?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
МузЫка революции...
Простите
kalakazo
Профланировав с гостями по набережной
и в начале четырёх утра
"полюбовавшись" на сводимый Дворцовый мост,
подождав, пока те сфотают на Эрмитажных вратах
совсем недавно восстановленныя
и блескучих золотом
двуглавых орлов,
веду их ещё "тепленьких" и
совсем разомлевших от питерского гламуру
(заговорщически не объясняя "куда и почему")
на начало Гороховой -
показывать вполне прибранныя дворы-колодцы
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post13907877/.
"Вы... ты... вы... куда нас привёл?!" -
в вопрошании ещё сустаток прежнего восхищения,
придавленный внезапу чувством накатывающей на всех
кромешной жути.
В первых лучах восходящего солнушка -
всего лишь неровной квадрат голубого неба,
не почуять уже ни былых, восьмидесятилетней давности,
всхлипов и стонов, ни женских рыданий,
в перекурах - ни посмеха на латышском,
ни травленных на идише анекдотцев, -
что-что, а мясниковая работа
в том русском Холокосте шла ударными темпами,
как говорится, весело и "с огоньком"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post13907876/.
Именно здесь я сам слышу рваныя отголоски
гудущей музЫки революции -
той самой музыки русского Апокалипсиса,
пританцоваваящая,
истерично и истошно весёлая
стихия каковой и заполонила Александра Блока
при первом же его свидании с железным Феликсом:
именно здесь и встретились рыцарь,
воспевший когда-то Прекрасную Даму, и
рыцарь революционной любовии -
"голубиной кротости" и "золотого сердца"
коммунистический святой,
всего себя без "сустатку" отдавший на служение
другой "прекрасной даме":

"Гетры серыя носила ,
Шоколад Миньон жрала,
С юнкерьём гулять ходила -
С солдатьём теперь пошла?...

А Катька где? - Мертва, мертва!
Прострелянная голова!
Что, Катька, рада? - Ни гу-гу...
Лежи ты, падаль, на снегу!.."

Случайности, конечно, бывают,
но именно на Гороховой 3
барыжный ресторан
обозван как "Удачный выстрел".
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post13907873/
Встретились Александр и Феликс -
и, как это было при знакомстве
ВВП и Александра Солженицына, -
встретились и несказанно "понравились" друг другу.
Блок пришёл сюда в начале генваря 1918-го
хлопотать за только что схваченных в "заложники" знакомцев,
но, оставив их "на потом",
проговорил с Феликсом почти всю нощь
об этой самой музЫке революции,
ея трепетных порывах,
в какой вот-вот уже нарождались
долгожданной прорыв и "обновление духа" .
Уже под утро, придя к себе на Офицерскую,
Сашенька-Сашуля, как звала его мамочка,
своим педантски округлым почерком
стал выводить первыя строки "нового евангЕлия":

"Товарищ, винтовку держи, не трусь!
Пальнём-ка пулей в Святую Русь -
В кондовую,
В избяную,
В толстозадую!"

  • 1
И сами все сгорели в революционном огне...

слишком много рефлексии было у Блока

вот иной поэт - юноша бледный со взором горящим - сел, как Вы, на велик, не забыв надеть английские гетры, доехал до Дворцовой площади, подождал у подъезда и грохнул Урицкого.
Хотя стихи его сейчас звучат немного смешно:
"...И буду в покинутом поле
С простреленной грудью лежать,
Тогда у блаженного входа,
В предсмертном и радостном сне
Я вспомню - Россия, Свобода,
Керенский на белом коне"

Впрочем, м.б. мы стали циничнее.

Re: слишком много рефлексии было у Блока

Да, Леонид Канегиссер, вроде как сделал "доброе дело,
ухайдачив выстрелом в спину сего кособоченного Мойшу,
но тысяч 8 питерцев за это было следом ЧКистами и расстреляно...

Re: слишком много рефлексии было у Блока

в ночь с 25 на 26 октября 1917 года эти же люди сидели в ресторанах, в театрах, просто читали или спали. Им было то ли лень, то ли некогда защищать свою жизнь,семьи, собственность, достоинство от кучки фанатиков, захвативших власть в миллионном городе. Думали, авось само рассосется. Почему им не поставить в упрек: "что же вы, господа, ничего не сделали? А потом сетуете, что вас убили...
Концепция "немецкой вины", которую можно соотнести с русской проблематикой, предполагает, что "все виноваты".
У нас как-то с этим заминка.
Вот и Купаев с Ардовым: - Не мы стреляли, в нас стреляли...
М.б. лучше было стрелять первым?

Кураев с Ардовым - ужос :)!

Re: слишком много рефлексии было у Блока

Думаю всё-таки, что была в этой истории с шайкой разноплеменного авантюрного сброда какая-то роковая неправадоподобность. Власть, вызвавшая было столько надежд угасала, теряя волю к жизни, медленно и, кажется, почти незаметно. Никто и не был в состоянии отнестись к происходящему серьезно. От живых свидетелей приходилось слышать, что на "штурм Зимняго" ходили посмотреть, как на суриковский "Штурм снежного города"... Увы!
Спохватились, да уж поздненько: ни домов, ни шуб уже не было.
Справедливости ради нужно сказать, что кто-то ведь в ту ночь и роды принимал, и оперировал... А брали заложников по справочнику "Весь Петроград" - без разбору. Лишь бы были "баре".

Re: слишком много рефлексии было у Блока

Да, это "в нас" - звучит довольно цинично.
"За что мы гибли под Перкопом, и некоторые из нас даже погибли?"

Re: слишком много рефлексии было у Блока

О седрдце, как бы ты хотело,
Чтоб это вправду было так:
Россия, звезды, ночь расстрела
и весь в черемухе овраг .

Re: Россия, звезды, ночь расстрела

так оно и было - только для новомучеников...



потрясающе: что их поэтов наших чюдесных так достало что они были готовы влюбиться вместо Прекрасной Дамы в Дзержинского?!

Re: Россия, звезды, ночь расстрела

Помимо новомучеников было огромное множество взбесившейся кровавой сворой (в которую влились, увы, многие)умерщвлённых многообразными способами людей. Я бы не стал суживать их круг в пользу новомучеников. Эти строки, как Вы знаете, писал поэт, звавшийся сначала Сириным. Смерть он видел близко - теперь вот вспоминает.
Нельзя исключать, что достали, отчасти, те, кто стал позднее новомучениками. Последняя августейшая чета была, наряду с иными - поистине прекрасными - своими качествами, для России поистине роковой по своей неспособности к власти. Ни в лёгкое время, ни, тем более, в лихолетье.


Бывают ночи: только лягу,
в Россию поплывет кровать;
и вот ведут меня к оврагу ,
ведут к оврагу убивать.

Проснусь, и в темноте, со стула,
где спички и часы лежат,
в глаза, как пристальное дуло,
глядит горящий циферблат.

Закрыв руками грудь и шею,-
вот-вот сейчас пальнет в меня -
я взгляда отвести не смею
от круга тусклого огня.

Оцепенелого сознанья
коснется тиканье часов,
благополучного изгнанья
я снова чувствую покров.

Но сердце, как бы ты хотело,
чтоб это вправду было так:
Россия, звезды, ночь расстрела
и весь в черемухе овраг .

а, кстати, разве Блок не был арестован в 18 году? Мне представляется, что я читал воспоминания Иванова-Разумника, как они вместе сидели некоторое время в камере. Даже помню где читал: Сборник "Памяти Александра Блока", Изд. Вольфила, 1922 год

Нет Блок точно не был арестован, по крайней мере об этом я сам нигде не читал...

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1998/5/shental.html
***
Огромным событием для всей группы была смерть Блока. "Осмыслить русскую революцию" было целью Вольфилы.
Смерть Блока истолковывалась как важная ступень в духовной катастрофе. В своей речи на вечере памяти Блока Штейнберг рассказал о ночи, проведенной им совместно с Блоком в помещении Петроградской Чека. Ночной разговор больного поэта и молодого философа на одной койке в большой тюремной камере потряс аудиторию, как потрясает и нас при чтении мемуаров Штейнберга. Они, по словам Блока, провели ночь "как Кирилов и Шагов". На этом поминальном вечере Блок предстал национальным поэтом России, задушенным лжереволюцией. - http://nivat.free.fr/livres/stein/10.htm




"Эту историю рассказал мне другой поэт, Семен Липкин, который, в свою очередь, слышал ее от тюремного собеседника Блока — переводчика и искусствоведа Абрама Эфроса. По каплям просачиваются сквозь толщу времени, доходят до нас все новые вести о конце серебряного века".
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1998/5/shental.html

Может и провёл Блок одну ночь на Гороховой "по ошибке",
но было это уже после января 18, когда он написал "Двенадцать":
"Мама, я гений!".
Сегодня вечером обзвоню всех "специализирующихся" по Блоку
и из Пушкинского Дома, и из Блоковского музею.
Ни о ком, пожалуй не ходит столько легенд, как о Александре Блоке.
О встрече Блока с Джержинским, я кстати тоже слышал,
из уст покойного Глеба Евгеньевича Светловского,
какой кстати считал что воплощение образ Прекрасной Дамы Блок
находил в его родной тетушке - Марии Добролюбовой,
сестре другого великого серебровекца - поэта,
растворившегося в народе Александра Добролюбова...

Бедненькая какая эта С.Р.! То в неё,толстозадую, "пулею палят".
То ей "подол задирают".
Приходится согласится с С.П. Астафьевым, что "сморкнись только тогда каждый русский мужик в сторону кремлёвского ретивого сброда" и т.д. (как-то так)

  • 1