kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Никаких резких действий и заявлений...

Достопочтенный abbatus_mozdok, он же архимандрит Феогност Пушков:


"Поворот в украинском церковном вопросе…


По решениям Синода Константинопольского Патриархата 11.10.2018.

1. По Филарету:

1.1. То, что анафему с Филарета надо было давно снять, я писал еще лет 10 назад. Все судебное дело «шито белыми нитками», и Москва после смерти Алексия могла взять на себя инициативу. Время было упущено дважды. Когда в прошлом году Киев начал «нажимать» на США, а США – на Варфоломея, Москва могла перехватить инициативу автокефалии в свои руки и дать «томос» Онуфрию, «шепнув на ушко», что не против, если на внутреннем соборе уже автокефальная УПЦ снимет с Филарета анафему (уроком служит решение I Всел.Собора по Антиохии, где было поставлено в храме две епископские кафедры и, тем самым, был уврачеван раскол). В таком случае Москва и епископат УПЦ был бы в полном выигрыше: Никто бы не стал отжимать Лавры и приходы, а епископы «московского разлива» тихо и мирно остались бы на ключевых ролях получившей автокефалию УПЦ. Это было бы выгодно всем.

1.2. Но Константинополь не имел права снимать анафему с Филарета, даже в случае ее незаконности. В сакраменталогии действует принцип «незаконно, но действительно». В подтверждение приведем две ситуации: а) Златоуст принял к себе отлученных Феофилом Александрийским братьев Долгих, но не допустил их к сослужению и сопричастию, а только разместил их у себя в епископском доме на проживание. Златоуст знал нелепость решения Феофила, но уважал его власть. И когда самого Златоуста незаконно низложили, он отказывался взойти на кафедру прежде, чем будет официальное решение Собора же об аннулировании решения о его низложении. б) Максима Грека на Руси осудили совершенно незаконно, но его почитатели – архиеп. Новгородский Макарий и епископ Тверской – не посмели самостоятельно снять с него незаконное отлучение. Более того, когда митрополита Московского Даниила сняли с кафедры и отправили на покой (но не лишили сана!), а на кафедру Москвы взошел как раз почитатель Максима – Макарий Новгородский, то Максим на свою к нему апелляцию получил такой ответ: «Труды твои чествуем и узы твои лобзаем, как узы одного из древних святых, но разрешить тебя не можем, ибо жив связавший тебя». Т.е. при жизни отстраненного от кафедры Даниила даже его прямой преемник не посмел разрешать от уз тех, кого Даниил связал. В сущности, вопрос об отлучении остается за «кафедрой отлучавшей», потому и Макарий, едва только узнал о смерти Даниила, снял отлучение с Максима. Но что бы было, если бы, к примеру, патриарх Константинополя прислал бы грамоту, что он сам снимает отлучение с Максима? Думаю, эту грамоту просто бросили бы в печь.

1.3. С «признанием» Филарета и его свиты существует еще одна сложность. Если Константинополь признает их в том состоянии, в котором они ушли из РПЦ, то получается, что он признает и права Филарета на Киев – пусть не в сане патриарха, а в сане митрополита. Но в таком случае получается, что Константинополь не признает …митрополита Онуфрия. Т.е. по факту признания Филарета совершается и непризнание Онуфрия.

2. По вопросу о признании УАПЦ:

С точки зрения канонической их признание менее проблемное, т.к. они своими современными корнями уходят в Америку и Канаду. Но возникает вопрос сакраментологический: именно в УАПЦ присутствует фактор «самосвятщины», которая восходит к двум крупным самосвятам – Липковскому и Тедоровичу. Как говорят, «липковчане» все погибли (хотя их «пресвитеры» все-таки остались и были приняты «в сущем сане» Поликарпом Сикорским), но зато реально существует ветвь Тедоровича. Кто от кого принял рукоположение уже не установишь. По этому вопросу см. обстоятельное исследование: Арсеній Бочкарь, архім., д-р. До питання про канонічність єпископату УАПЦ. – [11.06.2015 http://www.religion.in.ua/main/history/29430-do-pitannya-pro-kanonichnist-yepiskopatu-uapc.html]. Т.е. с УАПЦ проблем еще больше, чем с УПЦ КП: Филарета можно восстановить в сане и в правах священства, потому как он носит на себе неизгладимую печать Священства, а УАПЦшников даже восстанавливать не в чем: на них нет Священства в принципе, даже незаконно переданного.

3. Теперь о перспективах!

3.1. Никаких резких действий и заявлений УПЦ (МП). Все сейчас должна делать Москва!

3.2. Москва имеет только один шанс! Один! Это созвать суд Поместных Церквей над Варфоломеем по обвинению в систематическом вмешательстве во внутренние дела Поместных Церквей. Большая часть современных ПЦ с опаской и гневом смотрит на Константинополь, многие предстоятели недовольны. Варфоломей, в отличие от Папы Римского, не обладает иммунитетом и неподсудностью. Его можно судить – судом предстоятелей Поместных Церквей. Последние понимают: как только Константинополь разделается с таким китом, как Москва, он быстро проглотит «мелкую рыбешку» – структуры Поместных Церквей. Их предстоятели не заинтересованы в росте влияния Варфоломея. Потому своим коллегиальным судом его могут низложить и даже предать анафеме. Если дело выиграют, то филаретовский проект полностью прогорит. Но если дело против Варфоломея проиграют, то Москве придется полностью распрощаться с Киевом (ну разве что Киев войдет в состав Российской Федерации…).

3.3. Наконец, самое главное! Аргументируя свои права юрисдикции над Киевом, Москва должна прекратить трясти пыльными грамотами. Это путь проигрышный! Единственной линией аргументации является опора на Status Quo: Да, нам придется признать, что в 1686 г. Константинополь передал права эпитропии, а не юрисдикции. В Архиве Юго-Запада России (Часть I, том V) сохранилась грамота 1684 г. царей Российских Иоанна и Петра Алексеевичей к патриарху Константинополя Иакову (АЮЗР, 228). Отправители особо подчеркивают, что их отец – царь Алексей Михайлович – отвоевал Малороссию и «учинились в нашей государственной державе богоспасаемый град Киев и весь Малороссийский край» (АЮЗР, 229). В этой грамоте просят патриарха Иакова предоставить право патриарху Московскому рукополагать митрополитов в Киев, но при этом даются гарантии, что данное положение дел не приведет «вашему архипастырству …ко умалению своея епархии» (АЮЗР, 231). Т.е. речь не идет о правах юрисдикции, но только о праве рукополагать, и то – по причине долгого и трудного пути из Киева в Константинополь. Логика грамоты ясна: раз Киев теперь внутри Российского царства, то путешествие из Киева в Москву безопасней, чем путешествие из Киева – в Стамбул.

Что мы можем сказать против этих справедливых возражений Константинополя?

Действительно, Константинополь не передавал Правобережную Украину в юрисдикцию Москве, а Левобережную (Гетьманщину) – передал «во временное окормление» с соблюдением прав Константинополя. Но когда имперская Россия, как выражаются украинские националисты, «прибрала к рукам и земли, и храмы», законный (на тот момент!) первоиерарх …молчал! Тихо сидел в Стамбуле и молчал! Окончательно почти вся территория нынешней Украины вошла в юрисдикцию Синода Российской Церкви при императрице Екатерине II (†1796), за исключением маленького клочка земли в современном Закарпатье и Галичине. И вот с 1800 года Константинополь ни разу не озвучил своих претензий к России! Ни разу Фанар не разорвал общение с Синодом Всероссийской Церкви! Увы, с канонической точки зрения, более чем 200-летнее молчание патриархов Константинополя можно вполне рассматривать как знак согласия с их стороны. В юриспруденции существует такое понятие, как «право собственности, полученное в результате многолетнего пользования, не оспоренного никем из законных владельцев». Кажется, в современных законах, это ни то 10, ни то 15 лет. Т.е. если некто владеет домом, участком земли или автомобилем в течение 15 лет, но документально свое владение не подтвердил, и за эти 15 лет никто не предъявил документов на права владения, то тому, кто пользовался по факту, но без документов – выдаются документы и он становится законным владельцем. И если по истечении этого срока кто-то все-таки объявится и заявит о своих правах, подтвердив их самыми достоверными документами, эти последние теряют юридическую силу: право владения остается у нового владельца. И в этом есть логика и здравомыслие! Представьте себе, что в Вашу квартиру (в которой Вы родились и выросли) заявится некто с документами на право владения в этой квартире, выписанными 80 лет назад и докажет, что его предки были репрессированы и собственность Вашим предкам передана незаконно. Как далеко Вы пошлете незваного посетителя? – Тот же самый принцип работает и в церковной среде. Да и 1-й Вселенский Собор 6-м каноном закрепляет «принятые обычаи», а не разбирается в документах на права на кафедру. Тот же Собор 7-м каноном утверждает «принятые в обычай» знаки почета епископу Иерусалима, а III Вселенский Собор уже утверждает эту же кафедру (бывшую сначала всего-навсего провинциальной епархией в Кесарийской митрополии) до статуса автокефальной Церкви. II Вселенский Собор 3-м каноном дает провинциальному епископу Византия первенство чести перед другими епископами – сразу после епископа Рима, т.е. реально меняет статус кафедры. Но делает это не Верховная Рада, а Вселенский Собор! И прибегает к решениям, меняющим сложившийся порядок, крайне редко. Чаще же всего все-таки отцы Соборов отдавали преимущества фактически сложившемуся многолетнему порядку. Реально церковный порядок на землях нынешней Украины находился в управлении Синода Российской Церкви (до 1917 г.), затем перешел под управление Всероссийского патриарха Тихона и так до сего дня. Константинополь спал (или «дипломатично молчал») на протяжении более 200 лет, и за это время благополучно «проспал» (или «продипломатизировал») то время, когда мог в законом порядке оспорить у Москвы права юрисдикции над Киевом. Сейчас поздно размахивать перед нами запыленными в архивах грамотами османского периода. Фактически действующая законная Церковь тут одна. Это – УПЦ МП. Можно найти много причин для объективной критики нашей иерархии, но несомненно одно: наша иерархия в землях Украины не захватила ничего чужого, а пришла по преемству епископского служения на свои кафедры. Этим, кстати, отличается современная ситуация от ситуации в XVIII веке: московская иерархия пришла сюда на по факту пустующие земли. Да, номинально эта территория тогда входила в Константинопольский патриархат, но реально в пределах Украины отсутствовала действующая церковная структура. Архиепископ Иов Геча в своей обстоятельной справке (Іов Геча, архієпископ Тельміський. Україна завжди була канонічною територією Вселенського патріархату (интервьюировал Ігор Миревський). [17/09/2018 по адресу: https://glavcom.ua/interviews/arhijepiskop-telmiskiy-iov-gechabr-ukrajina-zavzhdi-bula-kanonichnoyu-teritorijeyu-vselenskogo-patriarhatu-528418.html ]) смог насчитать всего трех епископов на все украинские просторы, да и те были фактически «епископами без кафедрального собора и кафедры». Номинальные кафедры пустовали по 10 лет и больше: Константинополь был не в силах своевременно присылать епископов на место умерших или убиенных. Именно трудами иерархии Российской Церкви было создано, утверждено и развито все то, что сейчас существует в Украине под именем «украинского Православия».

Все! Дальше я буду только разбирать содержание и смысл древних грамот – сегодня это просто интересное занятие для ученого, но, к сожалению, результаты этого занятия работают против нас, а не на нас.

© священноархимандрит Феогност (Пушков)
клирик Луганской епархии УПЦ (МП)
кандидат богословия".

отсюда
Tags: УПЦ, Феогност Пушков, Филарет Денисенко, патриарх Варфоломей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments