?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Герострат Георгий Данилов...
СУПчика хочится
kalakazo
В продолжение темы "Служить и властвовать..."
и темы "И воцарился страх..."

Денис Воробьев:


"Храм дороже человека. Как разрушалась церковно-общественная жизнь в Нижегородской епархии, часть III

Чтобы оценить масштабы нижегородской церковной трагедии, о которой мы начали свою печальную летопись, нужно привести хотя бы небольшой список имен ярких священников, фактически изгнанных из епархии. Напомним, здесь начало этой летописи. Затем было продолжение описания событий, связанных с борьбой митрополита Георгия (Данилова) с церковностью и евангельскими принципами жизни на территории Нижегородской епархии. Идем далее.

Люди и стены

Отец Валентин Марков начинал свое служение в Нижнем Новгороде в 1993 г., после окончания медицинского института. Он стал священником, будучи еще совсем молодым человеком, за месяц до своего 23-летия. За некоторое время до этого он вступил в Александро-Невское братство, хотел служить Богу и людям, особенно желал работать с молодежью.

В начале эпохи епископа Георгия (Данилова) о. Валентин служил в Рождественской церкви на одноименной улице и имел репутацию священника «нестандартного». Он проводил встречи с молодыми людьми, умел тепло и неформально общаться, являя собой «церковь с человеческим лицом». Его можно было увидеть катающимся на роликах с молодежью, дом его был всегда открыт для ищущих Бога; на встречах, которые он устраивал в своей квартире, могло собираться до 50 человек. Он создавал атмосферу свободы, доверия и открытости, помогая молодым людям преодолеть ложные стереотипы, связанные с Богом и Церковью. Его супруга, Екатерина, всегда была радушной хозяйкой, вместе с супругом-священником активно участвовавшей в этом общении.

За свое рвение он удостоился клеветы, оговора начальства и первого отстранения от служения: такой уровень открытости будто бы «не подобает священнику». Потом его вернули. С июня 2004 года он приступил к служению в древнем Успенском храме на Ильинской горе. О. Валентин «не прекратил» быть открытым — продолжал собирать молодежь и нести проповедь о Христе не только словом, но и делом.

И вот произошел столь характерный для Нижегородской епархии эпохи митрополита Георгия «кульбит». Интересного, творческого человека сначала используют для повышения епархиального рейтинга: выдвигают на первый план, делают из его мероприятий новостные поводы, вставляют в «галерею достижений». Но потом, осознав, что тот «недостаточно покладист» (или просто в силу смены настроения высокого начальника) — начинают шаг за шагом сначала игнорировать, потом унижать, затем отстранять и изгонять. При этом мнение людей, которым он помог обрести веру, прийти к Богу и духовно встать на ноги, во внимание не принимается.

Сначала епископ Георгий решил создать в епархиальной структуре место специально «под» популярного о. Валентина. В июле 2004 г. тот даже стал ключарем недавно возвращенного верующим храма в честь Сергия Радонежского (вошедшего в ряд церквей «центрального архиерейского подворья» в исторической части города) и председателем миссионерского отдела епархиального просветительского центра. Деятельность о. Валентина пошла в гору. Свое медико-психологическое образование он старался использовать в просветительской и душепопечительской практике, синтезируя достижения современной психотерапии и богатство христианской аскетики. Начинается проведение практических семинаров «Навыки обучения и покаяния» для всех желающих. В основе курса — мысль о том, что покаяние только тогда является истинным, когда оно не есть «зависание» в проблеме своих грехов, не медитация на тему «я плохой», а конкретное позитивное изменение, радостное очищение, творческое избавление от собственных недостатков. Отец Валентин стал работать в области преодоления зависимости и созависимости, а также семейного консультирования.
Возможно, у епископа Георгия была надежда, что о. Валентин не только повысит рейтинги епархии, но и привлечет денежные средства на восстановление храма. Но у того в приоритете были люди. Хотя он сам участвовал в подготовительных и строительных работах вместе с заинтересованной молодежью, но владыке, видимо, нужны были не руки и сердца и медленно, а большие деньги — и быстро.

Священник «набирал обороты» и стал слишком уж популярен: «ходил в народ», проповедовал, собирал людей на миссионерских встречах в лавке «Флоренский», не бросал братство Александра Невского и даже пытался защищать его в дни разгрома. Неприязнь епископа разгоралась всё более. И вот уже в ноябре 2005 года вновь создаются условия для его изгнания и запрета.

Священнику, отцу пятерых детей, перестали платить зарплату под предлогом необходимости тратить эти средства на восстановление храма. О. Валентин сначала пытался «достучаться» (тщетно), потом стал подрабатывать в наркологическом диспансере, пользуясь своим образованием психолога. Тогда предлог для отстранения был найден: оставляет в небрежении священническое служение, работая при этом «на стороне». Его даже не стали вызывать в епархиальное управление: указ о запрещении в служении в его отсутствие принесли домой, сунув в руки жене.

Ему было тогда 35 лет. Он оказался духовно стойким человеком: не потерял веру и не «расцерковился», как нередко случается со священниками в таких ситуациях. Продолжил психологическое консультирование и работу с людьми сначала частным образом, затем с помощью организованной при его участии общественной организации «Осознание»; также не переставал помогать приходу храма прп. Сергия Радонежского. О. Валентин смог вернуться к священническому служению только спустя 12 лет, но в другой епархии.

Итак, талантливый и популярный священник был изгнан, репутация церкви в глазах людей подорвана… Но епископ Георгий, кажется, полагал, что важнее не люди, а стены. К реставрации храма во имя Сергия Радонежского удалось привлечь богатых спонсоров из «Росатома» и других крупных корпораций. И вот стоит колокольня, висят на ней 12 колоколов (самый большой в 4 тонны), сияют позолоченные купола, на стенах — богатые росписи. На День народного единства 4 ноября 2006 года архиепископ Нижегородский и Арзамасский Георгий торжественно освящает храм при стечении множества влиятельных господ. Храм оказался дороже человека, и так в новейшей истории епархии повторится десятки, сотни раз.

Новая поросль

Здесь следует сделать небольшое отступление. О. Валентин Марков был представителем нового поколения священников. В начале девяностых, при митрополите Нижегородском Николае (Кутепове) в церковь пришли молодые люди с высшим образованием и горячим желанием служить Богу и людям. Семинарии сначала не было, потом она только начала возрождаться, и в этой обстановке они стали «несистемными» людьми в хорошем смысле слова. Хотя выглядели они необычно и непривычно на фоне более старшего, консервативного поколения священства.

Оно, это старшее поколение, было разным. Были священники, прошедшие через гонения и притеснения, хотя их образованность часто оставляла желать лучшего. Мы знаем примеры как достойного, так и безнравственного поведения. Советская власть по всей стране производила «отрицательную селекцию» священнослужителей для того, чтобы церковь разрушилась изнутри. Региональные уполномоченные «атеистического синода» — Совета по делам религий — имели полную власть и определяли расклад внутри церковной жизни. Конечно, всегда были священники, добрые к людям, но живущие в страхе и послушании властям: «знать только храм и богослужение и лишний раз с народом не общаться». Довольно большая их часть привыкла просто к устоявшимся формам приходской жизни: богослужения, требы, крещение без приготовления крещаемых и восприемников, узенький круг общения из членов семьи и храмовых работников и представления о том, что люди сами должны прийти в церковь, «если хотят спастись». Были и священнические кланы, родственные и чиновничьи связи.

Новая поросль священников почти сразу столкнулась со старшим поколением. И это столкновение поколений могло найти при мудрой поддержке благоприятный исход. Да, нужно было идти в народ, преодолевая стереотипы. Да, нужно было не растерять опыт, традиции, богообщение. Только во всем этом нужно было разбираться, на эти темы общаться, выявлять подлинную традицию Церкви и волю Божию.

Но вновь пришедший епископ Георгий имел свои виды на это «столкновение поколений». Получилось так, что он лишь использовал его в своих интересах. Епископ сделал ставку вовсе не на молодежь как таковую, а на «хозяйственников» и преданных ему во всём исполнителей. Именно они стали основой епархиальной системы. «Передовых» священников он использовал лишь для подтверждения своего тогдашнего лозунга «молодым везде у нас дорога» (ради отстранения всех прежних от руководящих постов) и роста личной популярности. Практически каждый из этих молодых был использован и выброшен за пределы жизни епархии. В основном они смогли прослужить священниками не более 10 лет, а времени для того, чтобы хоть что-то сделать, у них было и того меньше.

Одним из таких «молодых» был священник Максим Антоненко. Выпускник Томского государственного университета с философским образованием, он приехал в 2003 году в Нижний Новгород, окончив после светского вуза духовную семинарию в Томске. Он был сторонником живой проповеди, христианского просвещения и повсеместного возвращения к практике катехизации. В мае 2004 года был рукоположен в священники, в июле стал председателем епархиального отдела по делам молодежи (правда, оставался им недолго). Ему дали место преподавателя миссиологии и византологии в духовной семинарии.

Все эти возможности о. Максим хотел использовать творчески. Стоит вспомнить, к примеру, его уроки в семинарии, которые пользовались большой популярностью у учащихся. Он рассказывал о том, что в современной культуре, искусстве, музыке можно использовать для проповеди, как подходить к катехизации (научению) реально, а не теоретически. Желая возродить общинную жизнь и сделать богослужение понятным для каждого прихожанина, говорил он будущим священнослужителям и о проблеме русского языка в богослужении, об обсуждении этого вопроса на Поместном Соборе церкви в 1917-1918 годах (о чем всерьёз начали говорить на епархиальном уровне только сейчас).

В церковном служении о. Максим старался не идти на компромиссы с совестью и готов был бороться за Божью Правду, как он ее понимал. Например, на одном из епархиальных собраний нижегородского духовенства с епископом он поднял вопрос о неприемлемости брать плату за исповедь, что повсеместно практиковалось в храмах Нижегородской епархии. Как ни странно, он сумел в этом убедить владыку Георгия, и тот запретил подобный способ обогащения.

Но о. Максим категорически отказывался крестить неверующих людей, и в результате его непримиримости был «отстранен» от подобных крещений. На всех приходах, где он служил, всегда проводились еженедельные встречи с прихожанами о вере, церковных традициях и евангельских принципах жизни.

Этого человека большого ума и энергии епископ Георгий решил использовать для того, чтобы попасть «в тренд» и даже заработать себе репутацию в некотором смысле «прогрессиста». О. Максим старался лично заниматься катехизацией взрослых, перенимать опыт, изучать церковную традицию. Он был знатоком церковной истории, литургики и богословия, разработчиком положений об обязательной катехизации (научения основам веры, молитвы и жизни) взрослых перед крещением, возродил древний чин крещальной Литургии, которую стали торжественно служить в кафедральном соборе Нижнего Новгорода. Но у него была одна проблема: он слишком поверил епископу Георгию, в то время как последний, заигрывая с ним, просто использовал талантливого священника в своих интересах.

Епископ был готов возглавить Крещальную Литургию под вспышки фотокамер, готов был использовать ум и талант о. Максима для подготовки богословских публикаций и произнесения речей от своего имени (к примеру, статья «Экклезиологические аспекты поста» архиепископа Георгия на сайте «Богослов.ру» на самом деле принадлежит перу о. Максима). Только с помощью этого молодого священника архиепископ Георгий (Данилов) смог с 2010 года более-менее сносно руководить Комиссией Межсоборного присутствия по вопросам организации церковной миссии, заработав на этом определенные «очки».
Но при этом владыка совсем не желал что-то менять в епархиальной жизни по существу, особенно в ситуации с крещениями: они в большинстве приходов и продолжали совершаться без какой-либо основательной, а то и вообще без всякой подготовки, как магический ритуал, да еще и за деньги. Поставленное на поток совершение таинства воды и Духа являлось верным источником легкой прибыли для епархии и подчиненных митрополита. Расставаться с этим источником он не хотел. Деклараций звучало много, много красивых и правильных слов епископ узнал и от «ученого» о. Максима, но реальных изменений было крайне мало.

В июле 2009 года произошла встреча архиепископа Георгия с молодым духовенством Нижегородской епархии, где поникшие уже и привыкшие молчать священники вдруг стали задавать неудобные вопросы. Они спрашивали, почему со стороны владыки Георгия нет отеческого отношения к духовенству, а господствует формально-чиновничий подход, почему возник нездоровый перекос в финансово-хозяйственную сферу, а миссия и просвещение народа остаются в небрежении, почему митрополит окружен группировкой священников-хозяйственников, а людей другого склада к себе не подпускает. Сначала архиепископ пытался использовать отработанный демагогический прием — переложить вину на самих священников: «Вот вы сами стонете от финансового контроля, а еще хотите, чтобы я контролировал катехизацию? А это вообще не мое дело — вы сами виноваты, сами ничего не делаете!» Но потом из зала прозвучало предложение встретиться более узким составом, и владыка, решив «прощупать оппозицию», согласился на такую встречу.

Она состоялась в его личной резиденции в Печерском монастыре, прийти решилось человек шесть священников (кстати, большинство из них уже не служат в епархии). Эта беседа прошла в формате публичной порки. Владыка понял, что пришедшие не готовы к серьезному отстаиванию своих позиций, и устроил публичную расправу. Архиепископ пожалел тогда только о. Максима (поскольку еще нуждался в его услугах) и на словах прислушался к его предложению ввести на катехизических курсах и в семинарии катехетику (предмет о подходах к научению людей вере, молитве и жизни); впрочем, слова своего не сдержал.

О. Максим стал понимать, что архиепископ Георгий вовсе не тот человек, который хотел бы что-то менять в лучшую сторону. И причина отсутствия благих перемен — вовсе не инерции старого духовенства, а сознательная позиция самого владыки. Священник стал угасать. Затем последовал глубокий внутренний, а потом и семейный разлад, перевод в город Бор, развод, отказ от священного сана, повторный брак, отъезд из Нижегородского края и переход в лютеранство.

Это были не единственные яркие священники, ушедшие или изгнанные, и о многих из них еще стоит вспомнить. Об о. Валентине и о. Максиме говорю особо, потому что их горение и вера отозвались в сердцах очень многих людей. Многие пришли к Богу и в церковь благодаря им. Утвердились в вере и намерении служить. Даже когда трудно, даже вопреки. Учась и не повторяя их ошибок, продолжая самое лучшее в них. Важно, что от этих двух священников пошла новая поросль молодых пастырей, с которыми мне тоже посчастливилось в жизни встречаться. Им тоже потом было не сладко в борьбе с антицерковным давлением начальства.

Так странно получается: Господь рождает веру в одном человеке, тот начинает ею делиться. С ним борются, убирают с пути, но эта вера тем временем уже зажглась в сердцах других людей. Видишь, как они снова упрямо идут созидать и собирать церковь на основании евангельских принципов. Их опять «строят», унижают, изгоняют, запрещают. И опять чудо: рождаются от действия Божьего все новые ростки — и снова их пытаются вытоптать и выжечь.

Это печально именно поэтому, что борьба с «жизнью жительствующей» в церкви проходит под вывеской церковной организации, ведется руками обладателей больших церковных должностей (странным образом занявшим их под явно внешним влиянием), но совершенно нецерковного духа и принципов. И снова Богу (вопреки тем, кто властвует над людьми, прикрываясь Его именем) приходится выращивать веру в других сердцах, пытаться излечить души, уже поврежденные и искалеченные. И так мается православная церковь в нашей стране, не имея возможности расти своим естественным ростом. И как в этой ситуации трудно, но как важно не терять надежды!"

отсюда


  • 1
Слабый, двусмысленный и неправославный материал. Как в 50-е, борьба хорошего с лучшим. Как в 60-е, горение сердец. Как в 70-е, у нас есть ещё отдельные недостатки. Вся ваша РПЦ МП это еретическая секта, созданная в попрание святых канонов богоборцами чекистами и коммунистами в 1943 году. Мерзкий упырь Сталин лично дал указку трём отщепенцам, Страгородскому, Симанскому и Ярушкевичу создать гос-псевдоцерковный бизнес - РПЦ МП. Этот бизнес должен работать на пользу бандитской "зоны", доходы должны идти в воровской чекистский общак. Очень важным было выставлено условие - никакой настоящей церковной, миссионерской, проповеднической деятельности. Все так и повелось в секте РПЦ МП. Описание того, что произошло в этими двумя несмышлёнышами, подтверждение того.

Мы русские, с нами Бог!

ИПХ

А вы кто? Баптист что ли?
Какую церковь рекламируете?

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand

Никакое самодурство архиерея не может оправдать предательство веры! Перейти из Православия в ересь лютеранскую, оставив Истину - это прелюбодеяние погибельное!

а может просто отчаяние??

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
Много священников нижегородской епархии с ужасом рассказывают о митрополите Георгие ,как человеке властолюбивом,непримиримом и злопамятном.Многие отцы боятся его из за его дурного характера непрестойного для Христианина ,а тем более Епископа.Много молодежи ходят в протестанские секты ,которых в Нижегородской епархии полно,но его заботит больше строительство,чем катехизация .Ну а то что из приходов он выжимает последнюю копейку вам раскажет любой священник в Нижегородской епархии.К сожалению православие погибает из нутри вот из за таких самодуров и шизофрейников.

Такое сейчас везде происходит. А нижегородский епископ известен тем, что платит своим священникам зарплаты.
В других епархиях этого нет. Есть только взнос, который чаще всего равен доходу храма. И перейти с таких епархий в другую невозможно. Так что не нужно жаловаться. У вас еще все нормально.

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
Про молодёжь. (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
Храм дороже человека.

Это Вам кто сказал? Обычный придурок или Ваш личный бес?

Читаешь и становится страшно,епископы это уроды,они своими руками уничтожают православие и ничего не поделаешь. Законы менять надо господа.Москва куда смотришь? Почему умные люди уходят?Почему их гонят?Когда это прекратится?Плохой архиерей?в монастырь его,не любишь свою паству?В монастырь .Поверьте архиереи очень быстро бы начали думать о последствиях.

В последнее время из епархии ушли 4 молодых священника. не за штат и не в другую епархию, а просто на мирскую работу, положив крест.
Все они были доведены до отчаяния и семейных проблем через бесчеловечное отношение со стороны митрополита и его демона-секретаря Сергея Матвеева. Свою лепту вложил и заместитель секретаря Алексей Парфенов (тоже гнида ещё та).
Уйти в другую епархию хотели бы многие. Но все видели примеры, как священника, подавшего прошение на переход, начинали бросать с места на место по епархии, либо отстранять от служения, доводить до запрета.
Поэтому действительно епархия держится на страхе.

В последнее время из епархии ушли 4 молодых священника. не за штат и не в другую епархию, а просто на мирскую работу, положив крест.
Все они были доведены до отчаяния и семейных проблем через бесчеловечное отношение со стороны митрополита и его демона-секретаря Сергея Матвеева. Свою лепту вложил и заместитель секретаря Алексей Парфенов (тоже гнида ещё та). Митрополит их очень ценит и приводит в пример другим.
Уйти в другую епархию хотели бы многие. Но все видели примеры, как священника, подавшего прошение на переход, начинали бросать с места на место по епархии, либо отстранять от служения, доводить до запрета.
Поэтому действительно епархия держится на страхе.

"Уйти в другую епархию хотели бы многие".

На кого ж паству желаете оставить, служители Божии?

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
Если мусульманин строит православный храм то молиться там будут сатане.

Протестанты наверное единственные кто живет по св Евангелию и где понастоящему сохранились христианские общины с большими семьями и глубокой верой в Бога.Они занимаются благотворительностию,создают детские лагеря,дружат огромными семьями и я когда пришёл туда и увидел как они живут и поступают понял,что эти люди настящие хрисьиане и нашёл у них Христа Иисуса.

Протестанты своей миссией проповедуют во всем мире,множество Китайцев стали Христианами и читают св Писание и познали Бога,Индонезийцы,Индийцы,множество стран где проповедуют протестанты во имя Бога и его сына Иисуса Христа и св Духа принимают христианство с радостию жизнь людей меняется и становится лучше ,потому что они получают надежду,веру и любовь Иисуса и главное обретают Царство Небесное уже здесь на земле.

На земле его нет. Вас обманули.

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
Шёл 2019 год, злобные придурки продолжали носиться с Моисеем, Магометом и Иисусом, многие продолжали верить в рожавшую деву Марию Иосифовну Христос.

А зомбированные совки продолжают носиться со сралином.

Помню отлично и о. Валентина, молодой, юркий, контактный, всегда горел, отличные проповеди говорил, доступно-современно-без лишней воды и по делу. Отличный психотерапевт. Не смотря на юный в то время возраст, имел много чад, всегда был в движении и проповеди.
О. Максим также запомнился своей харизматичной внешностью, похожий на одуванчика( благодаря курчавым пышным волосам), высокий уровень образования, преподачи информации и стилю изложения своей мысли. Периодически выступал на православном канале. Два отличных думающих и искренне служащих священника , которых выдавили....
Также хочется вспомнить отца Валентина Сазанова, самого первого настоятеля вновь обретённого, Ныне кафедрального Собора Александра Невского, где он , будучи настоятелем организовал и братство и катехизационные курсы и воскресную школу, которого в итоге также лишили креста

  • 1