kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

РПЦ, как воздух, необходимо самоочищение...

Протоиерей Богдан Гулямов:

«"Украинский вопрос" и судьба гибридного суверенитета Русской православной церкви...»

Несколько цитат из сей большой статьи:


"Патриарх Кирилл взошел на трон при президенте Дмитрии Медведеве и, как утверждают в церковных кругах, при активном содействии его супруги Светланы. Поэтому Кирилла нельзя назвать «кандидатурой Путина». Помнят в Кремле и политические колебания Патриархии в 2010-2011 гг., когда глава РПЦ не смог вовремя понять, что Медведев не идет на второй президентский срок. Тем не менее, нынешний российский президент никогда не оспаривал ни патриаршество Кирилла, ни усвоенные им широчайшие полномочия. И это при том, что РПЦ уже давно нарушает одно из базовых условий конкордата, являясь в последние годы не столько «духовной скрепой», сколько источником постоянных медийных скандалов.

И дело не в восточной, византийской поэтике роскоши, столь милой патриаршему сердцу. Дело в сложившейся при Кирилле церковной системе. Системе, которая, увы, унаследовала и приумножила всё то, чем болела РПЦ в предыдущие годы: вождизм, забюрократизированность церковной жизни, теневая экономика, коррупция и бесконечные финансовые поборы… РПЦ сумела взрастить новый тип религиозного «менеджера» среднего звена. Олицетворением такового является сегодня «типово́й» настоятель «типово́го» прихода, главная задача которого — это, увы, не пастырство, а эффективное администрирование. Или, другими словами, проявление максимальной лояльности к церковному начальству и выполнение поставленного этим начальством финансового плана.

Спору нет, среди священства РПЦ есть по-настоящему благочестивые люди, самым ответственным образом относящиеся к своему служению. Однако система РПЦ построена таким образом, что эти, не побоюсь этого слова, святые люди и их таланты часто оказываются невостребованными. А наверх — в административный аппарат епархиального и центрального уровня — попадает уже совсем другой, описанный нами выше, психологический и культурный тип священника. Эта административная система была выстроена в РПЦ еще в советское время, когда КГБ пытался уничтожить Церковь, морально разложив ее епископат и священство. Но в СССР жизнь Русской Церкви проходила под «чекистской лупой» и постоянным прессингом государства. Грешить в этих условиях церковникам было некомфортно, а информация о «человеческих слабостях» среди духовенства была доступной лишь ограниченному кругу лиц. С падением СССР в России и других бывших советских республиках произошли еще как минимум две революции — экономическая и сексуальная. Государство на какое-то время вообще перестало интересоваться частной жизнью религиозных функционеров. Но здесь наступил Information Age. И жизнь иерархов и духовенства вдруг оказалась под новой лупой — информационной…

В последнее время становится всё очевиднее: РПЦ, как воздух, необходимо самоочищение. Но ее нынешнее руководство, увы, не заинтересовано в этом процессе. С одной стороны, некоторые (если не многие) высшие церковные функционеры страдают или ранее страдали приблизительно теми же греховными болезнями, что и их подчиненные. С другой — с «греховными» церковными кадрами намного легче работать: ими легче управлять.

Ситуация всё еще выглядит вполне стабильной. Священство бесправно, епископат покорен воле патриарха, а миряне — разобщены и не выработали какой-либо общей программы преобразований. Но русская церковная катастрофа может наступить не в результате церковной же революции, а вследствие мощной волны секуляризации...

Нынешний глава РПЦ — одаренный, но вспыльчивый человек, который склонен принимать эмоциональные решения. И разрыв с Константинополем был именно таким, сугубо эмоциональным решением. Но, «порывая» с Константинополем и развязывая информационную войну с греками, глава РПЦ как бы забыл о том, что новый курс РПЦ на изоляцию не востребован в Кремле. И более того, существенно понижает ценность РПЦ в глазах государства, лишая последнее одного из эффективных инструментов внешнеполитического влияния. Ведь каким влиянием может обладать в христианском мире церковная структура, являющаяся «изгоем» в мировом Православии?

Список крупных ошибок патриарха уже настолько длинный, что его нужно излагать только через точку с запятой:

неудачная административная реформа, в результате которой старшие архиереи и Синод потеряли влияние на церковную жизнь, а вся власть оказалась сосредоточенной в руках одного человека;
допущение нравственного беспредела в жизни духовенства и постоянных медийных скандалов, в результате которых РПЦ теряет доверие российского общества;
абсолютная неэффективность идеологии «русского мира», которую Патриархия активно использовала на «украинском фронте», и связанный с этим провал политического проекта «Новороссия»;
ставший фатальным для РПЦ отказ от участия во Всеправославном Соборе на Крите 2016 года;
серийные провалы на украинском направлении и, в частности, неспособность оценить реальность перспективы издания Константинополем Томоса об автокефалии Украинской Церкви;
скандальное одиночество Русской Церкви после разрыва общения с Константинополем, когда данное решение не было продублировано ни в одной из Поместных Православных Церквей;
развязанная Патриархией идеологическая война против «греков» после признания ПЦУ тремя Поместными Церквами;
кадровая чехарда на ключевых управленческих постах в РПЦ;
ссылка во Псков (с повышением до митрополичьего сана) наместника Сретенского монастыря Тихона (Шевкунова) и попытка «оптимизировать» (=уничтожить в качестве самостоятельного учебного заведения) его детище — Сретенскую духовную семинарию…
Теперешнего главу РПЦ нередко сравнивают с другой яркой и одаренной личностью в русской церковной истории — уже упоминавшимся выше патриархом Никоном. И патриарх Кирилл действительно в какой-то мере является исторической «реинкарнацией» патриарха Никона. Во взглядах, судьбе и даже вкусах обоих патриархов-реформаторов действительно можно без труда найти пугающие параллели. Оба патриарха имеют мордовское происхождение. Никон родился в крестьянской семье из села Вельдеманова Нижегородской области. А предки нынешнего патриарха происходят из окрестностей городка Лукоянова на юге Нижегородской области. Оба первосвятителя — сторонники «церковного великодержавия» и церковной модернизации. Совпадает и конечная цель их реформ — расширение церковного суверенитета и возвышение Московской патриаршей кафедры в системе мирового Православия. Каждый из них вложил в свои реформы «бурный темперамент и неумеренную властность» (слова профессора Карташова о патриархе Никоне). И Никон, и Кирилл вызвали своей реформаторской деятельностью противоречивые чувства в церковном народе. Каждый из них (пытаясь возвысить Москву и тем самым унизить Константинополь) натолкнулся на противодействие со стороны греков…

Наконец, совпадают даже вкусовые предпочтения патриархов. Никон любил пышные богослужения, «украшался самыми дорогими облачениями из патриаршей ризницы и создавал новые, небывало роскошные». Согласитесь, эти, посвященные Никону, слова церковного историка звучат так, будто написаны о патриархе нынешнем… Конец патриаршества Никона был печален. В результате размолвки с царем патриарх-реформатор сначала удалился в выстроенный им Новоиерусалимский монастырь. А позже — по воле российской власти и решением Восточных патриархов — был лишен патриаршего и епископского сана… Воскресенский Новоиерусалимский монастырь полностью восстановлен, и правительство РФ приняло решение выделять регулярное финансирование на его содержание, — заявил Дмитрий Медведев (27.11.2019). А в церковных кругах сразу же стала из уст в уста кочевать грустная шутка о том, что место для «успокоения» «нового Никона» уже готово…"
отсюда
Tags: Богдан Гулямов, Последний патриарх, патриарх Никон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 62 comments