Previous Entry Поделиться Next Entry
Былое и думы...
СУПчика хочится
kalakazo
В продолжение темы "Пять копеек о митрополите Евсевии".

Продолжение дедулькиной саги от 2009 года
о скабарском деспоте Евсевии Саввине
и о скабарской поповке:


"Молитвенной предстатель...

8 мая, 2009
Деспота Евстрафьюшка уже с утреца был не в духе:
не с той ноги, видимо, встал,
да и чувствовал себя на жирную двойку,
и потому его рёв из алтаря,
заскубленно отделённый от собора
высоченным осьмнадцатого веку семиярусьем,
вполне распознаваемо
доносился вплоть до свещного ящика.
Во время Херувимской
поданное ему "холодное" кадило
владыченько метко
метнул в протодиаконское междуглазие.
А протокольное: "Христос посреди нас!"
произносил с таким зыком,
что целовавшее его десницу
сослужащее ему духовенство:
"И есть, и будет!" -
съёживалось до размеров кроликов,
трепетно созерцающих
разинутую пасть
агроменного удава.
Во время Анафоры деспота умилённо всхрюкнул
и после освящения Святых Даров,
наподобе Иоанна Кронштадского,
благоговейно распластался пред ними
своим семипудовием
на добрыя минут десять.
Причащался он - "да не в суд и осуждение" -
со слезами на глазах,
однако, разоблачаясь после честно отслуженной обедни,
на замешкавшегося иподиакона
его ещё больше взорвало,
и он стал в алтаре
кидаться уже всем подряд,
палицею метко подбив правоглазие
соборному ключарю протопопу.
На амвон он вышел багровым,
но вполне умилённо
упираясь на деспотный посох,
разлился сладкогласным соловьём
на тему: "Новую заповедь даю вам:
да любы имате, друг для друга".
Сначала всхлипнула одна бабулька,
потом другая
и следом весь народ Божий,
вытащив кургузыя платочки,
обиленно заслезоточил...
Недруги истиннаго православия,
и потому враги и деспоты Ефсрафьюшки,
клевещут на него всячески,
поливают его головушку помоями,
токмо грезют и мечтают,
как бы скоро свести его на покой.
Однако заглавный судия - его сирая паства -
души ведь в нём не чает,
почитая его за отца духовенного
и предстателя пред Господом,
молитвами ведь какого и стоит
ещё скабарский край..."
https://kalakazo.livejournal.com/466177.html


"Новая поросль

Иерей Д. - поп из той самой младой поросли
церковенной безотцовщины,
кто вместе со своими мамашами
с малолетства и терся
у самой архиреовой кафедры.
Для них деспота был и отцом родным,
и даже новых времён
самим апостолом Петром,
с ключами, отмыкавшими Царство Небесное.
Для таковых пацанят у владыченьки Ефсрафия
карман подрясника завсегда был заполонён
маленькими шоколадками,
и не было для деспоты в жизни большего удовольствия,
как такого вертлявого бутуза
усадить на свои,
похожия на стульчаки,
коленки
и тискать, тискать, щекотать
того сорванца
до колик в животе
и истеричного умопомрачения.
Облачённыя в стихари,
те малолетки шумною,
совсем неблагоговейной сворою
и носились по алтарю
к велиему владычнему утешению.
В деспоте явственно сказывалось
то воспитание,
каковое он сам,
вот так воцерковляясь,
когда-то и неспешливо прошёл.
Сызмалку рос Д.
в трепетном иступлении пред владыкаю,
для него Ефсрафьюшька
был папою и другом сердешным.
Попав в тринадцать лет
в архирейские келейники,
Д. научился ходить букою
и из грозного деспоты вить верёвки,
и не было порою
такого на свете пожелания,
какое бы владыченька не исполнил бы
ради своево - кровь с молоком -
разлюбезного постельничнаго.
Однако, раз настояв на своём,
и вопреки владычному велению
в осьмнадцать лет оженившись
на совсем юной певчей
и тут же посвятившись в попы,
Д. не прошло и года,
как вскорости заматорел,
его разнесло,
он обрюзг и не в меру,
по-поповьи, освинячился
до положения хорошо откормленного борова
и совсем уже было потерял
прежнее владычное расположение,
отправившись настоятельствовать
в ближайшую от города деревеньку..."
https://kalakazo.livejournal.com/466902.html


"Деспота в багровых тонах...

После честно отслуженной обедни
митрополит Ефстрафий решил проветриться
и заехать на приход
к своему бывшему келейнику.
На улицах той деревеньки не было ни души,
точно она вся вымерла,
а на дверях храма висел амбарный замок.
Поцеловавшись с замком,
деспота снова без меры побагровел,
что всегда означало предвестие бури.
Нагнал деспотной лимузин иереос Д.
уже за околицей,
с ртом, разверстым до ушей,
и букетом алых роз,
поскору настриженных попадьёй на огороде.
Деспота в багровых тонах
восприяв цветочный веник,
первым делом
и со всего размаху ткнул им
в сияющую от незабвенного счастия
поповскую рожу
и стал уже этим букетом наотмашь,
царапая колючками,
лупасить духовно чадушко
по лоснящимся щекам:
"Крест, сучара, сымай:
с сегодняшнего дни я тебе больше не отец,
а ты - больше не поп!"
"Уж лучше бы не догонял!" - сетовал Д.,
три года потом промаявшись
без куска поповского хлебушка..."
https://kalakazo.livejournal.com/468092.html


"Ода церковному огороду...

Отец Д. - типичная нынче поросль
на постперестроечных грядках
нашего церковенного огороду.
Со стороны посмотришь,
как он по-индюшачьи важенно надувается
рядышком с каким-нибудь депутатом,
подумаешь - барчук;
как он куртизанится
и распускает павлинный хвост
с третьего сорту погранцовым начальством - боярин;
но, рядом с деспотой, он - всегда половой
из интуристовского трактира "аля-рюсс",
а ещё поближе - да это же лакей?!
Со старого поколения,
в точном смысле этого слова
"советского" духовенства,
честно тянувшего в натугу
на протяжении 60-70-х
изо всех сил соборную лямку,
никогда и проповедей-то не глаголавших,
героев-многостаночников поповского труда,
способных за получасие
окрестить полсотни
рвущих глотку младенцев
и за пятнадцать минут
исповедать триста велико-четвертковых бабулек,
и спрос-то ведь невелик:
оно и сходит потихохоньку на нет.
Да и росло и зрело оно в церковенном гетто,
до ужасу пужанное гебнёй,
затюканное произволом уполномоченных
и доселе ютящееся по утлым церковным избёнкам
на городской окраине
с неподдельным и всё возрастающим страхом,
что при нынешних церковных порядках,
как бы ещё при их согбенной уже
и болезной старости
и вовсе не выперли бы на улицу.
Они - анахроничный атавизм,
ушибленной воинственным афеизмом
богоборной эпохи.
Их-то и должны были,
по повелению Хруща,
при наступлении скорой уже
эры коммунизма
показать по телевизии,
как окончательно уже вымерший реликт.
Однако, в своих пужанных очах
они сохранили и сберегли отсвет
тех десятилетий,
когда епископ,
сам порой отутюженный и прошедший сквозь узы,
пред пастью богоборного Зверя
был заодно со своей
совсем немногочисленной
церковной поповкой
и наседкою оберегал
своих клировых цыплят
от лисьих выползок
в храмовый курятник.
Отец Павел Адельгейм с горечью и ностальгией
вспоминает в своей апологии архимандрита Зинона
о тех временах,
когда свет евангельского братства
хотя бы поневоле,
но всё еще соединял своего архипастыря
с пасущими овец попами.
А я ведь тоже помню таких епископов
и не без ностальгии
вспоминаю пред Богом
их честныя имена,
а ведь были ещё епископы-молитвенники,
епископы - и этому поверить уже никак невозможно -
самые что ни на есть
настоящие бессребренники и монахи.
О времена, о нравы!"
https://kalakazo.livejournal.com/468406.html


"Религия лакеев...

Не без удивления я присматриваюсь
к новой генерации поповства,
выросшей безо всякого уже кнута и палки
и надсмотрщика сверху:
для них правящий архирей всегда прав:
"Да это же владыка! Это же у него в руках ключи Царства!"
Плюнет деспота в их поповский мордоворот -
они достанут припасённый попадьёй платочек
и утрутся, харкнет другой раз:
"Ой, владыченька, благодать-то ведь какая!"
Вроде это младое и незнакомое племя
и богословски образованно,
и крючкотворно имеет навык
разбираться в канонах и правилах церковных,
но любое деспотное самоуправство,
проявление любого церковного сверху самодурства,
любая форма всё ещё феодальных времён -
архиреова крепостничества и благоглупства -
для них всегда свята и непорочна,
вплоть до явственного проявления в Церкви
уже совсем новой ереси - деспотофилии.
Среди этого племени есть и поэты,
сиречь "романтики духа",
есть у них и свои ЖЖ,
где они эти стишки кропают
и кои просматривая создаётся впечатление,
что и рожали они эти ЖЖ
только лишь для того,
чтоб на деспотны очи милостиво попасться
и деспоте во всём там понравиться.
В их всегда активистком конформизме,
прилаживании, приспособленчестве
опознаются всё те же -
одетые когда-то в кожаныя тужурки,
комсяческие два притопа-три прихлопа -
слепые вожди для так и не прозревших котят,
какие из комсомольского вчера
чудесным образом сгенерировались
в деспоты сегодняшнего дня,
с премногим благодарением обнаружив,
что внутри себя Церковь
живёт, слава Тебе, Господи, не по Евангелию,
а всё по тем же понятиям,
взрощенным и взлелеяным совдепной эпохою.
Но есть ещё в этой поповской молодёжи
то, чего в комсомольской номенклатуре никогда не было:
приноровлённая к церковным порядкам
смесь угодничества и лакейства
и потому духом смердяковствующей энтропии
несёт от их миссионерствующего активизма
и той религии лакеев, под хоругви коей
они верстают всё новых и новых адептов..."
https://kalakazo.livejournal.com/468573.html


"Июдин грех...

11 мая, 2009
И нет уже для меня ничего удивительного,
что самыя тяжёлыя каменья
в огород протоиерея Павла Адельгейма
летят со стороны именно этого
младого и незнакомого поповского племени:
как тот осмелился и посмел
выносить сор из церковной избы?
Разве всякий, переступающий
церковный порог, негласно не понимает,
что это и есть самое
страшное и позорное преступление,
коим может себя только запятнать клирик?
Всё церковному человеку в нынешние времена
возможно и простительно:
и святататство,
и алтарная клептомания,
и казнокрадство,
и симония,
беспробуденное и запойное пианство
и любой вид содомии;
младостарческое ломание через колено
жизненных судеб
и психотронное зомбирование,
но только не этот,
равносильный церковной измене и предательству,
Июдин грех.
Даже если нравы в церковной поповке
как на лагерной зоне,
и тебя на ней позорищно линчуют
или временами устраивают темную -
по-молчалински молчи и смиряйся,
вбивая кляп в свой измученный рот.
А при внешних непременно ещё и пляши:
"Всё хорошо, прекрасная маркиза..."
Простить отцу Павлу, конечно же,
прежде всего не могут
апологию архимандрита Зинона
и то, что в ней он осмелился оспорить
каноническую безграмотность тех,
кто под архирейский произвол и
махание деспотной дубиною
наспех надёргал из церковных правил
нужных законов: ведь закон у нас, что дышло.
Где каждое слово дышет горечью за
лагерно-церковный беспредел...
Впервыя, и всего лишь единственный раз
за все годы новейшей церковной истории,
один священник заступился за другого,
показав пример братской любви,
и это ему вменилось в тягчайшее преступление..."
https://kalakazo.livejournal.com/468777.html

  • 1
"Деспота Евстрафьюшка уже с утреца был не в духе:
не с той ноги, видимо, встал"

Супер !
Достопочтенный калакозо а где бы почитать типа такого за Пиму благоуханную ? (Сыктывкарскую)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account