kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Собирателем я оказался в лет шесть,
высланный маменькой
с помойным ведром,
чтобы, вывалив это вонючее месиво
из картофельных очисток,
моим же втихомолку
изодранным "дневником",
с наижирнейнейшим колом
по нудному чистописанию
и газетой "Правда",
"подтёртой" старшим братцем
самой первой "полосой"
с портретом подбоченившегося
пигмейного генералисимуса,
сразу после того,
как Юрочка,
растопырившись и возсевши "орлом"
на ещё парижской мануфактуры,
унитазе -
в этой уютнодомашней "избе-читальне"
одолел семь страниц "Конан-Дойля"
до громыхательноистеричного
стука разьярённой соседки -
тогда ещё директрисы "Дома Книги",
впопыхах собиравшейся "на работу"
для очередного,
"шорох наводящего",
разноса...
Так вот не удержался
и приподнял стыдливо
к помойному ящику
прислонённый альбом,
с поздравительными открытками
к Рождеству и Пасхе
за целых сорок лет,
совсем безызвестной и анонимно чужой жизни,
начинавшейся из Каира,
тех почти самых времён,
когда ещё никому не известный,
но уже полусумашедший Владимир Соловьёв,
получив в лондонском банке
пансион из Петербурга
от знаменитого папеньки,
вдруг заскучал, сидючи в Британском музее,
и отправился в этот самый каирский город мёртвых:
во фраке и цилиндре,
глухой ночью,
с тросточкой изысканного денди,
на свидание с самой, что ни на есть
"Святой Софией".
Бедуины, дежурившие у Сфинкса
его повязали,
приняв его
за их же мусульманского чёртика,
только наутро сдав его
спасительной англицкой полиции...
А некая девочка
из дипломатичного райка,
на открытке,
с видом, точно на парижское "Ля Риволи",
писала в Петербург
убийственно для меня
каллиграфичным росчерком:
"Сашенька моя!
Люблю и обожаю тебя
больше всех на свете!"...
Tags: Сенная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments