?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Отметить Next Entry
Патриарх параллельной реальности?
СУПчика хочится
kalakazo
Федор Крашенинников, политолог:


"Пастырь бюрократии: чего добился Кирилл за 10 лет во главе РПЦ

...За прошедшие 10 лет стало очевидным, что случай патриарха Кирилла — это пример того, как место красит человека, а не наоборот: весь его духовный авторитет — заимствованный, он получен вместе с печатью, резиденциями и доступом к счетам РПЦ МП. Господин Гундяев — не богослов, не мыслитель, не миссионер, не пророк и не визионер. По сути, он — обычный путинский чиновник-олигарх, в статусе примерно вице-премьера или главы госкорпорации. Если глава Газпрома Миллер вдруг решится поучать общество нравственности — эффект будет не больший и не меньший, чем от выступлений господина Гундяева: весь пропагандистский холдинг исправно подключится и проинформирует население, а потом сообщит, как все воодушевлены и восхищены. То, что на самом деле всем глубоко наплевать, останется вне повестки, а через несколько дней тема и вовсе забудется.

Господин Гундяев не захотел или не смог стать неформальным лидером для миллионов брошенных государством людей, которые были бы рады найти в лице главы церкви заступника или хотя бы утешителя. Благотворительность, социальная работа — все это маргинально в современной русской церкви. Особенно на фоне строительной и лоббистской деятельности, на которые в РПЦ МП не жалеют никаких сил. Он предпочел стать патриархом параллельной реальности — с ряжеными казаками и пригнанными для массовости курсантами, с лебезящими по долгу службы губернаторами и решающими через патриарха свои бизнес-вопросы олигархами.

Господин Гундяев — это даже не духовный лидер священников и чиновников России, он просто высокопоставленный аппаратчик, которому Путин поручил курировать тему православной духовности в России. Если завтра ему скажут уйти в отставку — никакого раскола РПЦ МП не случится, новым главой выберут кого скажут в Кремле и будут его также почитать и принимать, как сейчас почитают и принимают господина Гундяева. Потому что ничего личного, ничего духовного — просто бизнес, просто такая работа: кому-то достался Газпром, кому-то РЖД, а господину Гундяеву — РПЦ".

отсюда


  • 1

Патриарх затеял агрессивное «храмостроительство», пообещав в одной лишь Москве построить 600 храмов.

Но «точка невозврата» наступила в 2012-м, когда разразилось то, что вошло в историю как «пиар-катастрофа патриарха Кирилла».

Сначала была история с квартирой в московском Доме на набережной, принадлежащей патриарху, но отданной в распоряжение некоей Лидии Леоновой.
Позже патриарх называл ее то двоюродной, то троюродной сестрой.

Леонова не представила суду никаких документов, отражающих ее право занимать квартиру, но процесс выиграла, и Шевченко из квартиры изгнала. Общество серьезно задумалось над «христианством патриарха Кирилла».

Потом было эпическое дело Pussy Riot.
На Светлой седмице патриарх собрал многотысячный митинг у ХХС, где требовал возмездия. Стало окончательно ясно, что Евангелие, где Христос кротко прощает женщину-блудницу, и «христианство патриарха Кирилла», требующее покарать, запретить, не допустить, — две вещи несовместные.

Вишенками на торте стали «исчезающие» часы Breguet , безбожное злоупотребление «фотошопом» на официальном сайте патриархии, где стали «пририсовывать» молящихся на патриарших службах, куда приходило все меньше людей…
Наконец, появление — движения «Сорок сороков» (СС) в составе накаченных молодых людей, охотно вступавших в рукопашную с мирными жителями.

По результатам 2012 года, когда было введено уголовное наказание за «оскорбление чувств верующих», у думающих россиян вообще отпало желание всерьез говорить об РПЦ и православии.

Россия возвращается во времена репрессивной политики госатеизма
Страх репрессий — не самый эффективный метод привлечь людей в храмы, поэтому, пока еще можно туда не ходить, люди предпочли этого не делать.



Никто особо не удивился, что РПЦ не смогла внести вообще никакого вклада в умиротворение на Донбассе, где ее «верные чада» стали убивать друг друга .

Мы до сих пор не знаем, осуждает ли Московская патриархия какую-либо из сторон этого конфликта или считает, что одна из них воюет за правое дело, или ей вообще безразлично.


Некоторое оживление в патриаршую рутину внес 2016 год, когда состоялась «историческая встреча» Кирилла с папой римским в Гаване. Следуя заветам своего духовного отца митрополита Никодима (Ротова), Кирилл, конечно, стремился сблизить православие с католицизмом, но до сих пор непонятно, какие конкретные плоды принесла та встреча. Получается, что даже свои тактические победы патриарх умудряется превращать в стратегические поражения.

Финал - потеря Украины.



Рождество Томоса.

Ждать ли первой религиозной войны на постсоветском пространстве?
Неустойчивая «двуполярность» мирового православия между Константинополем и Москвой сменилась трендом на постепенную изоляцию Москвы.

Как и в большой мировой политике.

Только для РПЦ это чревато катастрофой, поскольку


В подобной обстановке торжества обречены проходить под знаком Украины.


В Киеве это восприняли как объявление нового крестового похода. Угрозы вторжения, так до сих пор ожидаемого проповедниками «русского мира», созидаемого российскими штыками и гусеницами российских танков. Уже были исторические попытки освободить православный Константинополь таким образом.

На торжества приехали лишь два патриарха: Антиохийский и Сербский.

***


Илья Забежинский :
«Выступает сегодня наш патриарх в Госдуме и говорит, что ситуация у нас с социальным неравенством в стране тяжелая.

Что пропасть между богатыми и бедными в обществе колоссальная.



Что он, патриарх, озабочен той пропастью, которая лежит между уровнем богатства его самого и уровнем нищеты обычных сельских батюшек.

Что он отдаст свою дорогущую резиденцию с многомиллионной мебелью в Переделкине и не менее роскошную в Дивноморске с персональным пляжем недалеко от Геленджика для создания санатория или профилактория для отдыха бедных многодетных священнических семей.
Откажется от персональных самолетов, бронированных автомобилей, личных ЧОПов, дорогих приемов, распродаст коллекцию часов и митр, все, что раньше не давал, теперь вчетверо больше даст.
За что люблю нашего патриарха — за то, что у него никогда слова не расходятся с делами».


  • 1