kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Главный бенефициар нынешнего политического режима — это сам патриарх Кирилл...

Свежее интервью Сергея Чапнина.

Несколько характерных цитат:


"...Значительная часть паствы уже давно разобралась: церковные начальники — это зло. Поэтому выступать против можно и нужно.

...Главный бенефициар нынешнего политического режима — это сам патриарх Кирилл. Мы не знаем и не узнаем размеры его личного состояния, но это миллиарды долларов. Это не только доходы от коммерческих операций (табак, нефть, автопром), но и присвоенные пожертвования прихожан.

Например, в Москве действует изощренная система церковного налогообложения. Маленькие домовые храмы платят несколько сотен тысяч рублей в год, а соборы и большие храмы в спальных районах — миллионы рублей. В общей сложности это около миллиарда рублей ежегодно. Никакой отчетности о том, как тратятся эти деньги после того, как их получит патриархия, нет. А там, где нет отчетности, всегда есть коррупция. Схожая ситуация во всех городах-миллионниках. Кстати, в некоторых регионах церковный налог за годы патриаршества Кирилла вырос в 10 раз! Многие священники просто стонут, но ничего не могут поделать.

Церковная общественность бесправна, и РПЦ делает все возможное, чтобы ее свободный голос не был слышен. Предельно жесткая иерархическая система, которую выстроил патриарх Кирилл, никаких соборных, демократических, процедур не предполагает, разве что их имитацию...

— На ваш взгляд, в чем проблема иерархов РПЦ с точки зрения адекватного восприятия общественных процессов?

— Епископов в русской церкви стало слишком много, и обобщать здесь довольно трудно. Но тем не менее общие «корпоративные» черты у них есть. Прежде всего, это сознание собственной исключительности. Епископат превратился в особую касту, которая управляет жизнью епархий. Причем это управление понимается довольно специфически: держать священников в черном теле, не просто в подчиненном, но еще и в подавленном, униженном состоянии, тотально угрожая всем переводом на другой приход — более малочисленный и бедный, если священник епископу чем-то не нравится, и наоборот, более многочисленный и богатый, если священник епископу угождает.

Казалось бы, удивительно, что среди этих сотен епископов РПЦ нет ни богословов, ни ярких проповедников, но удивительно это только на первый взгляд. Развитие церкви при патриархе Кирилле идет довольно специфическим путем.

В РПЦ должна быть только одна яркая и харизматичная фигура — это сам патриарх. Главная задача всех остальных — не высовываться, быть статистами, на фоне которых как проповедник, администратор, политик и дипломат блистает патриарх Кирилл.
Это то, что касается публичного пространства. А в церковно-административной системе главным стал сбор церковных налогов. Именно способность собрать и отправить в вышестоящие инстанции столько денег, сколько потребуют, стало в последнее десятилетие главной добродетелью в РПЦ.

И как, живя в этом совершенно отдельном мире, можно сохранить не только адекватное восприятие общества, но даже адекватное восприятие церкви?

Церковная иерархия — это инопланетяне, которые живут в совершенно ином мире, чем современное общество. Они говорят на другом языке, который мы практически не понимаем, а они, соответственно, не понимают нас.

Еще раз повторю: из всякого правила есть исключения. Есть епископы, которые многое видят и многое понимают, но молчат. Пока еще молчат.

Три года назад я назвал ситуацию, сложившуюся в РПЦ, «новым молчанием». Это удивительно, но в публичном пространстве звучит фактически только один голос — это голос патриарха Кирилла. Все остальные преимущественно молчат, не позволяют себе развернутых высказываний — только краткие комментарии по отдельным, всегда очень конкретным поводам или общее бла-бла-бла о духовной жизни. Это, безусловно, новый стиль. Он ярко иллюстрирует растущее значение иерархической доминанты в жизни церкви. Точнее, понимание иерархии как единоначалия в лице патриарха.

Молодой епископат, а это почти две сотни сравнительно молодых людей, рукоположенных при патриархе Кирилле, остается темной лошадкой. За 7-10 лет своего существования он еще ничего не сказал. Возникает вопрос: почему молодой епископат не говорит: не хочет или не умеет? Или боится? Это молчание — пауза накануне больших перемен или стремление уйти из публичного пространства? Простых ответов здесь нет, но очевидно, что молодой епископат РПЦ достаточно инфантилен, в целом предан патриарху Кириллу, малообразован и не умен.

...Печально, что «церковное возрождение», так вдохновенно начинавшееся, фактически захлебнулось, превратилось в свою противоположность, в новый застой. И реформы патриарха Кирилла только усугубили это положение.

...Патриарх Кирилл не просто законсервировал РПЦ в ее постсоветском состоянии, но и драматически обострил все возможные конфликты... В 90-е годы случилась удивительная история: авторитет каждого священнослужителя оказался равен авторитету всей церкви. Постсоветское общество выдало невиданный прежде кредит доверия не только церкви в целом, но и каждому ее представителю. И, как вы говорите, «церковные начальники» восприняли это как должное: «Если нам этот кредит доверия выдан, то никуда он не денется, даже если мы будем жить, как захотим, как нам самим удобно». Естественно, вскоре грянула чреда скандалов. И постепенно многим стало ясно, что авторитет священника — это одно, а авторитет Церкви — совсем другое. Если священник не живет по Евангелию, не идет сам ко Христу, то и слова его хоть и правильные, но пустые, сердца никак не касаются. И нет ему никакого уважения. Так же и епископ. Если для него главное власть и деньги, то нет у него никакого авторитета. Бояться его будут, а уважать и любить — нет..."

отсюда
Tags: Деньги РПЦ, Последний патриарх, Сергей Чапнин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 122 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →