?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Отметить Next Entry
Плоды и итоги этого возрождения, однако, оказались весьма скромными...
СУПчика хочится
kalakazo
Достопочтенный pretre_philippe:


«О новомучениках российских: невыученные уроки истории

Ближайшее воскресенье к дню гибели первого пострадавшего иерарха Российской церкви, митрополита Владимира (Богоявленского) - 25 янв./7 февр. - постановлено отмечать как память всех новомучеников российских. Это сначала было инициировано Поместным собором 1918 г. и возобновлено решением Собора 1992 г. Хотя справедливости ради стоит отметить, что митр. Владимир - не первый священнослужитель, постадавший безвинно в те дни. Первым оказался протоиерей Иоанн Кочуров, священник Екатерининского храма Царского Села, что под Петербургом, тогда Петроградом. Его распоясавшаяся "красная" солдатня пристрелила 31 октября/13 ноября 1917-го. Но почему-то этот день не стал точкой отсчета в поминовении новомучеников. Видимо, потому, что митр. Владимир был архиерей, к тому же, один из ведущих членов Поместного собора 1917-18?
На моей памяти, особенно во времена церковной молодости 1990-х, с этим днем, как и вообще с обращением к новомученикам, было много связано триумфалистской риторики. Да, конечно, кровь мучеников - семя Церкви. Да, по молитвам исповедников Российских церковь стала возрождаться после 70-летнего советского плена, некоторыми вполне справедливо соотнесённым с Вавилонским пленом Израиля. Плоды и итоги этого возрождения, однако, оказались весьма скромными, а то и просто сомнительными.

Так бывает, что прошлое можно лучше понять через настоящее, именно потому, что уроки истории часто оказываются невыученными - с первого раза уж точно. Но когда с недоумением размышляешь о том, почему церковное возрождение дало такие странные плоды, вдруг осознаёшь (кто-то раньше осознал, кто-то позже; мне стало окончательно ясно с этим около 15 лет назад), что всё это уже было. Сколько людей отворачивалось от церковной жизни, будучи лишь номинальными православными, уже в синодальную императорскую эпоху, довольствуясь лишь однократным в год причащением, и то, чтобы только подтвердить полученной справкой свою лояльность? Сколько соблазнялись чиновным барством и надменностью епископов? Бездушным бюрократизмом духовных консисторий?

Обращаясь к новомученикам в молитвенных церковных собраниях, неплохо бы задуматься, а как бы узнать, чем Бог мог бы помочь нам здесь и теперь, их в том числе молитвами, чтобы не наступать еще неопределенное множество раз на одни и те же грабли? Конечно, новых гонений, сравнимых с теми, что начались 100 лет назад, не будет. И гнать-то особенно сейчас некого (коэффициент сопротивляемости с тех пор сделался бесконечно малой величиной, а наши иерархи даже малейшего слова возражения кому-то из власть имущих не смеют озвучить), да и не нужно - потихонечку церковная организация сама маргинализируется, теряя авторитет, какой ещё имела в 1990-е, и на неё просто перестают всерьёз обращать внимание. К тому же в ней одни по-своему успешно гонят других, несогласных и свободолюбивых, и это тоже легко становится достоянием гласности. Но ведь церковь состоит не только из иерархов, а что же было веками в народе? Кто хранил в Святой Руси веру православную? Совсем уж не народ, в большинстве пребывавший в двоеверии и знавший больше лишь внешне-обрядовую сторону православия. Много раз уже приводился в пример эпизод, когда Владимир Марцинковский, известный проповедник тех лет, ехал в 1918 году в поезде из Москвы в Тулу для чтения лекции, и напротив него сидел солдат-красноармеец, похвалявшийся своими "подвигами" из грабежей и убийств. Марцинковский не вытерпел и воскликнул: "Как же вам не стыдно! Разве этому учит Евангелие?" На что солдат, нимало не смущаясь, отвечал: "А што нам евангиле? Мы ево только крышку целовали, а што в ём написано, этово мы не знаем". Не удивительно, что вчерашние условно-православные крестьяне легко предавали свою формально-обрядовую православность, легко подпадая под революционную агитацию и с той же лёгкостью идя громить церкви, в которые раньше ходили.

Но были люди и другого склада. Например, жили бурной молодой светской жизнью, а потом на старости лет "грехи замаливали". Некоторые даже постриг принимали и в монастыри удалялись. Это, конечно, лучше, чем ничего и чем быть богоборцами, кто бы спорил. Но полноценной живой церковной жизни на этом никак не построишь. Сейчас тоже такой взгляд весьма популярен: вот, нет времени, работы много, детей надо воспитывать, а вот выйду на пенсию, там и буду молиться и в храм ходить. Из числа нынешних бизнесменов и власть имущих наверняка тоже найдутся надеющиеся на такой вариант. В общем, при крайнем индивидуализме и разобщенности в церковной среде нет осознания личной ответственности за то, что происходит в РПЦ. В лучшем случае есть желание что-то получить, прийти, взять своё в виде некой помощи или даже своеобразной индульгенции и уйти. А другие справедливо в общем опасаются, как бы ни столкнуться с той поднаготной, о которой уже и так немало наслышаны. Стоит ли вообще сильно приближаться к храму и окунаться в эту жизнь, не обожжёшься ли, и надо ли очаровываться, чтобы потом не разочароваться? Вот и получается, что на практике церковь наша может быть чем угодно, от бюро молитвенно-потребительских услуг до психологических консультаций, порой весьма не качественных, но только не Телом Христовым, где каждый себя действительно чувствовал бы членом, нужным другим и объединенным с другими членами общением в любви и радости!

Святые новомученики! Помогайте в молитвах ваших становиться нам более ответственными за ту церковь, в которой пребываем!»

отсюда


  • 1
поскольку церковь была - как и теперь - спаяна в единое целое с ненавистной для народа властью богатеев и буржуазии, а ее служаки были госчиновниками и льнули к власти и деньгам, заискивали перед спонсорами - как и теперь, монастыри были крупными землевладельцами крепостниками и эксплуататорами - как и теперь - то чему же удивляться-то? Какое мученичество за нищего Иисуса когда их ликвидировали как эксплуататорский класс, ненавистный народу вместе с барами и другими притеснителями? И несогласен, что теперь такого не будет - попы за время свободы сделали все чтобы народ их опять возненавидел

голос гегемона с хабариком и путинкой)отобрать и поделить требует пес коммунячий

Оу! уже косячок скурили , мэм?

а что ты куришь товари?анашу пролетарскую?

Какие еще крепостники в 1917? вообще-то еще Екатерина II отобрала у монастырей крепостных.

  • 1