kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

На курсах повышения квалификации...

Достопочтенный tropav:


«"Учиться, учиться, еще раз учиться..."

Пришлось мне недавно поучиться на курсах повышения квалификации. Странновато, конечно, повышать квалификацию священнослужителям. Звучит, как нечто совсем мирское.
Начало курсов было внезапным. Нахватали анкеты подходящих людей, перед Великим Постом позвонили по телефону и вывалили все это на голову. Голова на тот момент уже была готова ко всему, и я спокойно воспринял эту неожиданную весть. Курсы стартовали сразу после первой недели поста и начались довольно резко: на второй седмице поста было три занятия по четыре пары, кроме первого дня, который был несколько облегченным. Занятия начинались в 13.00. Было много клириков в возрасте и высидеть 4 пары, то есть 6 часов, было не так просто. Насчет возраста. Знаю одного священника, которому было точно 64 года. Парочку диаконов я проверил по интернету, всем им было за пятьдесят. Один диакон вообще был интересен. Рукоположен где-то в 53 года, а на момент учебы ему было уже 59. Было два архимандрита, довольно много диаконов и еще больше священников. Мысленно я сравнивал их с духовенством того периода, когда я начинал служение, то есть со священниками, которые служили 25 лет назад. Нынешние батюшки, конечно, были сообразительнее, и среди них уже не было неучей, то есть клириков не только без образования, но и не блещущих интеллектом. Но то духовенство знало себе цену, а это больше походило на представителей низших офицерских чинов, или даже на прислугу, которой велят подать то или другое и при этом всегда ругают за то, что не то подали. И этим сравнением я не хочу унизить нынешнее духовенство. Если те священники были похожи на полковников советского периода, которые просиживали штаны в секретных московских воинских частях, где, к слову, уже никаких секретов не было, на солдат никогда не нюхавших пороха, но получавших неплохую зарплату, или на воинов, день за днем мерющих шагами плац готовясь к очередному параду, то эти смахивали на окопное войско, которое подстерегала смерть, то ли от пули, то ли от сырости и мороза. Это были люди лишенные лоска, тут не до мундиров и начищенных блях и пуговиц. Многие из них, я уверен, и не знают, что такое награды, потому что они упорно минуют их.
Само обучение начиналось как-то мало интересно и даже сонно. В самом начале протоиерей Владимир Диваков поделился своими воспоминаниями о давно ушедшей молодости. Их я уже читал, не так давно, в газете "Радонеж". Складывалось впечатление, что в преподаватели впопыхах пригласили всех тех, кто не мог отказаться. То, что должно было называться пастырским богословием, представляло собой воспоминания или беседы на духовно-нравственные темы. Но были и на этой ниве неожиданности. Так, протоиерей Леонид Ролдугин, весьма уважаемый священнослужитель, но, увы, совсем уже немощный, высказал мнение, что ранее причащались в посты, а некоторые наиболее активные прихожане - раз в месяц, и нет причины что-то менять. Это явно шло вразрез с мнением некоторых представителей духовенства. Причем один священник или диакон встал и заявил, что он вынужден так часто причащаться, а если бы не было такой необходимости, то по своей воле не стал бы так часто приступать к Святым Тайнам. В том смысле, что "работа есть работа". Так что начиналось все не очень серьезно, и многие подшучивали надо мною, когда я пытался добросовестно все записывать, но потом пошли довольно содержательные лекции преподавателя МДА протоиерея Александра Задорнова и несколько нудные лекции юристов об изменениях в законодательстве. Затем были информативные лекции об исламе Силантьева и Корытко, и очень обстоятельные - Носачева об оккультизме. Все от гностиков до Рериха без легенд и домыслов, только объективные данные и взаимосвязь этих, казалось бы, независимых течений. Кстати, Павел Георгиевич рассказал о необходимости для масонов учиться и сдавать экзамены. У всех учащихся эта особенность масонства вызвала улыбку.
Затем были чрезвычайно интересные и насыщенные лекции священника Михаила Желтова. Он тоже появился, как и многие другие, с вопросом: "О чем хотите поговорить?" Поговорить он мог о многом. Мы скоро в этом убедились. Начал о. Михаил с ветхозаветного богослужения. А потом перешел к нынешним проблемам. Особенно интересен был вопрос диаконисс. Когда греки, всегда приклонявшиеся перед англичанами, стали перенимать и церковный опыт Альбиона, то перехватили идею возрождения института диаконисс. Идея дошла и до преподобномученицы Елизаветы, но собор 1918 года отверг эти начинания. В англиканской церкви идея эта развивалась и закончилась женским священством. Где-то в Полинезии ввиду отсутствия священника его функцию взяла на себя диаконисса. Опыт был принят и пошло женское священство. На Востоке идея тоже развивалась, даже святитель Нектарий Эгинский поставил несколько диаконис. Но, кем были диакониссы в древности? О. Михаил ответил нам на этот вопрос. Диаконы во многом выполняли хозяйственные функции. Поэтому логично было, чтобы диаконы, к примеру, ведали приютами для мальчиков, а диакониссы - для девочек. Кроме того, диакониссы помогали при крещении женщин. Но никаких богослужебных функций они не выполняли. Об этом забыли нынешние возродители в Греции и Болгарии. Такие служительницы - этап на пути к женскому священству.
Очень зажигательно говорил о катехизации священник Стефан Домусчи. Впоследствии по моей просьбе он прислал магистерскую работу по истории катехизации. Немного неожиданным стала рекомендация даже отговаривать слабо подготовленных от Крещения. О.Стефан рассказал нам о длительной катехизации, продолжительность которой составляла в древности три года. Замечательно, если бы у нас так долго готовились к Крещению. Ну, не три года, а хотя бы во время Великого Поста. Много ли, правда, найдется желающих? А с другой много есть сил, которые обеспокоены ростом влияния Церкви. Но увлеченного о. Стефана в этом не заподозришь.
Неожиданно интересными были выступления протоиерея Александра Абрамова. Из них мы узнали, кто был реальным автором измения порядка награждения клириков. О. Александр без лишней скромности рассказал о своей роли в решении проблем с наградами (приведение в соответствие с порядком наград , принятом у православных на Западе)
Нельзя не отметить и психиатра Василия Глебовича Каледу. Он не только прочитал нам три лекции, на которых привел нам много интересных примеров из жизни, подарил нам по книге по пастырской психиатрии, но и организовал три академических часа практических занятий в Центре психического здоровья. Нам представили несколько пациентов центра с разными диагнозами. Особенно поразил монах Ф. По первым его словам можно было бы сказать: «Зачем сюда притащили здорового православного монаха?» Если бы не было заметно душевное нездоровье в его голубых глазах. Но, как он ни старался скрыть от нас, "коллег", это нездоровье, оно все же выскочило в последующих речах. Троицу, например, он понимал как Спасителя с пророками Илией и Енохом.
Мне приходилось общаться с подобными больными людьми, и их речи от нормальных плавно перетекали к бредовым. Нездоровье прячется где-то на глубине. Были и другие пациенты с другими диагнозами.
После этого был довольно обстоятельный тест, в который много попало того, что нам не рассказывали преподаватели, но что мы и так должны знать, по словам руководителя курсов Артемия Владимировича Пономарева. Не скажу, что все это мы могли откуда-то знать. Часть рассказанного нам была весьма познавательна и интересна, но не столь необходима православному пастырю или диакону. Особенно меня удивила миссиология. Авторы этого учебника пытаются нам доказать, что миссия – это камень, на котором зиждется Церковь, миссию даже нашли у лиц Святой Троицы. Главная цель христианской жизни – это миссия. Апостолы – это тоже миссионеры. Короче, нет ничего кроме миссии. Раньше, правда, мне по наивности казалось, что миссия – это проповедь христианства язычникам. Ради нее христиане отправлялись в далекие страны. Вначале 20 века активно занимался внутренней миссией Василий Михайлович Скворцов. И сейчас она , конечно, нужна. Но есть еще и богословие, богослужение, служение ближнему. Поэтому, очевидно, миссиология и превратилась в огромный учебник, и у протоиерея Николая Соколова не было желания его пересказывать.
Так или иначе, с тестом все справились. А ответственный за учебу епископ Воскресенский Дионисий намекал нам на какой-то устный экзамен по четырнадцати предметам, чуть ли не с трансляцией куда-то наверх. Действительно, в некоторых епархиях такая учеба завершалась сдачей экзамена правящему архиерею. Так учеба разбивается о дисциплину.
Конечно, было много непонятного: зачем диаконам изучать изменения в светском законодательстве, когда в современной жизни его это не касается. Собственно, и вопросы пастырства не для них... Но в целом курсы были полезны».

отсюда
Tags: tropav, Александр Абрамов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments