kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Возможность трагедии

В 1975-м Дмитрий Дмитриевич Шостакович,
накануне своего ухода,
совсем уже мучительно обездвиженный,
держа карандаш зубами
по бессоным ночам выводил - дописывал
своё последнее произведение -
сочинение 147-е - сонату для альта и фортепьяно:
минорную элегию прощаний,
с какой из века двадцатого
казалось уже уже насовсем уходит
трагическое начало,
а вместе с ним и метанойя
и возможность катарсиса.
Оставалась только совсем неслышная
муза младого Альфреда Шнитке
http://kalakazo.livejournal.com/34517.html,
тогда писавшего в стол и совсем
в СССР неисполнявшегося,
а сама густопсовобровное,
брежневского замесу,
безвременье
лихо отплясывало еньку,
в очевидном желании в дупель себя
проплясать и просвистать.
В советском театре становилось характерным понижение жанра:
драма - сводилась к мелодраме,
мелодрама - к опереточного разлива, фарсу.
Трагедия тем более была невозможна и в советской Церкви,
клятвенно и тогда продолжавшей отрёкаться
от своих страдальцев и исповедников.
И том мире горизонтальной плоскости
совсем лишённой бытийственной глубины,
оставалось веселиться и
судорожно подёргиваться в поскакунстве вместе со всеми,
точно под воздействием "веселящего газу"
или столь же судоржно превозмогать удушье
в том разряженном пространстве небытия,
если бы вдруг именно тогда и не появился Владимир Малыщицкий
со своими "спектаклями потрясения".
В "Отпуске по ранению" толстая девочка Нина Усатова,
два часа безмолвно выстаивала у корыта стирая бельё,
и это уже становилось, как комок в горле -
надеждой на возможность трагедии...
Tags: Владимир Малыщицкий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments