kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Отчисления...

В продолжение темы "А вот вам и церква..."

Старая аналитика в отношении "поборов" и проч., но и доселе актуальная:


"Большие храмы в областных городах могут иметь 1–2 миллиона рублей в месяц. Если храм в Москве, то доход может исчисляться миллионами. Этими деньгами распоряжается настоятель. Настоятель — глава юридического лица, местной православной религиозной организации. Храм не может считаться храмом, если на бумаге у государства не зарегистрирован.

Деньги, которые проходят через расчетный счет и отражаются в бухгалтерских документах, нельзя использовать нецелевым образом. Цели прописаны в уставе религиозной организации. Все такие поступления действительно идут на уставную деятельность. Неофициальные доходы у прихода возникают потому, что настоятель не хочет фиксировать большое количество денег. По разным причинам. Я знаю, что одного священника вызывали наверх, потому что на счету у прихода скопилась большая сумма, а он никуда не тратил. Его из-за этого сняли: надо уметь тратить любые суммы.

Самая большая наценка на свечи — в десятки раз. Это деньги из воздуха.

Не все пожертвования и деньги от продаж иконок проходят через бухгалтерию. Кстати, вы только думаете, что покупаете крестик в церкви, а на самом деле вы жертвуете рекомендуемую сумму, а взамен получаете крестик. Чисто юридически вы его потом не сможете вернуть, потому что получили его как бы бесплатно. В основном речь как раз об обычных пожертвованиях, когда дядечки и тетечки приносят деньги за свечечки. Если кто-то отстегнул миллиончик на новую колокольню, это большая редкость. В общем, основной доход — торговля православными сувенирами. Какую наценку делать на товары в церковной лавке, решает настоятель. Самая большая наценка на свечи — в десятки раз. Это деньги из воздуха.

Церковные предприятия вроде свечного заводика — это скорее исключение. В ручном труде задействовано много людей. Они должны где-то жить, их нужно кормить, заказывать производные для товаров. Это сложная схема, но без перспективы получения каких-то сногсшибательных доходов. Производство —затратное, а потому редкое явление. Если оно и есть, то это скорее социальная деятельность — занять людей или приютить бомжей.

Священники в России выполняют роль недопсихологов. С ними люди не лукавят, стараются рассказать самое сокровенное, легко идут на контакт. Если священника пригласили освящать квартиру, то стараются ему всячески угодить — таким образом завязываются отношения. Священник начинает поздравлять семью с праздниками, те в ответ приглашать его на семейные торжества. Более состоятельным людям священник, конечно, уделяет больше внимания, потому что они пожертвуют больше, чем какая-нибудь старушка. Бывает, священник, видит, что человек работает на заводе, и делится с ним, что вот, мол, строим колокольню, нужна сетка-рабица. И человек от чистого сердца сетку-рабицу несет. Бывает, приходят священники к директору организации и в лоб говорят: «У меня вот храм в вашем районе, нам нужна машина щебня». Но, как правило, это все же свободная воля. Или появился в области новый завод — приходит батюшка его освящать, а потом мельком говорит о проблемах прихода. Некоторые могут даже задружиться с директорами.

Крупные поступления редко бывают денежными — их часто дают строительными материалами, оплатой счетов за электричество, но не напрямую. Но некоторые конторы заинтересованы в выводе капитала через благотворительность, потому что очень сложно посчитать, сколько денег ушло на строительство храма. Бывает, что смета завышается в два раза.

Расходы
Самые крупные расходы — это содержание штата.

Унифицированных окладов нет.
Сейчас все просто: компании доставляют все что угодно.
В РПЦ есть «Софрино».

Обычно епархиям нужно закупиться в «Софрино» на несколько миллионов в год, чтобы не получить проблем с руководством.

Если приход очень богатый, то самое дорогое, что могут заказать, — иконостас.
Заменить его или сделать новый стоит от 1,5 до 10 миллионов рублей. Хотя такие покупки редки даже в богатых храмах.
В церквях на окраине иконостас часто печатают на фотобумаге, чтобы издалека не было понятно, икона это или репродукция.
Кадила, литургические наборы, другие предметы богослужения могут стоить десятки и сотни тысяч рублей.

Крупные расходы в приходе бывают, когда готовятся к приезду высокого чина.

Некоторые священники в маленьких храмиках даже берут кредиты, чтобы накупить цветов.
Так демонстрируют лояльность.

Если архиерей один раз сказал священнику, что тут нужен забор, а там надо украсить дорожку, в следующий его приезд священник просто обязан поставить забор и постелить дорожку, даже если она пригодится всего один раз.
Самодурство епископов не так глупо, как может показаться на первый взгляд.
Это проверка послушания.

Отчисления

Нельзя занимать хорошее место, если не отстегиваешь наверх. Без этого священник не продержится и месяца. Каждый большой праздник глава епархии старается служить в крупных храмах. Там происходит передача денег, не только ему, но и всем, кто с ним служит, — каждому по конверту. Настоятель может отдавать больше половины (иногда доходит даже до 80 %) прибыли, которая вчерную идет мимо кассы, нигде не проходя по бумагам. Дальше все идет по цепочкам выше и выше. Одна цепочка очень короткая: в епархии, где мало священников, все отдают напрямую епископу. Если это большая разросшаяся бюрократическая машина, как в Московской области, то все идет через благочинных. Все это, помимо церковного налога (около 20%), который платится официально.

Церковная верхушка аккумулирует эти средства. Когда человек приходит на первый курс семинарии, он уже видит эту цель. Плох тот семинарист, который не хочет стать архиереем. Почему? Именно из-за благ, которые можно получать.

Через год после назначения епископ может купить дом где-нибудь в Италии.

Хранить деньги на счетах — дурной тон.
Как правило, люди покупают себе дорогие украшения, кресты с драгоценными камнями, улучшают быт настолько, насколько это вообще возможно:

обустраивают дом как барскую усадьбу, не отказываются от дорогих кушаний.
Один человек при должности в Петербурге просил приносить ему устриц, чтобы они «аж пищали».
Он ее кушает, а она пищит.

Доход священника
Рабочий день священника зависит от расписания богослужений. Как правило, утренняя служба начинается в 7–8 утра, а заканчивается в 11 часов. Потом садятся за трапезу прямо в храме или берут еду из дома, потому что утреннее богослужение совершается натощак. Священнику нельзя есть после полуночи, нельзя есть и пить до причащения во время богослужения. После этого священник устраивает себе небольшой отдых или у него назначены требы.

Требы — это частные богослужения, которые люди заказывают для себя: венчание, освящение, отпевание, беседы перед крещением. Всем этим занимается батюшка.

Доход рядового священника складывается из оклада и денег, полученных от треб.

Рекомендованная сумма пожертвований за требы ограничивается только фантазией настоятеля.
Иногда все четко прописано в объявлении на притворе храма.
Иногда, когда спрашивают, сколько должны, священники отвечают «Ну, обычно дают 3 тысячи» или «Сколько можете подать».
Человек переживает, что мало, и дает больше.
Некоторые священники могут упасть в ноги и начать плакаться, говорить, что дети в обносках ходят, а матушка болеет.

Но это крайность, конечно.

Если человек заказал требу в храме — пришел в церковную лавку и попросил освятить квартиру, — то доход пойдет на нужды храма.

Если священник «получает заказ» по своим каналам, то деньги кладет себе в карман.

Одна треба стоит от 500 рублей до 30 тысяч рублей.

Знают историю, когда за освящение вертолета дали именно 30 тысяч.
Но в среднем освящение дома стоит 3 тысячи рублей.

В областном городе у рядового священника, не настоятеля, в месяц выходит от 20 до 200 тысяч рублей.

Начинающий священник априори не может много зарабатывать: 20 тысяч на требах и 15 тысяч зарплата — всего 35 тысяч.

Но для выпускника вуза в областном городе это нормально.

Я не говорю о Москве.
Москва — другая страна.
Священники тут могут 200 тысяч в среднем получать.
Настоятель центрального храма — от миллиона рублей.

Очень редкий священник вне церкви ведет жизнь, отличную от светского человека.

Один-два раза в год священники выезжают за границу в паломнические поездки.
Если победнее, то на русский юг.

Стараются хоть раз в жизни побывать в святых местах — в Иерусалиме или на Афоне.

Но, откровенно говоря, священники избегают таких поездок.

В свой отпуск священник редко ездит по святыням.

Предпочитает море, чтобы позагорать".

отсюда
Tags: Деньги РПЦ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →