?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Отметить Next Entry
Дом в Коломне
Простите
kalakazo
Пожалуй, местом самого рокового притяжения
в питерских провалах и пробоинах,
ментальных воронках и дырах,
может статься, до самого нутра матушки сырой Землицы,
был и остаётся всем известный дом в Коломне,
на углу вонзающейся здесь в Пряжку Офицерской улицы
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post14150719/.
Из окошек на четвёртом этажу
открывалось пространство Маркизовой лужи;
пахло ворванью и просмоленными канатами;
просоленный ветерок доносил трепыхание
натягиваемой парусины,
что и соблазнило тридцатилетнего пиита
поселиться именно здесь.
Папочка его - Александр Львович,
доктор политического права
(и, как его там звали "Крыса" -
за изощрённое скопидомство и скряжничество),
пропрофессорствовав тридцать лет кряду
в Варшавском университете,
оставил в наследство изрядственное Плюшкина состояние,
так что можно было смело снимать
в том доме сразу две квартиры:
"До утра мы в комнатах спорим,
На рассвете один из нас
Выступает к розовым зорям -
Золотой приветствовать час...
Приходи, мою сонь исповедай,
Причасти и уста оботри...
Утоли меня тихой победой
Распылавшейся алой зари" -
на мой вкус, несколько слащаво,
но это не мешало барышням со всей России
просиживать на подоконниках лестничных маршей,
ночами дожидаясь
хитающегося под утро возвращения
из очередной портерной
их надменного идола и бога
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post14150825/.
Именно так, цельную нощь здесь и прокуковала
юная Лизонька Кузьмина-Караваева,
с чёрной розой в девичьи-трепетных ручонках.
В самой же блоковской квартире,
а здесь я бывал, может, добрую сотню раз,
по-прежнему удушливо, как в склепе,
несмотря на дневной свет,
сумеречно и безнадёжно мрачно.
Сначала Адмиралтейский завод,
судорожно работавший на Первую мировую,
застопорил и перекрыл стенами пакгаузов
вид на морскую бесконечность,
потом что-то надорвалось и в самом Александре-Сашуле-Сашеньке
после той, в январе 18-го,
эпохальной встречи с Железным Феликсом
и того приплясывающего резонанса,
в вихлястых притопах какого
он и стал выводить первыя
и, как потом оказалось,
самоубийственныя для его гения строки:
"- А Ванька с Катькой - в кабаке...
- У ей керенки есть в чулке!"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post14150721/


  • 1

преисподняя земли

Ай, друг мой, стоит ли так уж сгущать краски. Слишком многие в тогдашней ситуации искали освобождения от докучлевого пыльно-кровавого морока, отделявшего голодноватое и страшнненькое настоящее от удаляющегося вниз по матушке по Лете - благословенно "мирного времени", навсегда, кажется, ставшего невозвратным. Вспомните, когда начался Ледовый поход, какова была изначальная численность его участников... А здесь - сэгэбгянный век, аглицкай сплин, кровавое неистовство, "заря надежды"... Короче — русская хандра им овладела понемногу. А депрессуха - муза скверная и злая. То, что он написал про "катьку" и "ваньку" - многого времени не потребовало. Со слишком уж нелепой поспешностью рухнула (а по сути - предательски "ушла в отставку" в условиях войны) трёхсотлетняя династия, зезнадежно, заметим, запутав, сходя во гроб, политическое будущее России, ликвидировав легитимный порядок престолонаследия.
Да и Христос, "в белом венчике из роз" - не так уж зловещ, быть может, как видели его ( или же всё-таки - Его?)последующие интерпретаторы... Денди-то пряжкинский мог ведь совсем с другого края подходить к этому образу. Да и нас с Вами что-то ведь влекло неустанно в сей дом на ветренном юру? Ладно бы ещё только мне, коломенскому уроженцу, исчислять версты измерительным циркулем ног... Но ведь и Вас ведь тянуло же поплутать в июньском всенощном мареве вовсед за тенью несчастного пииты? Ах, "петербургския тайны"!

Да и нас с Вами что-то ведь влекло неустанно...

О да мой друг, влечёт и кличет меня почему то незабвенная Коломна,
так что скромный Коломенский цикл:
http://kalakazo.livejournal.com/tag/%D0%9A%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%BC%D0%BD%D0%B0
всё хочется расширить с Вашей променадной помощию...

музей этот открылся, если мне не изменяет память, в самом начале 80-х, а то и конце 70-х г.г..
До этого в блоковской квартире просто жили люди - была коммуналка.
Стояла за этим Лидия Николаевна Белова, директор музея истории Ленинграда. Очень любопытная была фигура, бравшая на работу всяких "изгнанников",бывших зэков, отказников и прочих "сомнительных" людей. Из подлинных блоковских вещей там письменный стол и еще что-то, хранившееся в Пушкинском Доме. Остальное мы собирали, покупая то, что было известно по фотографиям - аналогичное или похожее. И то, что могло быть в типовой квартире достаточно состоятельного петербуржца."Мы" - это мои друзья, занимавшиеся подбором вещей, и я им отчати помогал.

Из подлинных вещей из Пушкинского дома музею были переданы
письменный стол Александра Блока, Бекетовский диван и Менделеевский книжный шкаф -
они и составляют основу кабинета.
Все остальные вещи подобраны с действительным чувством вкуса,
под время кабинетной мебели, т. е. под 80-е годы 19-го столетия.
Модерна в интерьере практически нет, что ещё раз подчёркивает чувство вкуса собирателей.
Некоторая ошибка произошла, как мне кажется, с цветом обоев,
но это уже "мелочи": никто же не "живёт" там, а только "бывает"...

  • 1