kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

А(на)ксиос!

"НЬЮ-ЙОРК: 10 декабря 2019 г.

Архиепископ Берлинский и Германский Марк возведен в сан митрополита



Во вторник, 10 декабря, в день престольного праздника Знаменского собора в Нью-Йорке, в конце Божественной литургии епископ Манхэттенский Николай, заместитель Секретаря Архиерейского Синода, огласил нижеприводимый указ, после чего митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Иларион, Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви, возвел архиепископа Берлинского и Германского Марка в сан митрополита.

В заседании Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви, состоявшемся в Сан-Франциско 15/28 июня 2019 года и приуроченном к 25-летию церковного прославления во святых отца нашего Иоанна, архиепископа Шанхайского, Сан-Францисского чудотворца, CЛУШАЛИ: Ходатайство Председателя о возведении в сан митрополита архиепископа Берлинского и Германского Марка по случаю наступающего 40-летия его архипастырского служения.

Справка: Председатель поднимает этот вопрос в отсутствии архиепископа Берлинского и Германского Марка, приводя ряд примеров, когда иерархи Русской Зарубежной Церкви возводились в сан митрополита не в связи с назначением главой одного из ранее существовавших митрополичьих округов, а за особые заслуги и многолетнее архипастырское служение. Среди таковых были архиепископы Харбинский и Маньчжурский Мефодий и Пекинский и Китайский Иннокентий, которые были представлены к награде Блаженнейшим митрополитом Киевским и Галицким Антонием (Храповицким), как и некоторые другие приснопамятные иерархи. Согласно Положению о Русской Зарубежной Церкви, награждения архиереев могут осуществляться и Архиерейским Синодом, «но не иначе, как только путем затребования письменных отзывов от всех Преосвященных».

Всесторонне обсудив ходатайство Председателя, ПОСТАНОВИЛИ «1) В преддверии 40-летия архипастырского служения, за особые заслуги перед Христовой Церковью и для престижа возглавляемой им Германской епархии, представить архиепископа Берлинского и Германского Марка к возведению в сан митрополита и опросить Собор архиереев Русской Зарубежной Церкви на предмет его награждения, согласно Положению. 2) В случае благоприятного решения ходатайства Председателя, оставить на благоусмотрение Его Высокопреосвященства время и место награждения архиепископа Марка».

Ныне, ознакомившись с результатами опроса Преосвященных членов Архиерейского Собора Русской Зарубежной Церкви, с большой радостью сообщаем Вашему Высокопреосвященству, что Ваши собратья-архипастыри, молитвенно воссылая славу и благодарение Христу-Пастыреначальнику, благоговейно поклоняясь чудотворному образу Одигитрии рассеяния русского, громогласно и с добрым сердцем возглашая Вам «аксиос», возводят Вас в высокий сан митрополита.

О чем дается сей указ, с братскими благопожеланиями крепкого здравия, бодрости духа и дальнейшей помощи Божией на многая и благодатная лета.

+ ИЛАРИОН,
митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский,
Председатель Архиерейского Синода.

+ КИРИЛЛ,
архиепископ Сан-Францисский и Западно-Американский,
Секретарь Архиерейского Синода.

27 ноября/10 декабря 2019 г.".
отсюда


P.S. Из ветхих днями дедулькиных постов
о РПЦЗ и деспоте Марке Арндте:


Души прекрасныя порывы

17 мая, 2007
После того, как баба Юля
подвешивал на тонкошеих церковных вождей
подарочны – золотого массиву –
панагийки
и после этого
ещё предолго оглашал
своим муторно угрозливым зыком
совершенно казённого антуражу
трафаретну поздравлялку,
владыка Марк,
превозмогая свою природну брезгливость,
как всегда, в смутной для него
и непривычной интонации
виновато лыбился,
так что со стороны казалось,
что ему о чём-то вдруг
таинственно взгрустнулось.
Сегодня наконец-то свершилось чаемое,
к чему он с напористостью танка
бычьелобно всё толкал и
нерешительного мямлю – Лавра,
и впадавший временами
в заячий ремиз
Синод.
По понедельникам, средам и пятницам
синодалы были категорически за соединение,
по вторникам, четвергам, субботам – радикально против.
И приходилось то и дело
вытаскивать из загашника
солёненький компроматец,
чтобы эти трусливы задницы приструнить
и снова выстругивать их
стройным рядком из
кургузых околышков.
Давно он уже знал, что Церковь –
это вовсе и не народ даже,
и тем паче не попы,
и вся эта постреволюционная околесица
про соборность и выборность
не более как масоньерская провокация,
и что в любом попе,
а тем паче "ебискупе",
доминирующим началом
всегда был и остается
страх.
Стадо надо пасти:
где кнутом, а где пряником,
калёным железом выжигая,
в том числе и из синодалов,
даже намёк на какую-либо
"самодеятельность".
С младых студиозных лет
будущий архиепископ,
почислив поначалу
из "Филокаллии"
алгоритм спасения
и ревностно устремившись
штурмовать небеса,
тем самым набрёл и
на закон стремительной карьеры.
Аскетнога инока,
по завету старцев Фиваидских
наглядно спавшего на приступке,
в пост сидевшаго
на одних токмо просфорах,
ревнителя "полного уставу" и
огненаго краснож...паненавистника,
заприметили
и вскорости и поставили во архиреи
за его серафимное
"стояние в истине".
Престарелы владыки
не могли не нарадоваться преемнику:
тот ведь и у себя в епархии
спал прямо на полу за дверью,
вычитывая полный круг
совместно с Литургией,
и, как ни странно, никогда
от этого
не уставая и даже не утомляясь.
Своим машинным благочестием
он смог переморозить
не одну сотню монасей и попов,
каковые, как тараканы,
под любым предлогом и
разбегались от его
набожных молитвословий.
Впрочем, ему можно было
в любое время суток
позвонить и плакаться битый час
про подосланного попа-наёмника.
Он и сам попов брезгливо только терпел,
понимая, что это "гавно в проруби"
всегда можно было запужать
и поставить на место.
И чем он сам громче
риторично артикулировал "стояние в истине",
тем всё больше Зарубежна церковь
казалась ему замшелыми и
обернутыми в кокон паутины
мехами,
откудова всё вино
давненько уже и повытекло.
Приходы, похожие больше
на русские клубы,
с затхлым душком сплетен
и предавнишней друг к другу
плохо скрываемой
бабской неприязнью,
но где только и можно было показаться
в новых платьях, туфлях, шляпках и мехах.
Семинария –
с зубрёжом, долбёжом и ковырянием в носу –
всегда казалась ему
прегнусной пародией
как на образование,
так и на сам монастырский уклад.
И выпускало всё каких-то краснорожих
и похожих на коровье вымя
"органчиков".
А среди владык, особенно "молодёжи",
всё какие-то гопники –
любители рокн-рола
и нигер-джазовой попсы.
И в какой-то момент он
вдруг испытал приступ
уже настоящего,
почти предсмертного
удушья –
оно его окутывало,
словно паутинный кокон,
а сам клир и народец
казались пауками,
от каких,
как в ночном кошмаре,
приходилось отбиваться
и, превозмогая себя,
всё давить их
и давить...
отсюда


Первый кнут...

16 января, 2009
Заповедником "обновленчества" долгие годы
слыла у нас Сурожская епархия:
выборность духовенства;
каждый приход самостоятельно решает
на каком языке ему служить,
какого стиля придерживаться,
самостоятельно определял устав и
и время празднования Пасхи.
И на протяжении пяти лет, помнится,
митрополит Антоний Сурожский
бегал от своего настойчивого
в самодеятельных реформах клирика,
пытавшегося владыку убедить
в необходимости очистки Октоиха и служб Страстной седмицы
от антисемитских выпадов
в сторону "богомерзких жидове".
"Никак не даётся, - сетовал мне приватно
маститый БиБиСи-шный сказитель
протоиерей Сергий Гаккель -,
едва увидит нас с Фаиной Яновой,
так сразу пускается наутёк".
Владыка Антоний долго искал себе на подмену
"епископа с человеческим лицом"
и вроде как его и благополучно обрёл -
святоотечьего богослова, духовного композитора,
церковного демократа, гуманиста.
Но едва тот переместился в туманный Альбион,
как из личины "доброго пастыря"
вдруг вылезло рыло обыкновенного ОВЦСного чинуши,
к тому же ещё тут же и пообещавшего
исполнить волю своего хозяина,
скорыми темпами "додавив"
сей островок свободы
и почав уже было
прикрывать и прихлопывать сию "либеральную лавочку"
во имя "порядка и всеобщей унификации".
Громкое хлопание патриархийной дверью
истинного хранителя положений собора 1917-1918-го
епископа Василия Осборна
ничуть не остановило зарубежников,
торопно махавших закрылками и,
наподобе мотыля,
жаждавших почеломкаться
с отечьим огоньком.
Берлинский архиепископ Марк, ведя переговоры об унии,
пред своим окружением сердечно воздыхал:
"Как же мне целоваться-то с этим экуменистом и обновленцем -
еретиком митрополитом Кириллом?"
Но уже при первой встрече с ОВЦСным главою
обливался умилительными бюргерскими слёзками,
ибо уста деспота Кирилла вкрадчиво и доверительно
напевали ему то, что можно услышать было бы только
от самого что ни на есть архиконсервативного афонского монася:
"Да он же самый истовый зарубежник и есть!".
Пелена, если она вовсе на очах зарубежников
и была когда-нибудь,
спала на последнем архирейском соборе.
"Мы решили голосовать против положения
о лишении сана епископа Диомида, -
заявил митрополит Илларион, -
поскольку совсем не знаем о нём ровно ничего!"
И каково же было удивление зарубежных епископов,
когда они день спустя
свои родимыя имена, все до единого,
и даже подписи
под актом о деспоте Динамите и увидали...
О митрополите Кирилле
сладкогласныя сирены
вещают ныне, как о просвещёнейшем пастыре.
Мне он тоже напоминает генерала
из толстовского "После бала",
на балу рассыпающегося в любезностях,
но после бала же вполне мило
наслаждающегося посвистом шпицрутенов,
рассекающих спину солдатного холопа:
"Фьють, фьють, фьють!".
"Христианская любовь?" - да, без сомнения, имеет место быть
и приложима к сановному начальству,
как, впрочем, и владычны экуменические оды -
тоже ведь не более как стремление закадрить
начальство загранцовое.
А что же остаётся церковным холопам?
Фьють, фьють, фьють! -
шемякин... то бишь, простите, "церковный суд",
всегда почему-то принимающий мудрое решение:
"А сутяжнику, известно, и первый кнут!"
отсюда


"Тили-бом...

26 января, 2009
"Бим-бом, тили-тили, тили-бом" – тенорным перезвоном,
переходящим внезапу к набатным басам,
и мутно-матовым блеском Христа Спаса
нитрит-титановых куполов
встречала архиепископа Марка Арндта
"Москва златоглавая".
"По-ве-ли-те!!!" – престарелой
и багрово-рожий от натуги
архидиакон ревел,
на каждом вздохе
козлоглася токмо по слогу,
также громоподобенно ему вторило,
ревя лужёными глотками,
и московитое духовенство
и уже оперным партесом
консерваторски поставных контральто
отдавалося в горних эфирах.
"Вот она, Святая Русь! – деспотно прусацкие глазки
завокло обильным слёзоточением.
Только циничныя ко всему "homo sovetikus"
могут почитать всё это "пылью в глаза"
и разлюли "малинка-калинка" очковтирательной
"разувесистой клюквой",
но уж кто-то, а берлинский-то деспота
знает толк в церковных стилизациях.
На какую-то минуту он представил
свою проплешину прикрытой не монасьим клобуком,
пускай, и с брульянтовым перекрестием,
а белоснеженным кукулем
с огньпоедающими серафимами на воскрылиях,
и ещё обильней заслёзоточил,
приводя своими бурными сантиментами
во умиление
готовый всему и вся
столь же изобильно умиляться
свой забугорный клир.
«А почему бы и вправду честному собору
не избрать меня Главпечем всея Руси:
я ведь не только, как и подобает то
чистокровной немчуре,
педантный и правильный во всём
церковный функционер,
я ведь ещё и всем известный аскет, постник и молитвенник,
своим уставным рвением переморозивший
не одну сотню гомосоветных иноков.
Да и то, что у меня и своего келейного пристанища вовсе нету
и сплю я на приступочном чурбане
у порожика своей канцелярии, –
об этом подвизе духовном тоже всем ведомо.
Эх, жалко, что с фамилией на "-ов" подкачал,
да и какую-нибудь в роду чувашенцию
с материнской стороны
раньше нужно было сыскивать...»
отсюда


С широко отверстыми очами...

4 мая, 2009
На епархиальном собрании
вместо пускающегося в разнос
зычного фельдфебеля,
деспота Евстратьюшка
оскалом своего вставного
тридцати двух зубия
нежданно разыграл
роль наседки,
любвеобильно кудахтающей
над только что
вылупившимися птенцами.
И на то были у него
свои весткие основания:
в зале сбоку-припёку восседала
делегация зарубежников
из Германской епархии
вместе со своим епископом Мраком.
Кутейной клир,
привыкший понимать своего Карабаса
по памаванию бровей,
смышлённо кукловодился
всё одно как пластилин
в руках мастеровитого трёхлетки.
Выборы церковного суда
вершились с лёту,
и само собрание неслось,
закусив удила,
церковенной Русь-тройкой,
при полном поповском согласии и единодушии
являя явственное присутствие
собравшей их
благодати Святаго Духа.
Владыка Мрак, утирая скупыя немчурныя слёзки,
умилённо думал про себя:
"Вот же оне плоды
нашего объединения!
Вот он действенный ответ
нашим критиканам и отступникам!
И кто мог подумать,
что ещё вчерашние гомосоветикус
так скоро вспомнят о своём
человечьем достоинстве
и столь поспешно
приобщатся к плодам
захидных свобод?!"
Немецкой клир
вслед за своим владыченькой
тёр свои,
широко отверстыя на русский мир,
слёзкотекучая очи
и столь же фисгармоненно
от обволакивающего умиления же
рыдал громким басом.
Накануне оне в инете сыскали
отзыв о деспоте Е.
некоего kalakazo,
озлобленного мерзавца и отщепенца,
негодяйно пытавшегося
очернить праведника:
"Да ведь столь любвеобильного епископа
и в Зарубежке ведь днём с огнём не сыщешь!!!"
отсюда
Tags: Марк Арндт, РПЦЗ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments