?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Может, о наболевшем?
СУПчика хочится
kalakazo
В продолжение темы "Просто нет слов!"


«Дело не в оскорблениях Цигеля. Почему-то он, будучи христианином и став начальником, и постоянно изливая потоки цитат из Евангелия в проповедях, почти утратил элементарные черты, свойственные порядочному человеку. Призыв прост -- стань вы уже, о.Андрей, обычным адекватный человеком и вас, скорее всего, полюбят.

Однако пока тут обсуждают "дело Цигеля", есть в МинДС один человек, любящий в рабочее время почитывать сей блог и тихонько (чтоб никто не увидел и не услышал) посмеиваться. Да-да, отец Виктор Василевич - инспектор и зав. заочным отделением семинарии в одном лице, - речь пойдёт о вас. (Правда, о.Андрей Цигель, который, конечно же, также почитывает этот блог, узнав, что здесь помянули и о. Виктора, может воздеть руки к небу и воскликнуть: "Узрите все, не один я страдаю за правду!").

Итак, о. Виктор, что вам сказать? Может о наболевшем?

1. Пока что вы, как и о.Андей, известен студенческой братии как закомплексованный человек, которому всё чаще приходит, вероятно, на ум вопрос: "Вот прожил я полжизни, а чего добился-то?" и который ---
2. Также всего боится и страшится, особенно --- потерять хорошее место, внешне напоминающее восседание сразу аж на двух колах: и на должности инспектора, и на должности зав. заочным отделением. Причем оба этих послушания страшно тяжкие (хотя, скорее всего, радуют своей доходностью): каждодневно приходится глядеть, словно на горящий огонь или текущую воду, на работу подчиненных. Ибо именно они и выполняют львиную долю той самой работы.
3.Ваше тяжкое инспекторство -- о чём ведает любой студент, -- заключается в мучительной необходимости ежедневно рассматривать прошения учащихся (как правило, о поездке домой по вполне уважительным причинам), что связано с тягчайшим трудом: взять в руки ручку и...написать-таки резолюцию, чаще всего в такой формулировке: "Не благословляется!". Студента, который с трепетом и шаткой надеждой ожидает поездки домой, смущает чаще всего не столько сам отказ, сколько сопровождающий его и превосходящий всякие мыслимые границы абсурд. Кто знает о. Инспектора, тот ведает, о чём идёт речь. Вообще, абсурд, нелогичность, нелепость и порой какое-то дикое мракобесие -- то, что характеризует, увы, и инспектора, и некоторых его помощников. Воззвание: "о. Виктор, расширяйте кругозор и не смешите студенческий народ. Вы даёте столько поводов для смеха над вами, что лишь слепой и глухой не делает этого.
4.Заочное отделение --- просто хорошее место, где 95% вашей работы выполняется другими людьми.
5.Преподавание. Пламенно любя Катехизис и радея за точнейшее воспроизведение студентами по памяти библейских цитат, вы жутко боитесь студенческих вопросов, что на богословские темы, что на связанные с обычной жизнью. "О.Виктор, а как понять это место Св.Писания? Брат, ты давно исповедовался? А причащался? Читай почаще Писание и тебе всё откроется". О.Виктор, вообще-то, семинария -- это высшее учебное заведение, и если вы не знаете ответов на вопросы, то надо либо признаться, что "да, сейчас ответа у меня нет, но я обещаю ответить в следующий раз", либо воздержаться от преподавания. Ибо только слепой и глухой не смеётся с таких лекций.
6.О.Виктор, хотя вами и прожита половина жизни, тем не менее, её второю половину можно прожить более разумно. Вы, по-своему, хороший человек, но всё же надо отказаться от вашей несгибаемой веры в собственное "всезнание" и в недосягаемую высоту собственной жизни, и научиться, наконец, с уважением относиться к студентам: они – личности, имеющие право на чувства, мнение и желания. С ними надо разговаривать по-отечески, а не через «объяснительные». Возможно, тогда студенты также начнут уважать вас. Но пока о. Виктор = смех и неподдельное удивление».

отсюда


  • 1
Угу!

  • 1