?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Отметить Next Entry
По случаю 90-летия со дня рождения митрополита Никодима...
СУПчика хочится
kalakazo
"Святейший Патриарх Кирилл вечером 14 октября прибыл в Санкт-Петербург для участия в памятных мероприятиях по случаю 90-летия со дня рождения своего духовного наставника, митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова).

В аэропорту Пулково его встречали митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий, губернатор Александр Беглов, председатель Заксобрания Вячеслав Макаров, заместитель полпреда президента в СЗФО Вадим Потомский.

Среди встречавших также были епископы Кронштадтский Назарий, Выборгский и Приозерский Игнатий, Тихвинский Лодейнопольский Мстислав, Гатчинский и Лужский Митрофан, Петергофский Силуан, ректор СПбДА, духовенство епархии.

В тот же вечер Предстоятель совершил заупокойную литию у могилы своих родителей протоиерея Михаила и Раисы Гундяевых на Большеохтинском кладбище.

Его Святейшество возглавит 15 октября Божественную литургию в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры, совершит заупокойную литию на Никольском кладбище лавры у могилы митрополита Никодима, а затем примет участие в вечере его памяти в Синем зале епархиального управления".



отсюда


Желаю Вам

(Anonymous)
Спокойной ночи .

И вам того же.

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand

ВРОТОВ БУДЕТ КАНОНИЗИРОВАН.

(Anonymous)
Идет полномасштабная подготовка к канонизации Никодима (отмывка вротова), для поднятия престижа патриарха, начинавшего свой путь под омофором этого "великого" вротостарца.

А что, есть чудеса?

(no subject) (Anonymous) Expand

КОНЕЧНО ЕСТЬ ЧУДЕСА!

(Anonymous)
Вротовские дело продолжает жить через патриарха и обильно плодоносить. Разве это не чудо?))

Вротовское дело продолжает жить в сатанинской секте РПЦ МП. Это не чудо, это обычное положение дел. Чудом было бы, откажись сектанты-сатанисты РПЦ мп от вротовского дела. Но тогда они стали бы верующими. Это было бы подлинное чудо, подобное тому, как Савл преобразился в Павла. Увы, Господь не даёт вам этого чуда.

Мы русские, с нами Бог.

ИПХ

(no subject) (Anonymous) Expand

Икона православной гей-элиты.

(Anonymous)
Это будет икона православной гей-элиты. Их высший пилотаж.

Вначале я как-то не задумывался, но после Ваших слов понятен стал весь ужас ожидаемого.

У него проблемы с греками и другими православными народами, а все празднует ротовщину!

Вот-вот.

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(Deleted comment)
Отец Иван! Кому дорогу заслонял он?

(Deleted comment)
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(Deleted comment)
(no subject) (Anonymous) Expand
Мерзкие никодимовцы.

Давно хотела спросить, скажите а Всеволод Чаплин голубец или нет? Наш батюшка говорит, что здесь резус + положительный.

А этот батюшка откуда знает?

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand

Подробная исповедь в сексуальных грехах у о. Наума

(Anonymous)
Вспомнились строки из романа "Curadeus. Удивительная история..." - о том, как герой романа, Андрей Кураев, гей, подробно исповедовался в своих грехах у великого старца архимандрита Наума в Троице-Сергиевой Лавре. Как - похоже на действительность, честные попы?
"

-- Рцы мне, брате, и не сокрый от меня ничтоже: до каких блудных естественных и противоестественных грехов дошел ты и как растлил ты естество своё блудной скверной! Рцы мне, как и с кем ты пал -- с женою ли своею законную или с блудницей? Или с замужней женою или со многими женами? Или же пал ты с мужами? Или с отроками? Или со скотом? Или с птицею? Или с рыбами? Не убойся и не устыдись, но поведай мне обо всех твоих блудных студодеяниях и сквернодействах, ничего не скрывая! Не убойся и не устыдись, как бы страшен и постыден ни был грех -- ибо ты пришёл во врачебницу, дабы обрести здравие духовное, и стал пред врачём, который должен узнать какова болезнь твоя, дабы сотворити лекарство. Помысли же: како возможет врач сотворити лекарство, не узнав прежде от тебя о болезни твоей? И помни: если солжешь мне и пред Богом или же не откроешь мне и пред Богом все грехи твои, то сугубую вину за это приимешь -- сиречь, будешь виновен вдвойне! Итак, чадо, рцы мне грехи беззакония и грехи свои безо всякой утайки!
Кураев выслушал эти слова, а затем махнул рукой и несколько раздражённо сказал:
-- Ах, отец Наум! Оставьте! Давайте без таких формальностей! Вы же прекрасно знаете кто я и что со мной -- в смысле: чем я грешен. Так давайте сразу к делу! Вы же и так знаете, что я -- гей!
Тогда отец Наум, словно не заметив эти слова, произнес:
-- Чадо! Ты сглатывал или сплёвывал?
-- Чего?!
-- Истецания семенной скверны, яже истекали из мужеского переднего естества, сиречь срамного уда!
Кураев замялся.
-- Чадо! -- молвил отец Наум. -- Ты же, как вижу, хоть и пришёл исповедаться, но о своих грехах вроде как стесняешься говорить ясно и понятно; вот я и решил помочь тебе, задав этот вопрос. Ведь ты же сам сказал только что, что ты -- гей. А геи не столько сношаются в заднее естество, сиречь в срачный ход, сколько в верхнее переднее естество, сиречь в рот, -- когда сосутся и лижутся. И при этом истецания семенной скверны они могут проглатывать, а могут и сплёвывать. Вот я и спросил тебя: сглатывал ты или же сплёвывал скверные истецания из мужеского члена, когда сосал или лизал его у друга своего, с которым ты творил сей богомерзкий содомский грех смешения в рот? Ты ведь т
ворил этот грех -- да?
Кураев замялся и покраснел.
"

Страшная исповедь литгероя - продолжение

(Anonymous)
"
-- Чадо, -- сказал отец Наум, -- чадо! Рцы ми: растлил ли ты и сокрушил ли сосуд свой или нет? И как и с кем?
-- Чего?! -- переспросил Андрей Вячеславович.
-- Того! -- ответил отец Наум. -- Разве не знаешь, о чём рекут правила 186-е и 187-е Номоканона при Большом Требнике, в которых приводятся глаголы Иоанна Постника о том, кто достоин священства, а кто -- нет? Правило 186-е гласит: "Если кто-то в отрочестве воспринял от иного лица истецание в бёдра и позже, повзрослев, захотел принять священство, то таковой после несения соответствующей епитимии за этот грех может принять сан -- ибо этот грех не был окончательным падением, поскольку педагогон не вошёл в афедрон; но если педагогон вошёл в афедрон, то такой мужчина да не дерзнёт принять священство -- не из-за того, что якобы не имеет некоего снисхождения ради того, что согрешил, будучи ещё в несовершенных летах, но из-за того, что сокрушился сосуд его и от этого он стал негоден принять священство". Правило же 187-е глаголет: "Также следует судить и в том случае, если желающий принять священство творил истецание в другое лицо: если его педагогон вошёл в афедрон другого лица, то, хотя сотворивший это и был в несовершенных летах и ради этого имеет некое снисхождение, ему все равно запрещается принимать священство". Так вот, чадо Андрее! То и значит: "Растил ли ты и сокрушил ли ты сосуд свой или нет?" -- "Дозволил ли ты, чтобы друг твой, ближний твой, ввёл педагогон свой в афедрон твой и так совершил туда истецание своей семенной скверны?" -- сиречь, ввёл уд свой срамной в твой срачный ход или, иначе говоря, в твоё заднее естество. Теперь, надеюсь, ясно?!
Тут Кураев покраснел и молвил:
-- Ей, отче! Растлен и сокрушен сосуд мой от ближнего моего, от друга моего!
Тогда отец Наум снова кротко вопросил Кураева:
-- Скажи мне, чадо, о чём ты думал при этом и что чувствовал? Испытывал ли ты нападение скверной сладострастной срачноходной похоти содомской -- этого огня геенского, опаляющего душу и тело ещё при жизни?
И Кураев, немного подумав, ответил на эти вопросы. После этого старец Наум, опытный и искусный духовник, продолжил:
-- Чадо! А не сокрушал ли ты сосуда ближнего своего, друга своего? Не вводил ли ты педагогона свого в афедрон его?
"

-- Чадо Андрее! Вдевал ли ты язык твой в лоно, сиречь в срачный ход, сиречь в заднее естество, друга своего, ближнего своего и творил ли он такожде тебе? Осязал ли ты языком твоим кишку срачного хода друга своего и осязал ли он языком своим кишку срачного хода твоего? -- Нет, отче! Ни я не вдевал, ни он! -- Возблагодари же Господа, избавившего тебя от сего гнусного блудного греха чрезъестественного! А не то бы я дал тебе суровую епитимию -- как за содомское беззаконие в рот, кое деют друг другу мужчины, и как за вдевание мужем языка своего в переднее женское естество! -- Слава тебе, Господи! -- Чадо Андрее! Показывал ли ты другу своему свой детородный уд и показывал ли его он тебе? Например, ради шутки или забавы? -- Да, отче! И я ему показывал, и он мне. -- За грех сей да пребудешь шесть дней в сухоядении и без причастия; и да творишь по двадцать пять земных поклонов каждый день. Се -- девятая епитимия твоя! Кайся! -- Каюсь и молю Господа о прощении! -- Чадо Андрее! Не хватал ли ты друга своего за срамной уд и не хватал ли за срамной уд тебя он? -- Да, отче! И я, грешный, хватал его, и он меня! -- За грех сей да пребудешь три дня в сухоядении и без причастия; и да творишь по сто земных поклонов каждый день. Се -- десятая епитимия твоя! Кайся! -- Каюсь и молю Господа о прощении! -- Тыкал ли ты, испытывая похоть, руку свою или ногу свою в друга своего так, что чрез одежды его, сиречь чрез портно его, ты как бы пытался воздвигнуть срамной уд его и сотворить ему истецание семенной скверны или же как бы пытался ввести десницу или шуйцу свою в афедрон его, сиречь в срачный ход его, -- но так, однако, что при этом не было излияния семенной скверны ни у тебя, ни у него? И творил ли такожде тебе друг твой? Например, ради шутки или забавы? -- Ей! Все сие делал я, грешный, другу моему и он такожде делал сие мне! Горе мне, окаянному! -- За грехи сии да пребудешь двадцать дней в сухоядении и без причастия; и да творишь по пятьдесят земных поклонов в день! Се -- одиннадцатая епитимия твоя! Кайся! -- Каюсь и молю Господа о прощении! -- Чадо Андрее! Не втыкал ли ты в срачный ход друга своего, ближнего своего руку свою или ногу свою или персты рук и ног своих? И не делал ли тот тебе также? Сие есть окаянный и треклятый взаимный, сиречь сугубый, ручной блуд содомский! -- Нет, отче! -- Восхвали же Господа, избавившего тебя от этого смрадного блудного греха! А не то бы за это тебя ждала епитимия: сорок дней сухоядения и отлучения от причастия и шестьдесят земных поклонов каждый день! -- Слава тебе, Господи! -- Чадо Андрее! Во взаимном рукоблудии или в иных скверных содомских грехах своих, творимых тобою с другом твоим, не держал ли ты друга твоего за сосцы его или иное что -- сиречь, за срамной уд его или за задняя его? И не творил ли он тебе такожде? -- Ей, отче! Творя сии грехи, держал я друга своего за сосцы его и за задняя его и за срамной уд его; такожде и он меня. -- За грехи сии -- за сосцы, за срамной уд и за задняя -- да пребудешь по три дня в сухоядении и в отлучении от причастия -- всего девять дней; и да творишь по шестьдесят земных поклонов на каждый день. Се -- двенадцатая епитимия твоя! Кайся! -- Каюсь и молю Господа о прощении! -- Чадо Андрее! В колотьбе, сиречь в играх любовных, когда ты творил с другом своим мерзкие блудные грехи содомские, -- кусал ли ты за сосцы его и кусал ли он тебя за сосцы? -- Да! И я кусал его, и он -- меня! -- За грех сей -- за кусание и угрызение сосцов -- да пребудешь семь дней в сухоядении и в отлучении от причастия; и творишь по шестьдесят земных поклонов на каждый день. Се -- тринадцатая епитимия твоя! Кайся! -- Каюсь и молю Господа о прощении! -- Чадо Андрее! В колотьбе содомской, сиречь в любовных играх твоих содомских с другом твоим, доходило ли дело до излияния семенной скверны у тебя или у него? -- Ей, отче! Доходило до сего дело у меня! И у него тоже! -- За грех сей да пребудешь тридцать дней в сухоядении и в отлучении от причастия; и да творишь по пятьдесят земных поклонов каждый день. Се -- четырнадцатая епитимия твоя! Кайся!

-- Чадо Андрее! Не лежал ли ты или не стоял ли некогда в воде, моясь в реке или в пруду или в бане, или не лежал ли ты некогда на земле ниц, держа в одной руке под собою губу, сиречь губку, и творя в нее срамным удом твоим истецание -- истецание как бы в некое женское естество, -- а в другой руке держа при этом надутую кишку какого-нибудь животного и проблужая себя этой надутой кишкой, как неким рукодельным срамным удом, в свой срачный ход? Я, чадо Андрее, разумею здесь тот грех, о котором в одном исповедном чине сказано: "Некогда, лежа в воде и стоя, и на земле ниц лежа, истекание рукою спустил и в губу, сиречь в гриб, истекание сотворил, надувая кишку не помню какого животного, и тем в свой проход блудил".
-- Чего?! Какой гриб? Какую губу? Какую кишку? Кого надувать?! Куда?! -- непонимающе переспросил Кураев, не возмогший понять сути вопроса и охватить его умом.
-- Чадо Андрее! Губа или, иначе, губка -- се есть не иное что, как морская губка вида Spongia officinalis, известная как "греческая" или "туалетная" губка. По имени её видно, яко издревле использовали её люди как мочалку при мытье и подтирании афедрона! И, се, издревле при мытье блудники делали из неё подобие переднего женского нижнего естества, сиречь женского срама, дабы творить в это подобие истецание семенной скверны. А рукодельное подобие мужских тайных удов, ныне в срамных лавках продаваемых, древние блудники делали из кишок животных: свиней, коров, лошадей и прочих. Для сего они брали часть кишки и надували её. И похотью одержимые мужеложники проблужали себя такой кишкой в срачный ход. Разве это не ясно? Ведь это же очевидно! Эх, ты! А ещё профессор -- пусть и бывший! И в вопросе речь идет о таком случае, когда некто творит истецание своим хреном в губку и при этом такожде одновременно тыкает себе в жопу надутой кишкой! Тоже мне -- высшая математика! Чадо Андрее! Так ты понял вопрос?
-- Ей, отче! Теперь понял! -- молвил Кураев. -- Не творил я сего!
-- Очень хорошо! -- сказал отец Наум. -- Но, может быть, ты, не вводя ничего в свою жопу, все-таки творил истецание в губку?
-- Нет, старче!
-- Ну, может быть, тогда ты творил истецание не в губку, а в мочалку какую-нибудь, или в подушку или в матрас?
-- Нет, старче!
-- Очень хорошо! Но, может быть, не творя ни во что истецание, ты все-таки засовывал себе в жопу что-то иное, нежели надутая кишка? Вспомни! Сие есть мерзкое подобие треклятого скверного ручного блуда содомского! Припомни, чадо Андрее! Как говорится, "грехи разрешу и на смех не подыму"! Не бойся посрамить себя! Не бойся ложного стыда! Ведь самопосрамление -- это лекарство! Не скрой от меня ничего!
-- Ну, колбасу я себе засовывал... Палку копчёной колбасы. Это все знают и все про это давно говорили и говорят.
-- Палку, чадо Андрее?! Только ли палку? А как же "дилдо, велонасосы, скалки и много чего ещё"?! Не о них ли ты говорил на ступенях храма Михаила Архангела в Тропарёво?!
-- Ну, отец Наум... Это я пошутил... Наврал. Для красного словца. На самом деле была только палка копчёной колбасы. Больше ничего не было. Честно.
-- Ладно. -- притихнув, сказал отец Наум. -- Но смотри -- не пытайся от меня ничего скрыть! Сокрытые грехи становятся греховными вдвойне! Ты предстоишь сейчас пред Самим Господом! А я -- только свидетель! Ты об этом знаешь! Не моги, брате, утаить от меня ни единого греха, усрамившись! А за грех твой, за треклятый смрадный грех твой, который подобен ручному блужению содомскому, за втыкание в срачный ход свой палки копчёной колбасы, сорок дней да пребудешь ты в сухоядении без причастия; и да творишь на каждый день по пятьдесят поклонов земных. Се семнадцатая епитимия твоя! Кайся!
-- Каюсь и молю Господа о прощении!
-- Чадо Андрее! Дождил ли ты златым дождём на друга своего и дождил ли он златым дождём на тебя?
-- Чего?! -- непонимающе переспросил Кураев.

Хватит уже

(no subject) (Anonymous) Expand
-- Понял, отче! -- ответил Кураев. Старец умолк и Андрей Кураев продолжил зачитывать свои грехи. Он миновал грехи из десятой сотницы и, наконец, дошёл до самого конца. Кураев закрыл тетрадь и засунул её обратно себе за пазуху. Отец Наум заметил это, встрепенулся и задал Кураеву вопрос: -- Чадо Андрее! Вот, ты каялся, что творил водный исток с услаждением. Но это, если можно так сказать, есть нечто внутреннее при творении водного истока. А есть и внешнее. И должно быть чисто как внутреннее, так и внешнее. Скажи: мочился ли ты мимо очка или мимо унитаза? -- Что?! -- переспросил Кураев. -- Но ведь ты часто путешествовал, чадо, -- стал давать пояснение к вопросу отец Наум, -- часто совершал разные миссионерские туры по нашей стране и по всему миру! Поэтому, мню, ты часто пользовался общественными туалетами. Вот я тебя, чадо, и спрашиваю: часто ли ты мочился мимо очка или мимо унитаза? Ведь это грех! Ибо этим самым ты неуважительно относился к труду уборщиц и уборщиков туалетов, а также разводил антисанитарию, от которой могли пострадать люди! Да и сам подумай -- приятно ли было людям, которые шли за тобою справить свою нужду, садиться на обоссанный стульчак унитаза или становиться на обоссанный пол и мочить об него края своих брюк? -- Да, отец Наум. Мочился. Порой. В университетах и на вокзалах. А особенно -- в поездах... Там вечно качает, там вечно толчки... Струя от этого постоянно сбивается с цели... -- Вот видишь, чадо Андрее! Вот видишь! Во всём ты грешен! "Яко беззакония моя превзыдоша главу мою, яко бремя тяжкое отяготеша на мне" (Пс.37:5) -- как сказал царь Давид! "Это грех мелкий..." -- думаешь ты. Но даже малое крыло мухи имеет вес на весах Господа! И когда чаша весов перевесится на нужную сторону от наших добрых дел, от нашего покаяния в грехах, -- тогда Господь смилуется над нами и над нашей страной, тогда Господь помилует Россию... Старец Наум ненадолго умолк; он протянул несколько чёток, а затем задал Кураеву вопрос: -- Чадо Андрее! Исповедуясь мне по своей тетрадке, ты только что сказал, что грешил тем, что бздел в храме. Скажи мне: ты бздел прилюдно или наедине? Вольно или невольно? И главное: неужтоль простёрся ты на то, чтобы бздеть даже во святом алтаре?! -- Отче! Конечно же, я это делал невольно, ненамеренно или тогда, когда уже не было сил терпеть и всё само неумолимо так и рвалось наружу! Что мне было делать? Разумеется, я старался это делать неприлюдно, отойдя куда-нибудь в сторонку. Но, увы, это не всегда было возможно. Иногда приключалось по великой нужде пукнуть даже в алтаре, среди своих собратьев, священников и дьяконов... Особо коварны были длительные ектении на вечернем богослужении после переедания... Или вот ещё опасность -- когда из-за отсутствия чтецов порой приходиться выходить на клирос и читать кафизмы. Грешен, отче! Но дозволь спросить: вот, ты вопрошал меня -- бздел ли я по собственному изволению, чтобы бздением привлечь и склонить ближнего к блуду и бздел ли я на ближнего своего. Но как такое возможно, отче? Как возможно бздением привлечь или склонить к блуду? -- О любопытное чадо! Воистину неутомим ты в своём любопытстве! Есть такие гнусные грешники, до конца растленные в похотствовании и в любострастии своём, которые для возбуждения того, с кем они хотят совокупиться, например, садятся на него и даже не лицо его и тако бздят! И сего достаточно для тебя! Понял, чадо? -- Ей, отче! Отец Наум на пару секунд умолк, а затем как бы невзначай спросил Кураева: -- Да... а смывать ты не забывал? -- Смывать? После того, как по-большому? -- И после того, как по-большому, и после того, как по-маленькому! -- Забывал порой, отче! Грешен. -- А руки после мыл? -- Тоже порой забывал. Грешен!

Простите, но тут читатели и женщины есть.

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
Жаль что свт.Никодим так не красиво и не вовремя скончался. Он бы вас всех отымел.

Раз уж Кирилл так двигает эту тему с Никодимом, значит вероятно Никодим был плохим челом.