kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

О канонах и вселенскости...

Минский священник достопочтенный serge_le:


"О канонах и вселенскости

Страна, которая имеет ядерное оружие и самые лучшие танки, с большой вероятностью не продемонстрирует изящества и тонкости в выстраивании внешней политики. «Политика – удел слабых». Это же, благодаря афоризмам Ницше, говорят еще о справедливости и праве.
Мне кажется, что самые большие церкви тоже несколько атрофируются в своем каноническом чутье. Мне страшно подумать, что может быть, если речь зайдет о самой большой церкви, которая находится еще и в самом большом государстве -- с ядерным оружием, лучшими танками и с самыми громкими песнями в придачу? Ведь каноническое право – это часть права, а уровень каноническое сознания – условная величина, коррелирующая с уровнем общей правовой культуры…
Многие в бегстве от реальности ищут берега прошлого: дескать, там трава зеленее и жизнь каноничнее… Но прошлого нет, оно иллюзорно. Так получилось, но каноническое право всегда писалось сильными. Даже если они в своем прошлом проиграли пару-тройку условных сражений, они по факту всегда оказывались победителями, сумевшими навязать свою волю и правила другим. Если слабые и побеждали, то только потому, что за них заступались сильные. Слабым можно только читать, а не писать...

Вот мы одним из свойств нашей Церкви называем «вселенскость». Но при этом мы совсем забыли, что тогда, когда эта категория была описана и догматизирована, то слово «вселенная» обозначало не какую-то там галактику Млечный Путь с прилегающими окрестностями, и даже не известную обитаемую часть суши, как это иногда принято думать, а прежде всего... границы Римской Империи.
Единая, Святая, Соборная – это еще и Вселенская, т.е., Имперская Церковь. Тогда императоры и соборы даже созывали! Все «заинтересованные лица» получали повестки, на которые просто забить было небезопасно — не так как сегодня: хочу еду, хочу нет.
Решения соборов обретали силу государственных законов и имплементировались в обществе в том числе и через полицию с ее тюрьмами, ссылками и каторгами (правовое существование двух конфессий и даже двух юрисдикций на прозрачной для имперского права территории всегда было чем-то «нелогичным» - как два сельсовета в одной деревне).
Почему все (почти все или просто многие) общины, оказавшиеся за границами «вселенной» вдруг переставали относиться к Вселенской Церкви – не так сложно понять. Просто василевсы не смогли найти достаточно танков, чтобы написать для них партию в том произведении, которое обычно называют «симфонией»...
И опять же, что такое «симфония»? В эпоху вселенских соборов это не какое-то невообразимое единство Божьего и кесарева, светского и духовного, сакрального и профанного. Бросьте! Подобного рода кентавры родятся позже, а тогда если бы вы сказали в лицо бедному и беззащитному василевсу, что он есть какой-то там мирянин, его власть -- светская, и ему не место в решении церковных вопросов, то он бы сначала здорово удивился, а потом бы впал в депрессию от расстройства и обиды. Но вы бы этого, скорее всего, уже не увидели.


Римская империя и христанство I - VII вв.; взято отсюда

Империи нынче нет (Византийской), но Церковь по-прежнему Вселенская. Разумеется, сегодня «Вселенская» - уже не «имперская», а «всемирная». Но в мире (в обсуждаемой его части) нет такой политической силы, которая могла бы провести какой-нибудь один из «проектов» в качестве обязательного и всеобщего в границах всего православного сообщества. И соборов потому больше нет, что нет такой силы: принудить к присутствию или заставить потом подписать акты. У госдепа руки коротки, Путину мешают рептилоиды и Навальный, а жидомасоны уже не те.

Но зато в одном отдельно взятом государстве можно сделать многое – особенно, если это государство самое большое. С самым ядерным оружием. С самыми лучшими танками. С самыми громкими песнями. Государству, которому давно хотелось всеми правдами и неправдами ощутить себя преемником Вселенской империи, крайне желательно заполучить собственную вселенскую церковь в качестве непременного атрибута этой преемственности – ведь речь идет не о какой-то аналогии или метафоре, а преемственности в прямом смысле! Метафора и аналогия - это когда у тебя патриарх не вселенский.
Как я подозреваю, если «свою вселенскость» не получается сделать всеобщей, то границы вселенского можно в крайнем случае, просто сузить до «своего». В принципе, как некогда в Византии, так и сегодня уже есть политические (и не только политические) силы, которые готовы с лёгкостью пожертвовать небольшими процентами «пока еще православных», не проживающих на территории «Третьего Рима»: какой-то пузатой мелочью, которая только мешает и путается под ногами за деньги Гейропы (и вообще, кто деньги берет не там, где мы, тот агент ЦРУ, а тот, кто дает деньги этим агентам, а не нам, тот еще хуже).
Хорошо и желательно, если вселенскость «своей церкви» распространяется за границы «своей вселенной» на другие (так же, как и влияние культуры, экономики, политики и пр.), но это не всегда возможно, поскольку, как показывает опыт истории, рано или поздно политические и духовные интересы разных «вселенных» склонны к расхождениям. Если первые патриархаты существовали на территории Империи, то все последующие патриархаты и автокефалии возникают на почве конфликтующих политических интересов разных государств – никакие духовные интересы сами по себе в чистом виде не могли обеспечить возможность подобных преобразований. Да и существовали ли таковые в даннм контексте вообще: духовные интересы в чистом виде?"

отсюда
Tags: serge_le
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments