kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

Увы, скорее всего, на смену Николаю Константиновичу придут много не-лучшие отставные милиционеры...

diak_kuraev:


«Не-прощание с Н.К. Гаврюшиным

Прочитал в орто-нете: "Сегодня скончался Николай Константинович Гаврюшин. Большая утрата для русской церковной мысли".

Простите, а мысль эта была о чем и в чем?

За 32 года преподавания в МДА составил ли он конспект своих лекций и издал ли книгу по предмету своего преподавания? Мне незнакомо издание с названием вроде "Гаврюшин Н.К. История русской религиозной философии".

Он оставил ряд эссе порой весьма спорного содержания по некоторым частным вопросам и персоналиям. Но в целом свой курс так и не довел до стадии публикации.

Но главное - он не сделал ничего для того, чтобы соотнести предмет своего исследования с современной жизнью. Чему он сам научился у русских философов?

За рамками кулуарных бесед (в коих он бывал весьма критически настроен) - дерзал ли он соотнести мысли, мечты, предостережения, горькие выводы своих "подопечных" с извилинами, пропастями и взлетами современной церковной, культурной и общественной жизни?

Он столько лет держал руку на пульсе живой мучительной мысли. И, получается, не пропускал ее через себя - к другим. Их темы, их "мифы" он не продолжал и не развивал. Их эссе он не переводил на язык современной жизни.

А как педагог - заражал ли он студентов любовью к русским философам, или, подобно своему коллеге Дунаеву, громившему русскую литературу, на самом деле сеял среди них отчуждение от этого сонмища еретиков? Скорее его лекции и статьи поддерживали и так свойственное студентам МДС опасливое онтшеник к философии (даже Флоровскому и Вл. Лосскому от него доставалось)

32 года преподавания в одном месте - это много. И где плод? Ну посмотрите на епископов-выпускников МДА последних тридцати лет. Хоть о ком-то из них можно ли предположить, что он хотя бы прочитал Владимира Соловьева, пусть даже и для экзамена у Николая Константиновича?

А где выпускники Академии, которые честно, компетентно и любовно изучают русскую философию? Уж не говорю - следуют ей и продолжают ее творить?

Увы, это какое-то проклятие советской и постсоветской МДА: там не появляются настоящие ученики, не создаются школы. Ни Осипову, ни Гаврюшину, ни мне это не удалось. Академия научно живет лишь за счет импорта "варягов". Последнее время - даже из Тихоновского университета.

Я считаю, что своим крайним "охранительством" Николай Константинович сыграл отрицательную роль в истории Академии и Русской Церкви. Встреча не состоялась.

Вместо того, чтобы вынимать у Бердяева-Флоренского апологетические изюминки и подавать их в готовом виде ленивым семинаристам, которым лаврские монахи и так сказали, что ничего доброго в философских галилеях не водится, Николай Константинович выискивал там ереси. И успешно обличал их перед глазами тех, кто и так и не хотел и не был способен читать эти заумные книжки.

В результате РПЦ предпочитает вести разговор на языке администрирования - то есть делает ровно то, против чего дружно предупреждали те самые русские философы от Чаадаева до Лосева...

Николай Константинович (кстати, не философ по образованию) своим многолетним присутствием в Академии создавал иллюзию, будто МДА и РПЦ живо интересуются наследием русской философии и его усваивают, что традиция "Религиозно-философского общества" начала 20 века жива... Мол, вот у нас человек, ответственный за эту тему и ее ведущий. Это была иллюзия. Но она мешала найти людей и подходы, которые раельно могли бы привести к реальному усвоению великого наследия "русского серебряного века". Благодаря Н.К. русские философы укрепились в статусе "изгоев" и "подозрительных лиц" для позолоченного церковного истеблишмента.

Н.К. сам стал жертвой академического окружения и его вкусов. Сначала он позволил использовать свой талант в борьбе митр. Антония Мельникова с архиепископом Питиримом Нечаевым (в 80-е годы Питирим поднимал на щит Флоренского как самого советского из русских религиозных классиков; Антоний терпеть не мог Пирима, а уж заодно и Флоренского). Ну, а потом старался не потревожить болотце академических классиков (Осипова-Иванова). И в итоге стал отличаься от них только бОльшим объемом научно-библиографического аппарата.

Н.К. пришел в Академию вместе с А.Б.Зубовым. Последний шел против плоско-охранительского течения. И в конце концов был уволен. А Н.К. растворился в этом академическом майнстриме.

В моей памяти это были две равно печальные метки: изгнание Андрея Борисовича и содержание лекций Николая Константиновича.

Увы, скорее всего, на смену Николаю Константиновичу придут много не-лучшие отставные милиционеры. И снова курс "История русской мысли" превратится в практикум "Белибердяевщина перед судом православной инквизиции".

А человек был хороший. Приими его душу, Господи».
отсюда


(Анонимно): «Всё это и в самом деле очень прискорбно. Ведь если в МДА (да и в других духовных учебных заведениях) нет школы, то там нет и самой науки. "Наука только тогда становится наукой, в точном смысле этого слова, когда из механической совокупности трудов отдельных лиц она становится органическим целым, связывающим массу этих трудов единством обобщающей мысли, традициями известных методических направлений, - тем, что называется "школой", - пишет крупный советский историк-архивист С. В. Рождественский.
К сожалению, глядя на приходящих из семинарии ребят видишь по большей части всего лишь сумму знаний с обличительным уклоном. Курс философии построенный по принципу разоблачения мыслителей прошлого убивает любую попытку получения нового, ранее неизвестного знания, лишает выпускника права мыслить по-другому, отводит прочь от лаборатории теологической науки. А зачем? - дежурно наставляет учебный стереотип, - ведь всё и так уже открыто святыми отцами. Осталось только напомнить в рамках учебного курса, какими нехорошими были еретики и прочие религиозные философы».
отсюда
Tags: Андрей Кураев, МДА, Николай Гаврюшин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments