kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

ОПЯТЬ НЕ ЗАПЛАТИЛИ...

Достопочтенная kandi_bober:


"ОПЯТЬ НЕ ЗАПЛАТИЛИ

Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа (Иаков 5:4)

Что за манера появилась у приходского церковного начальства! Уже не первый раз слышу, что после выполнения работ не выплачивают исполнителям их зарплату. То под предлогом, что не был заключен договор, то спонсор отошёл от дел, то вот теперь благословение настоятеля якобы не так как надо работяги получали. Уж Богдан-то Сойко в его почтенном возрасте, да на одном из самых богатых приходов постеснялся бы так позориться. Правда, там, оказывается, семейный подряд и рулит всем дочка Ирина".
отсюда


«Николо-Богоявленский морской собор не заплатил рабочим, отмывавшим здание после реставрации
В церкви объясняют это тем, что работники не заключили трудовой договор, а также не получили благословение настоятеля. Пятый месяц наниматель и подрядчики спорят, плохо помыли храм или нет.

В храме деньги не куются
— Я сейчас вас вижу в первый раз, вы ни разу ко мне не подошли. Вы должны были взять у меня благословение.

— Но Ирина Богдановна (дочь настоятеля собора. — Ред.) сказала…

— Она не благословляет, она женщина.

— Она сказала, что, как получит ваше благословение, можно выходить.

Такой разговор состоялся перед Пасхой между настоятелем Николо–Богоявленского морского собора протоиереем Богданом Сойко и бригадиром Артемом Харовским (запись беседы имеется в распоряжении редакции). Рабочие утверждают, что они чистили собор от копоти и следов прошлого ремонта. По их словам, обещали платить каждому по 2 тыс. рублей в день. Однако в итоге церковь отказалась принимать и оплачивать работы. В общей сложности рабочим, по их мнению, должны 200 тыс. рублей.

"Если вы говорите о тех людях, которых вы наняли, чтобы они промывали в алтаре, то я свидетельствую, что они промывали плохо. И поэтому тем, кто после вас уже красил, нужно было самим промывать. И за такую работу я тоже платить не согласен", — говорил настоятель Артему Харовскому. "Плохо работали, все переломано, на мебели сидели, стремянка падает", — дополнила претензии его дочь Ирина. (Разговор с ней состоялся после беседы с Богданом Сойко. Запись этого разговора также имеется в распоряжении редакции.)

"Когда вы принимали работы, я не слышал от вас недовольства. Я не понимаю, почему сейчас так", — удивлялся прораб. Отец Богдан ответил: "Вы знаете, вы не первый уже приходите по этому вопросу. Но у нас деньги не куются. Дайте договор мне, пожалуйста".

Нет договора — нет оплаты
Однако проблема в том, что договора нет. "К сожалению, у нас был заключен только устный договор с дочерью настоятеля. До этого я ремонтировал ее квартиру, она со мной расплатилась, поэтому, когда попросила поработать в соборе, согласился", — рассказал "ДП" Харовский.

На отсутствие договора ссылается и подрядчик. "Собор, как юридическое лицо, не может выплачивать деньги физическим лицам. Должен быть договор с юридическим лицом, потому что точно такая же отчетность. Договор у меня заключен только с Николаем (речь идет о Николае Попове, директоре компании "XVIII век", которая по контракту выполняет работы по покраске. — Ред.). Я не знаю, с кем вы договаривались", — объясняла рабочим Ирина Сойко. Хотя, строго говоря, известно, что в церквях с наличкой никогда проблем не бывает.

До этой бригады в церкви работала клининговая компания, с которой был заключен контракт, но собор с ней расстался, утверждает Харовский. "Перед нами была другая компания, и с ней тоже расторгли договор досрочно, якобы они не успевали в срок. В итоге большую часть средств не выплатили", — сказал он в разговоре с "ДП".

Долг частями
Николай Попов сказал "ДП", что чистка собора в стоимость его контракта не входила. И подтвердил, что у заказчика были претензии к рабочим: "Люди у него, не все, но некоторые, постоянно бегали курить, не работали, а деньги у них капали, из–за этого начался конфликт". По мнению Попова, ситуацию можно было бы решить полюбовно, "если бы они не перешли на взаимные оскорбления и угрозы".

В итоге стороны договорились, что частично оплатят работы, но Харовский денег так и не дождался. Николай Попов заявил "ДП", что готов в рамках благотворительности погасить церковный долг: "Там 50 на 50 кто прав, кто не прав, а виноватым остался я. Я им сказал: "У меня будут лишние деньги — я вам отдам, частями буду отдавать". Они: "Нет, давайте всю сумму сразу". Харовский этот факт подтверждает. По его словам, он хочет получить всю сумму, так как опасается, что в итоге заплатят не всем рабочим.

Бригадир даже писал жалобу митрополиту Санкт–Петербургскому и Ладожскому Варсонофию, добавив к ней подписи работавших под его началом людей. Однако в епархии на нее не ответили. "Деловому Петербургу" в РПЦ ситуацию также не прокомментировали. Отец Богдан заверил "ДП" через представителя, что никаких конфликтных ситуаций нет. У него был заключен договор только с компанией "XVIII век", с которой собор рассчитался.

Свидетельские показания допустимы
— Договор был заключен между группой людей, осуществляющих клининговые услуги, и дочерью настоятеля. Так как дочь настоятеля не является уполномоченным представителем храма, в данном случае произошло заключение сделки неуполномоченным лицом. Согласно п. 1 ст. 183 Гражданского кодекса РФ, в таком случае сделка считается заключенной, только если представляемое лицо впоследствии ее одобрит. Явное нежелание храма оплатить услуги и аргумент о том, что "собор может заключить договор только с юридическим лицом", говорит об отказе храма принимать на себя права и обязанности по договору об оказании услуг.
Сделка должна быть обязательно письменной?

— Несоблюдение письменной формы не влечет недействительность сделки, но не позволяет использовать свидетельские показания, чтобы доказать, в частности, факт заключения договора. Так как данный договор был заключен в устной форме, исполнители услуг не смогут ссылаться на свидетельские показания для доказательства в суде своих требований. Письменная форма договора не всегда означает существование некой бумаги, на которой написано: "договор такой–то", а внизу стоят подписи. Письменная форма договора означает, что текст или условия договора существуют не только в голове у сторон, но и выражены в письменном виде — это может быть переписка по электронной почте, sms, мессенджер и т. д. Любое сообщение, относящееся к работам или услугам, которые вы выполняли, может свидетельствовать о заключении договора.
Можно ли расценивать действия собора как незаконное обогащение?

— Между сторонами не сложились договорные отношения, однако храм при этом получил некоторую выгоду: заявители помыли храм, поэтому храму не пришлось нанимать уборщиков и нести расходы по оплате оказанных ими услуг. То есть на стороне храма сформировалось неосновательное обогащение, которое должно быть возмещено лицам, оказавшим услугу, в соответствии со ст. 1102 Гражданского кодекса РФ. Для доказательства наличия неосновательного обогащения клининговая компания может ссылаться на свидетельские показания с целью доказательства своих требований. Важно отметить, что в этом случае сделка между сторонами отсутствует, поэтому, несмотря на несоблюдение письменной формы сделки, свидетельские показания допускаются».
отсюда
Tags: kandi_bober, Богдан Сойко, Николо-Богоявленский морской собор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments