфонии"
между клептократным Кремлем и Королевством церковных зерцал.
Из того самого надувательского старательства
сыпались на главу Стаса
обильные пенязи,
признание Чистого и Данилова
и вполне официальная слава
церковного сказителя под № 1,
правда основанная не на правде-матке,
а на приворотной силе
всецерковного лицемерства:

Однако предоставим слово самому Станиславу Сенькину,
из предисловия к книге "Картонное небо":


"То есть я клоню к тому, что мне было невыгодно покидать своё забронированное место на православном Олимпе. Оно у меня уже было, и довольно неплохое. Меня никто в церкви не обижал и не отталкивал. Напротив, относились хорошо и обласкали, душой приняв мои книги. Это был шанс от Бога, заработанный талантом, терпением в монастырях и стечением обстоятельств. Шанс найти своё место под солнцем, своих критиков иобожателей и более-менее лёгкую копейку. Писать-то — оно не мешки ворочать. Не существовало экономических причин для протеста, хотя были внутренние причины — раньше, на Афоне, я видел все церковные грехи и язвы как бы через тусклое стекло, а теперь, «в миру», узрел всё воочию.
Но по правилам игры (помните?) ты страус, благочестивый страус. Спасайся сам, и вокруг тебя спасутся тысячи.
Всё бы шло как шло. Но тут вмешался дьявол, будь он неладен. Змей был хитрее других тварей полевых. Алкоголь всегда потрошит зависимого человека, привыкшего лгать самому себе. Если ты зависим, тыдолжен посмотреть в своё сердце честным взором и выпрямить его. И только тогда сможешь честно принять свои проблемы и попытаться найти выход из алкогольной зависимости. Алкоголик, продолжающий лицемерие — обречён на дальнейшее употребление и смерть. Не было бы этих проблем с алкашкой, я б кривил душой, потому что так надо, так принято.
Я бы изловчился управлять этой кривизной, найдя утешение в каких-нибудь хобби, и пытался бы соответствовать тому образу, который нарисовал себе мой читатель по прочтении «Афонских рассказов».
Но всё это было разрушено, плотина чувств была прорвана, границы перейдены, и благочестивый образ был скомкан моими же руками и выброшен на
помойку. Моё сердце наконец распрямилось, что бы это ни значило, и я получил шанс справиться со своей болезнью.
Здесь мудрость! Не зелёный змей подбил меня на бунт (есть большое количество злоупотребляющих церковников, остающихся в обойме),
а противодействие змию требовало этого бунта — как активного освобождения от лицемерия, как необходимого условия для приобретения святой трезвости".
Tags: Станислав Сенькин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments