?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Аксиос, Аксиос, Аксиос?!
СУПчика хочится
kalakazo
Хиротония архимандрита Саввы (Тутунова) во епископа Зеленоградского
3 марта 2019 года:







































отсюда


Из дедулькиной саги Бабилонской небоскреб:


Его Сартрапосмиренство...
23 августа, 2010

"А почему же Вы до сих пор не с нами, а против нас?" –
голосок за моей спиною
был вкрадчиво завораживающим,
а из-под победоносиковых очёчков взглядец - укорливо смиренным.
Пред дедулькиным kalakazo
во всей своей безропотливой стати
предстал сам Его Сартрапосмиренство Ксаверий Викторович Туктунов –
Великий Инквизитор великой Православной империи:
"Всех посетили, а меня навестить,
да чайком побаловаться, и позабыли..."
Пелена сонной мороки утончилася
до самой что ни на есть настоящей реальности
и можно было бы уже и разбуркаться,
но просыпаться дедулькину kalakazo
показалося не в резон:
"Ежели грезить будущим, то уж до победного конца..."


Авгиевы конюшни...
23 августа, 2010

Ксаверий Туктунов крайне недолюбливал,
когда его за глаза именовали Великим Инквизитором:
уж слишком прозрачный намёк
на известную всем "Легенду..." Фёдора Михайловича
и связанныя с ней указания
на "подмену" истинного христианства
христианством подложным: "Не во имя Иисуса, а ради хлеба куса!"
Зачем же так сразу прозрачно и намекать,
что якобы кто-то нынче взял
да и вознамерился
отнимать у сегодняшних православных
неприкосновенныя их "свободы".
Пускай уж лучше его именуют скромно – Смотрящий.
Воспитанный на брегах парижской Сены
в самом, что ни на есть истинно декартовском картезианстве,
Ксаверий Викторович не то чтобы не веровал во Христа,
а, скорее всего, не совсем доверял ему:
свободными во Христе вполне возможно быть
в Парижске, в Вене, в Мюнхене,
но никак уж на брегах Москвы-реки или Невы,
где до сих пор и дышится
всё теми же исконно русскими
миазмами гнилостно-крепостнического туману.
На хилыя плечи Ксаверия Туктунова
вместе со званием Смотрящего
лёг всем своим нелёгким стопудовьем
тяжкой крест
разгребать церковно Авгиевы конюшни,
доставшиеся в наследство от прежнего Главпеча:
брал ведь тот
без зазрения совести
"благодарения" целыми чемоданами,
настрогав в деспоты церковныя
не токмо эскадрон всякого роду проходимцев и подонков,
но и на седалища Моисеова
насадив ещё и толпу
самой откровенной бандюковской гопоты:
"До чего ведь и Церковь Христову
довёл своей несытоскотинной симонией
несчастный,
что и имя ебискупа православного
всего лишь за 18 лет своего горе-святейшества
соделал синонимом татя
и с большой дорози
кистинём махающего
разбойника!"


Понуждение к соборности...
7 октября, 2010

Сон дедулькина kalakazo
развёртывался в красочную картинку маслом
и даже во сне
дивил мою затуманенную головушку
всё новыми обертонами.
Великий Православнутый Инквизитор
Ксаверий Викторович Туктунов
угодливо лыбился
моему прискобному недостоинству,
угощая поскакулькина
зелёным чаем с сушками,
и внезапу несколько брезгливо поморщился
при поминании мною церковной "соборности":
"Ну вот, и Вы ту же песенку завели,
что и Ваш друг, Вениамин Новик.
А ведь мы над этой темою
ночами не спим,
денно и нощно над нею работаем!"
И он, приоткрыв один из шкафов
стоящих за его делопроизводственным столом,
явил моему изумлённому взору
две выстаивающия на подставах
близняшныя главы,
тютелька в тютельку
схожие с главою
благополучно здравствующего ныне
Баварского деспоты Мрака.
"Узнаёте? Трудно не спознать-то!
А это ведь самый первый образец
наших секретных разработок "понуждения к соборности"!
Первая головушка
недовольственно хмарилась,
взираючи на Ксаверия Викторовича,
и проклинала его поносными глаголами:
"Чекист в рясе! Бес с крестом на шее! Homo soveticus..."
Он же, не взираючи на гневенное ея расположение,
словно матрешку располовинил ея.
Матюшки светы: деспотная глава была под завязку
плотно забита транзисторами, резисторами
и прочей электронной мутатою.
"Антисоветско-молитвенный образец!
А вот Вам образец молитвенно-просоветский!!!"
Другая головушка, пожиравшая Ксаверия
бес-лести преданными очами
и елейно проговаривавшая токму едину фразу:
"Всем предовольны, Ваше Июдоинквизиторство!",
оказавшись без черепушной верхушки,
повергла дедулькина в полное иступление
своей полной пустотою
и единственной в ней микросхемой,
размером в спичечную головку:
"Ну как, друг мой, почувствовали разницу?"


Кол на поповской башке...
8 октября, 2010

Содержимое соседнего шкафу
в кабинетце Великого Придержателя
(с образцами ебискупских глав
и с управою на них
тож с помощию токмо единой микросхемки)
и без тово уже исступлённого дедулькина kalakazo
могло б лишить и вовсе уже всякого дара речи,
ежели не припомнилась ему бы
ветхая деньми его же авторства
классификация нонешнего церковного деспотизму.
"Как же, как же-с, супротив охоты,
но читаем-с инетнаго кидателя какашками
и на ум время от времени мотаем-с
неции поскакулькина идейки:
"По сприключившемуся с нами ранжиру,
можно частенько встретить в отечестве нашем
епископа-чинушу,
с суховатой металикой в голосе
и призмой вороха входящих и исходящих бумаг,
через каковые он и обозревает живую жизнь
и по творимому количеству коих
и меряет благополучие
епархиальной жизни,
а талант истового поповства
всегда находит в одном только умении:
по форме, каллиграфно и правильно
составлять прошения."
http://kalakazo.livejournal.com/139047.html
А вот вам и воплощение сей пречудственной идиомы!"
Указанная Ксаверием Туктуновым головушка
недовольственно качалася из стороны в сторону,
приговаривая вчипленное в нее распекание:
"Хоть кол на главе теши
на твоей поповской башке!
Сколько раз говаривать:
на писанном прошении,
пять сантиметров сверху –
пустое поле для резолюции,
три сантиметра слева – пустое поле
для скоросшивателя,
четыре сантиметров снизу –
для владычной печати...
И кто так прошение подписывает,
дурья твоя глава:
"смиренейший послушник".
"Смиреннейший" – это Я,
а ты – "нижайший"...!"


Условный рефлекс...
9 октября, 2010

"Попадается и старый тип епископа-барина,
какой епархию считает
даденной ему на откуп вотчинной,
какая беспременно должна холопски
пред ним прогибаться,
таскаться за чубы,
сама себя пороть на конюшне,
вилять хвостиком
в знак вечной благодарности владыке
за то, что он только у них есть,
постоянно доиться и отстёгиваться:
попы усиленно стригут свою паству и
на прокорме содержут
стригущего их ебискупа,
а ебискупов стрижёт уже сам Святейший..."
http://kalakazo.livejournal.com/139047.html
То, что дедулькину токмо с вельего бодуна
могло когда-то сбрендиться,
в деспотной коллекции
Ксаверия Викторовича Туктунова
обретало своё дивное воплощение:
шестьдесят шесть барских головушек,
бычья-шеих и мясистощёчьих,
передом своим смахивающих
на кургузо задняя,
хорошо упитанного борова,
вело в том инквизиторском шкафу
промеж собою
неторопный разговоре –
про барски конюшни,
про имения,
про холопские души
и своим густобаритонным многогласием
напоминало старорежимных времён
помещичье собрание:
Плюшкины, Коробочки, Собакевичи, Ноздрёвы.
"А тяперича know how в разработке деспотных технологий!" –
Ксаверий Викторич зазвал в кабинетец
долгополого секретаря,
и при виде младого попёнка
всё деспотное собрание внезапу умолкло
и почало облизываться на него,
как на лакомую дичь,
с превеликим слюноотделением:
"Вот, меж прочим, откудова
кутейному отпрыску Ивану Петровичу Павлову
могла открыться вся правда
про обессмертивший его
условный рефлекс!"


  • 1
Юлия Латынина

Иисус

Историческое расследование

Купить книгу "Иисус. Историческое расследование" Латынина Юлия
Так говорит Господь, Царь Израиля,

и Искупитель его,

Господь Войск: Я первый и Я последний,

и кроме Меня нет Бога.

Исайя, 44, 6[1]
«Они будут совокупляться во имя мое и резать своих детей».

Иисус Христос, «Евангелие от Иуды»
* * *




* * *
Без сомнения, данная работа является лучшей в этом непростом жанре.

Я уверен, что труд Латыниной станет классикой. На сегодняшний день книга – обжигающе современна, так как отвечает на те вопросы, которые обнажились только сегодня. Помимо своего фактологического богатства – она смертносно логична и блестяще написана.


Александр Невзоров


Предисловие

Как было хорошо известно последние полторы тысячи лет – с момента триумфа христианства и до середины XX в., – в начале I в.н. э. в Палестине существовали два религиозных течения.

Одно была страшная и могущественная «четвертая секта», описанная Иосифом Флавием – зилоты и сикарии. Это были террористы, которые фанатически соблюдали иудейский закон, проповедовали джихад, устраивали теракты и в конце концов развязали Иудейскую войну. Короче, это был еврейский ИГИЛ.

Другое течение возглавлял Иисус Христос. Он был проповедник мира, добра и любви. Он учил, что иудейский закон соблюдать не надо и что врагов надо любить.

Кровавые зилоты, несмотря на всё их могущество, были уничтожены римлянами и исчезли без следа. Мирные христиане, несмотря на то, что они были крошечным ручейком, постепенно разлились в могучую реку, которая подчинила себе весь мир.

В течение почти полутора тысяч лет, во время которых христианская церковь обладала монополией на грамотность и образование, тезис о том, что Иисус Христос проповедовал мир, всепрощение и любовь к врагам, никто не оспаривал. Оспаривать его был опасно. Любой, кто усомнился бы в мирном характере христианства и его любви к врагам, был бы сожжен на костре.

Со времени Просвещения дело начало обстоять хуже. Герман Самуил Реймарус (1694–1768) первый предположил, что месседж Иисуса ничем не отличался от месседжа других пророков ненависти, ходивших в это время по Иудее. Альберт Швейцер (1875–1965) согласился с его выводами, и его книга «В поисках исторического Иисуса: от Реймаруса до Вреде», переведенная на английский в 1911 г., открыла новую эпоху в библеистике.

Фундаментальный труд Роберта Эйслера (1882–1949) «Царь Иисус», вышедший в 1929 г., опередил свое время и был в значительной степени проигнорирован. Однако после появившейся в 1967 г. книги «Иисус и зилоты» англиканского священника Самуила Джорджа Фредерика Брендона специфически иудейскую милленаристскую составляющую в учении Иисуса стало игнорировать больше нельзя.

Со времен основателя тюбингенской школы Фердинанда Кристиана Баура (1792–1860) и Вильяма Вреде (1859–1906) в библеистике твердо укоренилось тактичное предположение, что настоящим основателем христианства был апостол Павел и что без него последователи Иисуса Мессии так бы и остались одной из крошечных милленаристских иудейских сект.

Несмотря на всю колоссальную разницу между каноническим Иисусом, отвергающим иудейский закон и проповедующим любовь к врагам, и Иисусом – проповедником ненависти, каким его рисуют Реймарус и Брендон, у этих обоих Иисусов есть важная общая черта: они являются совершенно незначительными персонажами, чья смерть была не замечена никем, кроме их ближайших соратников.

Лучше всего такую точку зрения сформулировал один из лучших современных популярных библеистов и автор бестселлеров Барт Эрман. Он соглашается, что да, конечно, Иисус был обыкновенным иудейским пророком ненависти. Но он был очень маленьким пророком.

Он был малоизвестным неудачником, унылым лузером, «слабым и бессильным ничтожеством, казненным самым унизительным и болезненным способом римлянами, бродячим проповедником, который оказался не в ладах с законом и был распят как мелкий преступник»[2].

С этой замечательной картиной незначительного Иисуса не согласуется, однако, ряд фактов.


Первое.

Иосиф Флавий сообщает нам, что в 62 г.н. э. со стены Иерусалимского храма был сброшен Иаков, брат Иисуса[3].

Более того – первоначальный текст Иосифа Флавия именно эту смерть связывал с причиной Иудейской войны[4]. В современном тексте Флавия эта цитата пала жертвой полуторатысячелетий христианской цензуры, но ее видели и цитировали такие столпы церкви, как Ориген[5], Евсевий Кесарийский[6] и бл. Иероним[7].

«Это случилось с иудеями в отмщение (έκδίκησιν) за Иакова Праведника, брата Иисуса, называемого Христом», – неосторожно приводит нам эту фразу Евсевий.

Как легко понять, Иудейская война могла быть отмщением за одну только смерть – смерть главы секты сикариев. В этом случае восстание было местью за эту смерть. Однако предположение, что брат Иисуса, Иаков, руководил сикариями и зилотами, плохо согласуется с гипотезой о незначительности Иисуса.

Мы не знаем, кто был Иисус, но брат его после его смерти руководил «четвертой сектой». Это как в анекдоте: не знаем, кого везут, но водителем у него Брежнев.

Второе.

Кто стал преемником Иакова, брата Иисуса, на посту главы секты? Сказать сложно. Наши христианские источники темнят[8].

Но мы знаем, кто возглавил Иудейское восстание, которое, согласно неотцензурированному Иосифу, произошло из-за казни Иакова. Этого человека звали Менахем. Он был потомком основателя страшной «четвертой секты» Иуды Галилеянина и, очевидно, Мессией из рода Давидова, потому что в это время потомок никакого другого рода не мог претендовать на то, чтобы быть Помазанником.

Что говорит нам Новый Завет о Мессии Менахеме? Как ни странно, довольно много, потому что в Евангелии от Иоанна Иисус всё время предрекает пришествие на землю некоего Утешителя.

«Я умолю отца, да даст вам другого Утешителя, и да пребудет с вами навек. Не оставлю вас сиротами, приду к вам» (Ин. 14:16–18). «Утешитель, Дух Святой, которого отец пошлет во имя мое» (Ин. 14:26). «Когда же придет Утешитель, которого я пошлю вам от Отца, Дух Истины, который от Отца исходит, он будет свидетельствовать обо мне» (Ин. 15:26). «Если я не пойду, Утешитель не приидет к вам» (Ин. 16:7).

Как переводится Утешитель на арамейский?

Менахем.

Это, согласитесь, неприятная мысль.

Иисус пророчествует, что придет Менахем, что он будет Дух Истины, что он будет свидетельствовать об Иисусе и даже что он будет новым воплощением Иисуса.

И Менахем приходит и оказывается кровавым палачом и главой секты фанатиков.

Может быть, перед нами просто совпадение?

Проблема заключается в том, что римляне не считали это, видимо, совпадением.

Дело в том, что после Иудейской войны Веспасиан отдал приказ истребить всех членов рода Давидова, к которому принадлежал Иисус[9]. В 80-х годах аналогичный приказ отдал Домициан[10]. В третий раз распоряжение разыскать и убить всех потомков Давида отдал император Траян. В результате как раз и был распят вышеупомянутый Симеон бар Клеопа[11].

Согласитесь, что Веспасиан после Иудейской войны должен был, по логике вещей, приказать истребить родственников Мессии сикариев, Менахема. Почему же он истреблял родственников мирного Иисуса? И как эти систематические преследования рода Иисуса римскими императорами соотносятся с утверждением, что те чуть ли не до IV века ничего не знали о христианстве?


Четвертое.

Сразу после разрушения Храма фарисеи, собранные в Явне, учредили биркат а-миним, т.е. ежедневное проклятие еретикам, произносимое в составе ежедневной молитвы[12]. «Миним», которым произносилось проклятие – это иудействующие христиане.

Как известно, фарисеи возложили ответственность за Иудейскую войну и гибель Храма на «четвертую секту». Как же объяснить тот факт, что, собравшись в Явне, первым делом после гибели Храма фарисеи предали проклятию не «четвертую секту», а маленькое и никому не известное, да еще вдобавок исключительно мирное течение?

Пятое.

Современные последователи Иисуса называют себя христианами. Слово это не является самоназванием. Оно происходит от слова «Христос», которое, в свою очередь, является буквальным переводом на греческий древнееврейского «Машиах», т.е. «Помазанник» (аналогичное арамейское слово – «Машиаха»). Иисус и его апостолы на греческом не говорили и уже по этой причине называть себя христианами не могли.

И, действительно, в Новом Завете Иисус и его последователи называются «святые», «праведники», «назореи», «следующие пути» и даже «зилоты» ((ζηλώται) (Деян. 21:20). Слово «христианин» в Новом Завете употребляется только три раза, и при этом каждый раз оно вложено в уста врагов секты или властей. Так, царь Агриппа II с насмешкою говорит апостолу Павлу: «Ты немного не убеждаешь меня сделаться христианином» (Деян. 26:28).

Напротив, римские официальные источники с самого начала называют христиан «христианами». В переписке Траяна и Плиния Младшего, у Тацита, в многочисленных протоколах судов над христианами, которые дошли к нам со II в.н. э., употребляется именно слово «христиане».

Резонно предположить, что слово «христиане» было римским юридическим термином, который обозначал последователей Иисуса. Однако тогда получается, что термин этот появился очень рано. В «Деяниях апостолов» говорится, что это случилось после бегства последователей Иисуса из Иерусалима, вероятно, еще в 30-х гг.: «И ученики в Антиохии в первый раз были объявлены (χρηματίσαι) христианами» (Деян. 11:26).

Мы еще вернемся подробно к вопросу о том, кто, когда и почему стал преследовать последователей Иисуса. Сейчас же сошлемся на двух современных итальянских библеистов – Марту Сорди и Илларию Рамелли, полагающих, что христианство было запрещено сенатусконсультом еще при императоре Тиберии, то есть не позже 37 г.н. э.[13] В таком случае данная фраза из «Деяний апостолов» прямо относится именно к этому эпизоду.

Однако как согласовать такое раннее появление римского юридического термина с утверждением о никому не известном Иисусе? И как получилось, что в то самое время, когда в Галилее развивалась и крепла ужасная «четвертая секта», Сенат запретил не ее, а мирных и кротких христиан?

Но даже все эти проблемы меркнут по сравнению с самой очевидной и с самой главной – а именно, проблемой так называемых «преследований христиан».

Каждый уважающий себя христианин знает, что Римская империя преследовала мирную религию Христа. О причинах этого преследования выдвинуты десятки оригинальных предположений, делающих честь уму и изобретательности их авторов.

Вы можете прочесть, что римляне преследовали мирную религию христиан, потому что были одержимы Сатаной. Что христиане нарушали установленный порядок вещей. Что римляне считали их колдунами. Глупые невежественные римляне полагали, что христиане на своих собраниях пьют кровь и занимаются свальным грехом. Христиане отказывались поклоняться императору и тем самым нарушали pax Deorum, и пр., и пр.


Все эти удивительные объяснения игнорируют один простой и очевидный факт. А именно – Римская империя была тотально веротерпима. К моменту начала преследований христиан Рим запрещал только две религии.

В 186 г. до н.э. сенатусконсульт запретил вакханалии. Спустя два века при Тиберии Сенат запретил религию друидов. Никаких идеологических причин этого запрета не было: обе религии были запрещены за человеческие жертвоприношения.

За всю историю Рима в нем не было случая преследований людей только за то, во что они верят. Как ехидно заметил в свое время Эрнест Ренан, для того чтобы такие преследования начались, надо было дождаться триумфа религии мира, прощения и любви.

И тем не менее римляне более или менее систематически, начиная с 30-х годов н.э., преследовали тех, кто «был объявлен христианами». При этом тесты, которые римляне предлагали пройти христианам (отречься от Господа и принести жертву императору или богам), точь-в-точь напоминали тесты, которые после конца Иудейской войны они предлагали сикариям и зилотам.

Бессмысленно спрашивать: «Почему римляне преследовали христиан»?

Надо спрашивать: что сделали христиане, чтобы римляне их преследовали?

  • 1