?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Отметить Next Entry
О храмоборцах...
СУПчика хочится
kalakazo
Иерей Георгий Максимов:

О храмоборцах в Екатеринбурге




Что полагалось за отступление от православия в царской России


Уголовное уложение

Весьма популярен миф о том, что малочисленность неправославных христиан в нашей стране в прошлые века обусловлена исключительно приверженностью народа к православию. При этом почти никто не знает, какими полицейскими мерами эта верность православию поддерживалась.

Ниже мы приводим раздел Уголовного Кодекса царской России «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 г. Факсимильную копию этого текста, а также текстов более поздних редакций, можно скачать с сайта Российской Государственной Библиотеки http://rsl.ru, где они находятся в свободном доступе в универсальном хранилище. Более поздние версии отличаются исчезновением некоторых уж слишком бесчеловечных наказаний, вроде клеймления, или числа ударов, несовместимого с жизнью. Самая поздняя версия уложения, вышедшая после «Манифеста об укреплении начал веротерпимости» 1905 г. уже не содержит указаний к уголовному преследованию инославных христиан, занимавшихся прозелетизмом.

Для уточнения употребляемых в «Уложении» терминов, например, степеней наказаний, оговоренных статьей 21, или значения «прав состояния» обращайтесь к соответствующим главам оригинального текста «Уложения…».



Глава Вторая

О преступлении против Веры и постановлений церкви



О отвлечении и отступлении от веры.

190. За отвлечения, чрез подговоры, обольщения или иными средствами, кого-либо от Христианской веры Православного или другого исповедания в веру Магометанскую, Еврейскую или иную не Христианскую, виновный приговаривается: к лишению всех прав состояния и к ссылке в каторжную работу в крепостях на время от восьми до десяти лет, а если он по закону не изъят от наказаний телесных, и к наказанию плетьми чрез палачей в мере, определенной статьею 21 сего Уложения для пятой степени наказаний сего рода, с наложением клейм. Когдаж при том будет доказано, что им употреблено насилие для принуждения к отступлению от Христианства, то он присуждается: к лишению всех прав состояния и к ссылке в каторжную работу в рудниках на время от двенадцати до пятнадцати лет, а если он по закону не изъят от наказаний телесных, и к наказанию плетьми чрез палачей в мере, определенной статьею 21 для третией степени наказаний сего рода, с наложением клейм.

191. Отступившие от Христианской веры Православного или другого исповедания в веру не Христианскую,

отправляются к духовному начальству прежнего их исповедания, для увещания и вразумления. До возвращения в Христианство они не пользуются правами своего состояния и на все сие время имение их берется в опеку.

192. Если Магометане и Евреи, вступившие в брак с лицами Евангелическо-Лютеранского пли Реформатского исповедания, будут, вопреки данным ими подпискам, воспитывать детей своих не в Христианской вере, или же будут угрозами и обольщениями приводить супругов или детей к своему закону, или препятствовать им свободно отправлять обряды их религии, то брак их расторгается и они подвергаются:

лишению всех прав состояния и ссылке на поселение в отдаленнейших, или менее отдаленных местах Сибири,

смотря по обстоятельствам, более или менее увеличивающим или уменьшающим вину их.

193. Евреи, хотя и неизобличенные в совращении Христиан, но державшие их у себя для постоянных домашних услуг, кроме случаев законом дозволенных, подвергаются за сие:

взысканию по пяти рублей за каждые сутки. За повторение сего преступления, они сверх того приговариваются:

к аресту на время от трех недель до трех месяцев.

194. Если даже и в случаях, когда по закону им дозволено иметь в услужения Христиан, Евреи будут держать лица женского пола Христианской веры в одних с собою домах, теза сие они подвергаются:

денежному взысканию от ста до двух сот рублей. Определенное с них за первый сего рода проступок денежное взыскание

возвышается половиною суммы оного за каждое повторение сего проступка.


195. За совращение из Православного в иное Христианское вероисповедание, виновный приговаривается:

к лишению всех особенных лично и по состоянию присвоенных ему прав и преимуществ и к ссылке на житье в губернии Тобольскую или Томскую, или, буде он по закону не изъят от наказаний телесных, к наказанию розгами в мере, определенной статьею 35 сего Уложения для пятой степени наказаний сего рода и к отдаче в исправительные арестантские роты гражданского ведомства на время от одного года до двух лет. Когдаж будет доказано, что для совращения из Православного в другое Христианское вероисповедание были употреблены принуждение и насилие, то виновный подвергается: лишению всех прав состояния и ссылке на поселение в Сибирь, а если он по закону не изъят от наказаний телесных, и наказанию плетьми чрез палачей в мере, определенной статьею 22 сего Уложения для второй степени наказаний сего рода.

196. Отступившие от Православного в иное Христианское вероисповедание,

отсылаются к духовному начальству для увещания, вразумления их и поступления с ними по правилам церковным.

До возвращения их в Православие, принимаются правительством, для охранения их малолетних детей и подвластных им крепостных людей от совращения, указанный в законах меры (см. Т. XIV, Уст. о Предупр. и Пресеч. Преступл. ст. 49-54). В имениях их, населенных Православными, на все сие время назначается опека и им воспрещается иметь в оных жительство.

197. Кто в проповеди или сочинении будет усиливаться привлекать и совращать Православных в иное, хотя Христианское, вероисповедание, или же еретическую секту, или раскольнический толк, тот за сие преступление подвергается:

в первый раз лишению некоторых, на основании статьи 53 сего Уложения, особенных прав и преимуществ и заключению в смирительном доме на время от одного года до двух лет; а во вторый заключению в крепости на время от четырех до шести лет, также с потерею некоторых, по статье 53, особенных прав и преимуществу

в третий же раз он присуждается к лишению всех особенных лично и по состоянию присвоенных ему прав и преимуществ и к ссылке на житье в губернии Томскую или Тобольскую, с заключением на время от одного года до двух лет, или, буде он по закону не изъять от наказаний телесных, к наказанию розгами в мере, определенной статьею 35 сего Уложения для четвертой степени наказаний сего рода и к отдаче в исправительные арестантские роты гражданского ведомства на время от двух до четырех лет. Те, которые будут, заведомо и также с намерением совратить Православных в другое вероучение, распространять такие проповеди и сочинения, подвергаются:

заключению в смирительном доме на время от шести месяцев до одного года, смотря по определяемой судом мере вины их.

198. Родители, которые, быв по закону обязаны воспитывать детей своих в вере Православной, будут крестить их или приводить к прочим таинствам и воспитывать по обрядам другого Христианского исповедания, присуждаются за сие:

к заключению в тюрьме на время от одного года

до двух лет. Дети их отдаются на воспитание родственникам Православного исповедания, или, за неимением оных, назначаемым для сего от правительства опекунам, также Православной веры.

Томуж наказанию подвергаются и опекуны, которые будут воспитывать вверенных им детей Православного исповедания в правилах другого вероучения. При сем они немедленно устраняются от опеки.

Об авторе: Федор Михайлович Бурлацкий - политолог, публицист.

Если бы не порывистая, эмоциональная натура Хрущева, разоблачение Сталина могло не состояться.

В феврале 1956 года на ХХ съезде компартии СССР произошло событие, которое, без преувеличения, потрясло умы и души более чем десяти миллионов коммунистов и практически всего населения Советского Союза. В течение буквально нескольких дней и недель оно, подобно цунами, распространилось по «социалистическому лагерю» от Одера до Янцзы, а затем и по всему миру.

Мне довелось участвовать в подготовке некоторых материалов ХХ съезда – не для закрытого заседания по поводу преступлений Сталина, а для отчетного доклада. Уже в кулуарах съезда стало известно, что предстоит что-то необычное на его закрытом заседании. Почти всем помощникам руководителей, машинисткам, стенографисткам, приглашенным лицам было предложено покинуть съезд. Но что именно должно произойти, не говорил нам никто.

Я отправился в редакцию журнала «Коммунист», где тогда работал, и стал ждать возвращения редактора отдела Сергея Мезинцева, который присутствовал на закрытом заседании съезда. Он пришел и уселся, не говоря ни слова, белый как мел, да что там, не белый, а серый, как земля под солончаком.

– Что произошло, Сергей Павлович? – спрашивал я.

А он молчит. Даже губы не шевелятся. Как будто язык застрял между зубов. Я дал ему выпить воды. Он посидел немного. А потом:

– Не положено рассказывать. Специально оговаривалось: не должно просачиваться. Используют враги, чтобы сокрушить нас под корень.

Так я и не дознался в тот вечер. Но уже через несколько дней всем сотрудникам нашего журнала стало известно, о чем говорилось в секретном докладе. А еще через небольшой срок об этом узнал весь мир.

Помню, как проходило чтение секретного доклада в редакции нашего журнала. Читали его по очереди четыре человека, и каждый вкладывал частицу своих чувств в произносимые слова. Мы с Николаем Иноземцевым, редактором международного отдела, люди молодого поколения, при всем трагическом смысле доклада как будто даже испытывали удовлетворение – то ли от раскрытой наконец правды, то ли от разоблачения старой генерации. А один из ее представителей, читая текст, спотыкался на каждой фразе, беря ее на зуб, как бы взвешивая достоверность информации и покачивая головой, всем видом своим показывая недоверие и неуместность происходящего. Наш коллектив был расколот надвое.

На самом деле в результате ХХ съезда прошла глубокая борозда в партии и во всем советском обществе. Образовалась вначале брешь, а затем два противостоящих друг другу стана в обществе: за и против Сталина, за и против ХХ съезда. Все последующие политические события – уход Хрущева «по собственному желанию», двадцатилетие брежневского застоя, взлеты и падения горбачевской перестройки, белая революция Ельцина, катаклизмы приватизации и перехода к рынку, – все это имело своим истоком ХХ съезд.

Споры о Сталине, о роли Хрущева в разоблачении его культа, о значении XX съезда в истории страны продолжаются и сегодня. Растет поток книг о Сталине. Недавнее исследование общественного мнения показало, что половина опрошенных оценивает положительно роль Сталина, прежде всего как победителя в мировой войне, затем как организатора разработки ядерного и ракетного оружия и особенно как создателя великой империи.

Приходится признать: по России снова бродит призрак – призрак сталинизма. И если Сталин – это уже довольно далекое прошлое, то разлагающийся сталинизм – это, увы, все еще наше настоящее. А возможно, и будущее

Бесноватая еврейка.

Обычный ФСБшный цирк, поскольку и вы псовторяете и я повторю.

Об авторе: Федор Михайлович Бурлацкий - политолог, публицист.

Если бы не порывистая, эмоциональная натура Хрущева, разоблачение Сталина могло не состояться.

В феврале 1956 года на ХХ съезде компартии СССР произошло событие, которое, без преувеличения, потрясло умы и души более чем десяти миллионов коммунистов и практически всего населения Советского Союза. В течение буквально нескольких дней и недель оно, подобно цунами, распространилось по «социалистическому лагерю» от Одера до Янцзы, а затем и по всему миру.

Мне довелось участвовать в подготовке некоторых материалов ХХ съезда – не для закрытого заседания по поводу преступлений Сталина, а для отчетного доклада. Уже в кулуарах съезда стало известно, что предстоит что-то необычное на его закрытом заседании. Почти всем помощникам руководителей, машинисткам, стенографисткам, приглашенным лицам было предложено покинуть съезд. Но что именно должно произойти, не говорил нам никто.

Я отправился в редакцию журнала «Коммунист», где тогда работал, и стал ждать возвращения редактора отдела Сергея Мезинцева, который присутствовал на закрытом заседании съезда. Он пришел и уселся, не говоря ни слова, белый как мел, да что там, не белый, а серый, как земля под солончаком.

– Что произошло, Сергей Павлович? – спрашивал я.

А он молчит. Даже губы не шевелятся. Как будто язык застрял между зубов. Я дал ему выпить воды. Он посидел немного. А потом:

– Не положено рассказывать. Специально оговаривалось: не должно просачиваться. Используют враги, чтобы сокрушить нас под корень.

Так я и не дознался в тот вечер. Но уже через несколько дней всем сотрудникам нашего журнала стало известно, о чем говорилось в секретном докладе. А еще через небольшой срок об этом узнал весь мир.

Помню, как проходило чтение секретного доклада в редакции нашего журнала. Читали его по очереди четыре человека, и каждый вкладывал частицу своих чувств в произносимые слова. Мы с Николаем Иноземцевым, редактором международного отдела, люди молодого поколения, при всем трагическом смысле доклада как будто даже испытывали удовлетворение – то ли от раскрытой наконец правды, то ли от разоблачения старой генерации. А один из ее представителей, читая текст, спотыкался на каждой фразе, беря ее на зуб, как бы взвешивая достоверность информации и покачивая головой, всем видом своим показывая недоверие и неуместность происходящего. Наш коллектив был расколот надвое.

На самом деле в результате ХХ съезда прошла глубокая борозда в партии и во всем советском обществе. Образовалась вначале брешь, а затем два противостоящих друг другу стана в обществе: за и против Сталина, за и против ХХ съезда. Все последующие политические события – уход Хрущева «по собственному желанию», двадцатилетие брежневского застоя, взлеты и падения горбачевской перестройки, белая революция Ельцина, катаклизмы приватизации и перехода к рынку, – все это имело своим истоком ХХ съезд.

Споры о Сталине, о роли Хрущева в разоблачении его культа, о значении XX съезда в истории страны продолжаются и сегодня. Растет поток книг о Сталине. Недавнее исследование общественного мнения показало, что половина опрошенных оценивает положительно роль Сталина, прежде всего как победителя в мировой войне, затем как организатора разработки ядерного и ракетного оружия и особенно как создателя великой империи.

Приходится признать: по России снова бродит призрак – призрак сталинизма. И если Сталин – это уже довольно далекое прошлое, то разлагающийся сталинизм – это, увы, все еще наше настоящее. А возможно, и будущее

нет никакого призрака сталинизма есть красный проект кремля и вас всех кто этот проект продвигает мы убьём

Ради правильного храма и сквера не жалко. Даже в самом центре Москвы, где каждое дерево на вес золота.

Хорошо живут.

(Anonymous)
Все у екатеринбуржцев есть ТОЛЬКО ПАРКА НЕ ХВАТАЕТ.Хорошо жить стали.