?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Монастырская быль...
СУПчика хочится
kalakazo
Достопочтенный преподобный stpneuma благополучно вышел
из очередного запоя
и снова радует честную публику
"житием постническим" и картинками с натуры
из современных никониянских еврообителей:


«Только молитва!

Быль. Есть немного неформальной лексики, но так оно и было, выкинуть не могу. События 2011 года.
...

Однажды в одном епархиальном евромонастыре, про который было писано уже не раз, и где располагалась резиденция митрополита, приехал в гости к последнему другой белоклобучник, они были друзья детства.

Хозяин епархии долго водил своего гостя по своим "владениям", показывал старинные отреставрированные архитектурные ансамбли обители, роспись храмов. Накормил шикарным обедом в не менее шикарной трапезной. А к вечеру должен был отбыть по своим митрополичным делам, предложив гостю занять себя чем-нибудь самому.

Ну чем может занять себя митрополит в гостях, в монастыре, во время заслуженных отгулов? Он решил посетить богослужение. Но ему очень не хотелось почестей и пафоса. Поэтому он снял все знаки отличия, оставил на себе только старенький подрясник, одел потрепанную скуфейку, тихонько, никем не замеченный (был будний день), вошёл в храм, сел на самую дальнюю скамеечку и достал четки. Служба началась.

Девятый час не читали, "Господи воззвах" спели только три стихиры, пока священник совершал каждение, на стиховнах пели только по одной стихире, кафизмы читали только по пять строк со "Славы", канон на три, в первом часе только один псалом. Хор пел ектинии не останавливаясь на возглашениях священника, а тот и сам не останавливался, читая одно за другим без паузы.

"Хоть шестопсалмие не сократили" - с долей иронии и грусти подумал митрополит и, по окончании службы взглянул на часы. Вся служба заняла пятьдесят минут. Весь хор и чтецы были "платные", т.е. наемные. На шестопсалмии, которое кстати ваш покорный слуга напросился читать все время, пока находился в обители, певцы сбегали покурить и тяпнули по стакашке кагорчика.

Монахи, которые не находились в запое на момент службы, просто пребывали в закрытой части придела храма и, сидя на стасидиях, перебирали четки. Некоторые иногда приходили на клирос почитать кафизмы.

Приезжий митрополит, конечно, немного подивился, и когда вернулся поздно вечером гостеприимный хозяин, сидя в его личном кабинете за рюмкой хорошего коньяка с лимоном, спросил:

- Что же у тебя владыко так службу сокращают зело? Даже часа не прошло...

Надо сказать, что митрополит знал о сокращении служб, но особо не вникал, так как всеми делами монастырскими занимался наместник архимандрит. Но тот, в свою очередь, последнее время сам по каким-то причинам не занимался обителью. И за два месяца, что автор пребывал в монастыре, не служил даже на выходных и праздниках. И вообще видел я его всего один раз, когда меня попросили ему принести обед. Вообще-то ему готовила матушка, но тут как-то получилось, что ее не было и пришлось наместнику кушать то, что приготовлено было монахам. В общем, это не важно. Суть в том, что митрополита сильно закусило замечание гостя. Сразу после того, как коньяк был випит и гость пошел отдыхать, владыка, несмотря на поздний час набрал номер наместника и жёстко приказал явиться к нему немедленно. Тот, вырванный из постели, заспанный, в спешке одеваясь перебирал всякие свои погрешности и пытался предположить, чем прогневал своего хозяина.

Оставим речь, которую произнес митрополит в адрес наместника на фантазию читателя, ибо автор дословно привести ее стесняется, дабы не порочить Авторитет святителя. Скажу лишь, что было там много непечатных слов и оборотов. Для понимания последующих событий, скажу лишь вынесенный приговор. Митрополит постановил службу служить полностью: часы, кафизмы, стихиры, канон - все по указанием, и не буквочки не сокращая. И чтобы ВСЕ без исключения из братии были на службе. Каждый день! Утром и вечером!

- И канон, владыко полностью??? - робко спросил наместник.
- Всё! А завтра я ещё туалеты проверю. Найду хоть пылинку - сам лично будешь вымывать! Свободен!
- Владыко! Певчие могут затоптать!
- Выгоню к чертовой матери!, - заорал архиерей, - не нравиться, скатертью дорога. Найдем нормальных! Пошёл!

Что же? Приходиться признать, что боялся наместник потерять теплое местечко, оттого и боялся он гнева архиерея.

Утром архимандрит объявил всем заинтересованным волю Его Высокопреосвященства. Ну Литургию сильно не сократишь: подумаешь, спели Изобразительные антифоны полностью, да Блаженны вычитали. Ну минут на десять может и больше служили. Настоящее испытание ждало всех вечером.
Уже на девятом часе, который ввели в службу, пошла заметная волна недовольства и ропота. Причем как со стороны клироса, так и сидящих монахов.

Клиросники между собой давай перешептываться, что надо им тогда поднять зарплату. Некоторые прям сейчас грозились уйти. Но не ушли. Платили им, по тем времеанам, не то что очень хорошо, но нормально. А такую подработку найти ещё надо было постараться. Митрополит знал, что предложения на эти должности выше спроса. На первой кафизме напряжение достигло пика, а когда начали читать канон на 12 полностью, взрыв мог произойти в любой момент, любой момент не выдержать и сорваться. Ропотный шепот шел отовсюду: с алтаря, с клироса, со стасидий.

Я в ту пору послушался на монашеской трапезе и перед первым часом убегал со службы и ставил подогревать ужин. Вместо пятидесяти минут, в этот вечер обычная, без знака служба, шла два часа сорок минут.

Изнеможенные, смертельно уставшие, еле волочащие ноги, шли монахи в свой корпус. Дорога была мимо трапезной на первом этаже, куда они должны были идти на ужин. Первым шел монах Феогност. Лицо его было измучено и выражало недюжее страдание.

- Отче, ужинать будете? - приветствовал его я.
- Какой, блять, ужин! Молитва нахуй! Только молитва! - резко и зло ответил монах и, пройдя мимо трапезной стал подниматься на второй этаж, где находились братские кельи. И, поднимаясь, он еле слышно ещё произнес: "это просто пиздец какой-то!".

Остальных, плетущихся за Феогностом, я уже не стал спрашивать.

Один человек только пришел ужинать, послушник Андрей, который был келарем монастыря. Ему, под предлогом исполнения послушания, всегда можно было уйти со службы в любой момент.

Все, что оставалось в монашеской трапезной не скушанным монахами, я собирал и относил в трудническую келью. Трудников кормили плохо, поэтому в этот вечер у них был праздник живота. Они доедали за монахами.

А в этот вечер монахи не стали есть: салат с кусочками копчёного кальмара, грибной суп, картофельное пюре с подливкой, яйца перепёлки, жареную сёмгу, ватрушки с творогом, бисквитный пирог.
И компот.

Такой режим богослужения продержался пару дней. Потом стали незаметно, потихоньку сокращать, и за неделю все вернулось на круги своя. Наверняка до тех пор, пока к митрополиту не приедет снова какой-нибудь гость, ревнующий о богослужебном Уставе. Но автора уже в той обители не было.

А на следующий день после такой благодатной службы... (Продолжение завтра)».
отсюда


«А на следующий день после такой благодатной службы ни один из черноризцев не пришел на Правила и Литургию. А некоторые из трудников подогрелись на двести-триста рублей, сбегав монахам неоднократно до алкомаркета (см. Пост про "деньги в долг"). Причина самая банальная - братья дружно, слаженно, снимали стресс после вечернего богослужения. Причем снятие стресса затянулось на три дня. Именно на третий день наместник активизировался и решил принять меры. Вообще, запойное состояние отдельных братий было ординарным явлением в обители, но так, чтобы пили всем составом, пожалуй, архимандрит припомнить не мог. На утро третьего дня он явился в братский корпус и стал заходить ко всем монахам в кельи. Был он в состоянии сильного раздражения.

- А ну, бля, дармоеды, поднимайся!!! Давайте одевайтесь, грабли в зубы и на улицу!!! Совсем уже охуели, мрази!!! Бегом, бегом, а то сейчас уебу битой по голове.., - так он кричал на весь коридор, врываясь в кельи, которые были не заперты, срывая одеяло со спящих монахов и толкая их то рукой, то ногой. В закрытые он кулаком и ногами стучал, и заспанные, опухшие братья, открыв, тоже изрядно получали от наместника. Надо отметить, что крепкое словцо не было свойственно архимандриту. Просто, по видимому, его долготерпение кончилось.

По слухам, вечером накануне, монахи устроили дебош, вызвали блудниц по телефону и ночью их привезли. Но охрана не пропускала жриц любви на территорию и монахи вышли на КПП разбираться с охраной, грозя всех их уволить. Поговаривают, что сотрудникам службы безопасности пришлось пустить в ход даже дубинки. Правда или нет, врать не буду, я в это время спал.

Вообще, думается автору, что виной произшедшему стали не дебош и последствия, а именно бездействие наместника на протяжении многих лет. Братства и монашества, как такового, в монастыре давно уже не было. И теперь только пожинались плоды. Но это чисто мое мнение.

Итак, монахов под пинки и ругань наместника выгнали на улицу. Комендант Михалыч, мирской дядька, работающий по найму, получил указание "выдать этим бездельникам грабли", и "чтоб до обеда ни одна рожа не появлялась в корпусе". Причем за несоблюдение контроля над ангельскими чинами во плоти, Михалычу также обещались всякие прещения, типа: "уволю!".

Монахи, получив по оружию труда каждый, с лёгким ропотом, пошли на склон и стали, по указанию Михалыча, сгребать листву в кучки. Стоял поздний октябрь и ее было достаточно.

Трудотерапия и свежий воздух явно пошли на пользу участникам недавнего запоя. Лица у всех посвежели, загорелись румянцем, появились улыбки, стали слышны шутки-прибаутки. Кто-то даже стал рассказывать анекдоты.

Последний раз монахов заставляли работать в этой обители года два назад. Ждали приезда Святейшего, рабочих рук не хватало и пришлось задействовать всех. И самое главное, эти пол-трудодня стали переломными в вопросе возлияния. Некоторые прекратили совсем, некоторые просто слегка поправили здоровьице. Но вечером на службе были все. За эти три дня клиросники уже почти наполовину вернулись к прежним сокращениям в службе, и укладывались в полтора часа. Что было уже вполне терпимо. На ужин братия явилась в полном составе. Жизнь налаживалась и возвращалась в привычное русло...»
отсюда

  • 1
Лесков нашего времени. До тонкостей анализирует пронизанность монастырского бытия/жития spiritus vini. Все дороги монаха ведут к бутылке.

Поди, в молитву вдарился?

И шо ж он сбёг-то, от кальмарей?

Где это такая "благодать?


Пока дышим, все ещё можно поправить, осознать, покаяться. Невозможного нет с Божией помощью.
Об одной святой обители

Где-то в глубине России перед революцией был монастырь, о котором по округе ходила скверная молва, что монахи здесь — сплошь лентяи да пьяницы. В Гражданскую войну в городок, рядом с которым находился монастырь, пришли большевики. Они собрали жителей на рыночной площади и туда же под конвоем пригнали монахов.

Комиссар громко обратился к народу, указывая на чернецов:



— Граждане, жители города! Вы все лучше меня знаете этих пьяниц, обжор и бездельников! Теперь их власти пришел конец. Но чтобы вы до конца поняли, как эти тунеядцы столетиями дурачили трудовых людей, мы кладем на землю перед ними их Крест и их Евангелие. Сейчас, на ваших глазах, каждый из них растопчет эти орудия обмана и порабощения народа. А потом мы отпустим их, пусть убираются на все четыре стороны.

В толпе захохотали.

И вот, под улюлюканье народа, вперед вышел игумен — грузный мужик с мясистым испитым лицом и красным носом — и сказал, обращаясь к своим монахам:

— Ну что ж, братия, жили как свиньи, так хоть умрем как христиане!

И ни один из монахов не сдвинулся с места. Всех их в тот же день зарубили шашками.


Спаси Господи, владыко Тихон, за поучительную историю!

В какой то момент меня все эти благочестивые истории перестали впечатлять.
Пьянство и разврат практически норма для монастырей. И это свидетельство того, что с нашей Системой что то не в порядке.
Попробуйте забухать на светской работе. Вылетите как пробка. А в монастыре- пожалуйста!

Кстати, если не восторженно, а критически прочесть книгу "Несвятые святые", то можно ужаснуться от плачевного состояния в котором находится РПЦ.

Знатно придумано, владыко Несвятый, Вам бы продолжение Властелина Колец написать, деньжищ бы огребли мульёны, да потратили б их на недобрые добрые дела.

Это вполне обыденная картина для РПЦ. Епархии, монастыри, духовные семинарии и храмы у нас открываются не по мере необходимости, а по указу свыше. Набирают туда лишь бы кого, без всякого конкурса. Главная цель существования всех этих заведений- красивое фото для отчета в патриархию. Поэтому ни для кого не секрет, что монастыри и семинарии давно стали вместилищами разврата и пьянства. Духовным состоянием священников, монахов и простых верующих никто не интересуется.
Главное картинка и позитивная отчетность.

Как говорил мне один знакомый послушник, у монаха два искушения - синька и блуд.

В записках Оптинского старца Феодосия много сходной фактуры из дореволюционной монастырской жизни...

Кто ж его старцем назначил?

Тот же, Кто назначил монахом преп. Антония Великого...
https://www.optina.ru/290112/

Edited at 2018-11-03 07:42 pm (UTC)

«Лесков нашего времени»...

Это Вы, отче загнули. Не Лесков, конечно.... Мне тяжело оценивать этого человека, но моё ИМХО говорит мне, что Пневма посвятил свою жизнь поискам места, где лучше кормят, и больше наливают. На самом деле весьма жалкое состояние для взрослого мужика, который питается объедками с монастырского стола, и работает шестеркой у наместника, лишь бы покормили. Весьма печальное зрелище. Обратите внимание на детали- у него все рассказы про жратву. С подробным описанием меню в каждом рассказе. Жертва голодомора, блеать.... у меня этот человек вызывает одновременно чувства презрения и жалости... Поэтому он и бухает, что не нашёл себя в этой жизни, оторвали от кормушки....не до кальмаров с креветками и сёмгами теперь.
По. Сы. Пишет весьма неплохо, кстати- этого не отнять, но не Лесков, конечно.

Его проблемы глубже, много раз он находил хорошее место, но кактус в его заднице гонит его дальше и дальше. Однако его записи уникальны по многим параметрам и проливают свет на невидные стороны жизни монахов. Что-то не видно возражений ему от любителей ангельского образа.

Да уж Лесков... Вряд ли Пейсатель его и читал.
Он больше пытается подражать Калаказо, а именно по части описания церковных трапез, но малость поскромнее: семга, грибной супчик, ватрушки - все это ему ближе по советской кулинарной привычной традиции.

я такого тоже насмотрелась. Сильно возмущалась.

не верю треш какой то

Да, он сгустил краски. Художественное преувеличение. Претензия на литературу все же.

Служба вечером по будням длится часа полтора. Все прочее со стороны выглядит тоже не так брутально. За последние лет 9 непечатное слово от монаха пришлось слышать один раз, в адрес болящей прихожанки, ответившей ему тем же. Запах алкоголя довелось учуять дважды: один раз на Пасху от певчего и один раз от монаха (отмечали прибытие батюшки с Афона). И однажды случилось наблюдать, как монах сопровождал по дороге из монастыря какую-то даму, бывшую навеселе и обещавшую вернуться, но утверждать ничего не берусь.

Ну а кто без греха? Автор хоть бы потрудился имена изменить, если решил выложить всю подноготную. Как будто в других местах лучше. Насельник шаталовой пустыни?

Автору пора писать книгу: "Несвятые несвятые".

Кто такой Михалыч, не знаю. Остальное узнаваемо. Включая имена.

Добавлю. (Если это тот монастырь).

Зато туда народ валом валит со всего города по воскресеньям и большим праздникам. К пустому колодцу за водой не ходят. Там среди камней и терниев свои цветы произрастают. "Идеже умножися грех, преизбыточествова благодать" (Рим. 5, 20).

Там у престарелых и больных родителей дети не даунами рождаются. Алконавты-прихожане пить перестают. Те, которые трудниками были, потом с семьями на службы приходят. К прихожанам там сносно относятся, никто не шпыняет. Мирно сосуществуем, слава Богу.

Монахам каяться надо? Вот, всегда есть повод для покаяния. А без покаяния какая духовная жизнь, какая молитва?

(Deleted comment)
Согласен.
Аффтар пусть и дальше пьёт йад, может, окончательно выжжет себе мозги и перестанет писать всякую хрень.

Весело народ живёт)))

  • 1