?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Зияющие высоты...
СУПчика хочится
kalakazo
В продолжение темы "О неслыханно духовном возрождении эпохи патриарся Кирилла":


"Вот уже столько прошло, как на высокий пост архиепископа Вологодского и Великоустюжского решением Священного синода Русской православной церкви был назначен епископ Игнатий (в миру - Депутатов Алексей Михайлович, 1977 года рождения). Предыдущий архиепископ Максимилиан, много лет возглавлявший вологодскую епархию, был переведен «на понижение» в Калугу.
Данная замена вскрыла проблемы РПЦ, характерные не только для Вологодского региона, но и в масштабах страны. Во-первых, это кадровая проблема. Вне зависимости от личных качеств и заслуг слишком молодой возраст для такого высокого сана (что противоречит канонам и традициям Церкви) говорит о кадровом голоде. Качество подготовки священнослужителей, не способных завоевать доверие населения, привлекать новых верующих в приходы, составляет вторую проблему.
Также очевидно, что в РПЦ, как и в любой мощной финансово-властной структуре, ведутся внутренние разборки, так называемая борьба кланов и групп влияния. Максимилиан поддерживал «старую школу», выступавшую против разделения Вологодской епархии (и других по стране) на более мелкие епархии, что превратило бы ее в митрополию.
В этом ключе Игнатий был назначен «авансом», мол, сможешь продавить разделение, будешь делать карьеру и дальше, станешь митрополитом.
С отставкой Максимилиана, изрядно скомпрометированного в последние годы своим окружением «менеджеров от Церкви», многие связывали надежды на улучшение отношений Вологодской епархии с обществом и органами власти.
Но полгода реформ Игнатия показали, что на смену одной группе «духовных бизнесменов» просто пришла другая. Начальная «такса» за службу митрополита Игнатия в зависимости от местоположения церкви составляет 30 тысяч рублей. Поставленные чуть ли не на плановую основу «поборы» в храмах никуда не делись. Церковь воспринимается ее действующим руководством как вид бизнеса. Сокращаются непрофильные активы и издержки. Увольняют пенсионеров, чтобы не платить налоги. Ведется черная бухгалтерия, зарплаты выдаются «в конвертах», причем ее размер зависит от лояльности руководству. На строительные и ремонтные работы списываются сотни тысяч рублей, а их качество никого не интересует. Новая власть в Вологодской митрополии, постоянно напоминая о своей близости к патриарху, не пытается сблизиться с местным населением, обществом, учесть его северный менталитет. На одной из «планерок» Игнатий прямо заявил: «Надо изживать из себя вашу поганую вологодскость». Почти все энтузиасты, восстанавливавшие храмы в 90-е годы, уволены. Изображение бурной деятельности, без учета местных традиций и интересов, да даже и сама такая деятельность, не отменят раскол и противостояние в православной общине региона. Можно сколько угодно строить новых церквей, но они простоят пустыми, если вокруг них не будет нормальной общины. Общины, состоящей из местных прихожан".

отсюда


Вот доказали, что Игнатий (Алешенька Депутатов) гомосексуалист и махинатор.
Что теперь? Полегчало?

Нет, не полегчало! Ведь всему этому Игнатиеву посеву на Вологодской афедре, предстоит дать всходы и соответствующие плоды.

(no subject) (Anonymous) Expand
Виват! (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(Deleted comment)
Смело вносите Вологодскую епархию на карту содомских владык МП

Со времен Максимилиана внесена и в голубой окрашена. Только Максимилиан под старость со своей страстью боролся, а тут полный неприкрытый разгул.

(Deleted comment)
(no subject) (Anonymous) Expand
Начальная «такса» за службу митрополита Игнатия в зависимости от местоположения церкви составляет 30 тысяч рублей.
-----------------------------------------------------------------------
А за еду служить он не пробовал? Подумал отец Куксевич.

По-моему, реально осуществляется попытка захвата темы журнала. Обратите внимание, в самом посте ни слова, ни намёка на гомосексуальную тему, темы обсуждаются вполне церковные. А комменты сплошь про это. Весеннее обострение?

Обострение, батенька! Вот кто знает, чью квартиру продавал Никандр в Шахтах?

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
А не слишком ли многого мы ждем от священнослужителей? Функция священника - исполнять требы. Если батюшка красиво служит, молодей!

А для советов и решений жизненных кризисов нужно просто иметь личного психолога. Психолог кровно заинтересован в вашем успехе - тут и денежные бонусы, и ответственность за качественную работу, и угроза судебных разборок при халтуре или ошибке, и профессиональная этика, и репутация среди коллег, и просто интерес к работе.

А бесплатные советы попа не несут НИКАКОЙ ответственности. Про поповскую этику лучше вообще не говорить. И обычно попу если и не начхать на вас, то как минимум просто скучно работать с вами, не потому что вы скучный тип, а потому что поповские интересы обычно касаются лишь его самого любимого.

У кого денег нет на психолога, придется самостоятельно искать решения своих проблем. Но к священникам за этим делом лучше не прибегать. Опять повторю, не от ненависти или презрения к батюшкам, а просто потому что они для этой функции НЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНЫ. Вы же не пойдете, скажем, лечить грипп в издательство медицинской литературы, а обратитесь к профильному специалисту.

молодец

(Anonymous)
ох, оговорка по Фрейду.
ну да понятно, что в смысле не "молодей" а "молодец"

(no subject) (Anonymous) Expand
(Deleted comment)
(no subject) (Anonymous) Expand
(Deleted comment)
(no subject) (Anonymous) Expand
Придется признать, что священство уже не имеет иммунитета, чтобы их не обсуждали. Но хотя бы чтобы не били, должен же быть такой иммунитет? Иначе получается, человек принял сан, а никакого иммунитета от этого не приобрел! Его можно и осуждать, и даже, извиняюсь, по кумполу настучать. Это же ужасно! Весь смыл русского православия тогда теряется.

Ваше так называемое "священство" никогда не имело никакого иммунитета. С 1943 года когда они приняли бесовщину за род занятий

Православный ГУЛАГ, время - наше.

https://ahilla.ru/esli-hochesh-chtoby-tvoya-mama-byla-zhiva-zdorova-ostavajsya-u-nas-do-kontsa/

Жуткая история! Совершенно невозможная в нормальной стране, где нет гебистов-сатанистов в рясах.

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
Тарасий Великоустюжский таже самая мразь

Пока никак себя не проявил на этом поприще. Даже служит без диакона.
Два пидорка какие есть в Великуюстюжской епархии, это Рыжков рукоположенный Максимилианом и Андрюшка Игнатьев протащенный Депутатихой в бытность последнего епископом неразделенной епархии. Пидораса Диму Лодыгина не рукоположил.
Жаль только , что Тарасию приходится общаться по служебным надобностям с открытым гомосеком Новоселовым , директором Тотемских музеев.

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
и таки опять прав батько Простопоп - заболтали боты тему.
Качество подготовки священнослужителей, не способных завоевать доверие населения, привлекать новых верующих в приходы, составляет вторую проблему
Сия вторая проблема, на самом деле первая.

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
пока церковь не возвратиться от византии к общинному строю, до тех пор она будет деградировать

Нормальные уже давно не ходят туда

(no subject) (Anonymous) Expand

«Если хочешь, чтобы твоя мама была жива, здорова, оставайся у нас до конца»


1 МАРТА 2019

АХИЛЛА



Это письмо из соседнего государства нам прислала отчаявшаяся мать, дочь которой, молодая женщина, уже несколько лет находится в одном женском монастыре.

Думается, многие, прошедшие «школу» послушничества и монашества в современных монастырях, узнают эту картину, как родную…

***

( В сокращении)



У меня единственная дочь, ей за тридцать. Нам с ее папой — за пятьдесят.
Все с высшим образованием.
Дочь закончила физмат-класс в школе, университет.
Отношения с дочерью — красивой, жизнерадостной, умной, доброй девушкой, — были хорошими.
Личная жизнь у нее не сложилась — болезненно рассталась с молодым человеком.
Очень хотела иметь семью, деток.
Воцерковилась.

Однажды вечером она позвонила : «Мама, мы уезжаем в область. Там нет связи».
«В какую область, кто мы?»
Разговор оборвался.

Посоветовали мне пойти к дочкиному духовнику, в монастырь.

Им оказался человек средних лет . Выслушал, весело сказал: «Не знаю, где она! Иди (ко мне на „ты“) домой, молись».

На моем попечении в городе еще был одинокий родственник, 84 года, за которым мы уже давно ухаживали, и где дочь была прописана.
Духовник, пренебрежительно усмехнувшись, резко сказал: «Вот еще! Кто ты такая? Будет еще благочинный заниматься твоей дочкой! Делать ему больше нечего».

Такого жестокого, циничного отношения даже представить себе не могла!

Пришли всей семьей с ним пообщаться.

Он ответил : «…Давайте говорить откровенно! Чем мужчина любит? Членом».
(Дословно, простите!)
Мы были шокированы.

Познакомилась я с монахиней, живущей там.

Она очень плохо отзывалась об этом духовнике: «Чем хуже, больнее он сделает людям, тем ему лучше!
Особенно плохо он относится к женщинам."

Что в монастыре есть группа монахов, типа секта.
Они зомбируют молодых девушек, пугают.
Издеваются, «держат на крючке».
Купили себе в области домик, и эти девушки работают там на них.

Сказала, что <"есть в его «чадах» и «солидные» люди, с которыми он очень адекватен, и которые, в случае чего, его защитят ".

Посоветовала идти жаловаться владыке..

Но в случае чего, сказала монахиня, она откажется от своих слов, не признается. Боялась!

Вдруг позвонила дочь: « Я в монастыре. Ты можешь приехать?»
Я примчалась.

Худенькая, бледная..
Морщинки на лице. Весь разговор - в присутствии духовника.
«Доченька, где ты была? Не уходи в монастырь!»
«Нет, мама, нет! Я хочу поездить по святым местам".

Она словно дала обет молчания.
«Я все сказала!»
Она даже крикнула: «Мама, ты хочешь, чтоб случилось что-то плохое?»
И снова исчезла, оставив все на съемной квартире, — вещи, диплом, документы, все…

Я думала — сойду с ума.

Благочинный сказал нам: «Оставьте девочку! Девочка определяется. Считайте, что она вышла замуж и уехала далеко». —
«С чем определяется ?"
Молчит.

Время шло. Телефон дочери был выключен.


Неудобно было заявлять на церковь, мы с мужем поехали в монастырь.
Игуменья по фото сначала «не узнала» дочь.

«Только не говорите, что вы — родители», — сказала игуменья.

Вошли на территорию. Увидели дочь! По ней было видно, что она рада нам!
«Если бы вы знали, где я, не отходили бы от стен монастыря!»


Мы зашли в комнату в гостинице.
Я упала на колени: «Доченька, не уходи в монастырь! Ты нужна мне!»
«Мама, я не ухожу в монастырь. ».
Нормальная человеческая жизнь для меня закончилась, превратилась в кошмар.

В монастыре я познакомилась с двумя девушками и их мамами.. Точно так же ушли и родители их искали.
Одна была там 5 лет, другая — 14.
Ушли оттуда инвалидами.
Монастырю они были уже не нужны.
В монастыре дочь была постоянно занята: с 4-30 утра до 21-30, а то и позже.


Помню слова игуменьи: «Мама должна слушать дочь!»
Я отвечаю за неё перед Богом!»

Я упала, потеряв сознание.

Дочь перестала мне звонить .

Случайно, у родственника, где она была прописана, заметили в квартирных платежках, что дочка выписалась.

Дочь не приезжала, по заявлению выписалась, и ее прописали в монастыре.

Матушка сказала, что сестер они отпускают домой, но моей дочери это нежелательно, неполезно.

Только по телефону сказала мне, что нужно причащаться и собороваться.
Говорила, как зомби, без чувств:
«Мама, не все кончается этой жизнью! Есть вечная жизнь!»

Меня потрясло такое равнодушное отношение.

Но у меня была цель — выжить, любой ценой.
Чтоб не оставить дочь одну, без мамы, им.

Большое спасибо людям, окружавшим меня, за их поддержку и помощь. Атеистам и верующим, от профессора-онколога до соседей и подруг.

Набравшись сил, я поехала к дочке, очень хотела увидеть ее, поговорить.

Дочка радостно встретила меня, но виделись мы очень мало — она все время была занята. Даже не освободили ее от послушаний, чтоб мы могли побыть подольше вместе.

Тогда произошел такой случай. Вижу, в коридоре возле моей двери стоит незнакомая девушка-трудница.


Спрашиваю у нее: «Вы ко мне? Заходите».

Уже в комнате она попросила, чтоб я ее никому не выдавала, говорит:

«Вы мама… (называет имя дочки)?» — «Да».

— «Она у вас такая умная! Ни с кем тут близко не общается! Сама по себе».

Я ей говорю:

«Сестра…, почему вы здесь? Вы такая умная».

Она дальше рассказывает:

«Здесь так ужасно. Старшая матушка такая нехорошая.

Заставляет сестер становиться на колени и просить у нее прощения.

Меня сюда привез папа, а я не хочу быть здесь. Мама во всем слушает папу, он у нас верующий. Только бабушка за меня. Живу я здесь в городе.

У меня случилось несчастье, на меня напали, у меня невроз.

Папа хочет, чтоб я осталась в монастыре. А здесь ужасно, так тяжело!

Меня считают здесь за дурочку, обижают, а матушка говорит, что она все равно поломает меня. Они сказали вашей дочке, что „если ты хочешь, чтобы твоя мама была жива, здорова, оставайся у нас до конца“. И она сказала им: „Да!“

Я видела, как ваша дочка очень сильно плакала в церкви. И она берет на себя самую тяжелую, самую грязную работу».

Свидетелем этого разговора была моя подруга.

Собрав силы, взяв себя в руки, я угостила этого ребенка, она была очень молода. Поддержала ее. Успокоила, что ничего никому не расскажу, все останется между нами.

Взяла у нее номер телефона. (Та девушка все-таки ушла из монастыря к бабушке, бабушка увезла ее к себе.)

Когда девочка ушла, я в панике побежала разыскать знакомую монахиню, чтоб спросить, приняла ли дочь постриг? На мое счастье, сейчас же увидела ее.

Она заверила меня, что нет. «Просто у нас, как в армии: прожили какое-то время, и как звание присваивается!
Надевают рясофор. Но это не постриг, стригут у нас годам к сорока».

Позже я поговорила с дочерью.
Чтоб не творила глупостей, не впадала в крайности по поводу меня, если будут увязывать что-то с моим здоровьем.
Что я ее очень люблю и нуждаюсь в ее помощи, близости и жду дома.

В следующий мой приезд было очень жарко. Невозможно было просто находиться на улице и дышать. Я увидела свою дочь, работающую на огороде с сапой (мотыгой) в руках. В одежде с длинными рукавами, в длинной юбке, туфлях и носках в самый солнцепек, после 12 часов дня, на солнце! А матушка-начальница сидела неподалеку в беседке, в тенечке, возле родника и наблюдала.

Я еле подошла к дочери и стала ее просить, умолять уйти с солнца! Объяснять, что так нельзя — опасно для здоровья, чревато тепловым или солнечным ударом, онкологией. Дочь провела меня в комнату и ушла работать дальше на послушание, как я ее ни просила. И матушка ушла из беседки куда-то. А я лежала в комнате и плакала от бессилия что-либо изменить. Мне не верилось, что все это происходило с нами в XXI веке!


(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
Хлебосольный шМарк рязанский нанюхавшись хлеба. Решил с местной братвой побухать прямо в храме видимо заливает горе……
CK0A0356

Справедливость! Равенство, Братство.

(Anonymous)
Старушек он отпаивает из пластиковых стаканчиков студёной водицей прямо на улице, сам же с корешами откушивает элитный алкоголь с фруктами, икрой прямо в храме. Справедливость! Равенство, Братство.
DSC00608

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
Митр. Виктор бывший Тверской в коме! Из за этих комментов про голубых! Вам всем должно быть стыдно!

Марк,порядочный человек,эта фотография скорее всего из сельского прихода,где нет возможности встретить архиерея,к вашему сведению владыка не гнушается простой сельской трапезой и убранством.Да,ещё,денег за службу и освящения не берёт,не только вами пропиаренный Тихон несвятой.

Зато кагором за трапезой напивается. А ведь скоро пост.

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand