kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Игумения Варвара...

8 февраля 2011 – день преставления игумении Варвары Трофимовой.
Дедулькина сага о приснопамятной Варваре – игумения всея Руси.

Начало сей саги:


Запрягайте хлопцы кони

1 мая, 2007

Из нашего Святейшего
мог бы выйти и секретарь райкома,
и знатнейший председатель колхозу,
и главный бухгалтер
какой-нибудь всесоюзной стройки –
он, собственно говоря, и был десятилетиями
в унаследованной преемственно
от папеньки церковности
главбухом нашей патриархии –
"управделами",
как это тогда и сейчас прозывается
на сленге совковых сокращений.
Сызмалу в будущем владыченьки Алексии
жила любовь к подсчёту денежек –
ещё с тех самых пор,
как на средину церкви
ставился панидный подставец,
а заодно и стол для приношений,
и вытряхивалась из кружек
горка пузатомедной мелочи,
какую пятилетний,
но уже смышлённый малец
вместе с папенькой и мусолил.
На всю жизнь владыченька и сохранил
ту особливу любовь к цифири,
в какой, одной родимой,
и выстраивались чертежи и графики
ему понятного
разлинованованного на клетки и столбцы
церковного бытия.
И всё, что находилось,
да и находится за рамками
этой безыскусной премудрости
параграфа и абзаца,
владыке Алексию искренно никогда
не было вестимо и ведомо.
И ежели уж и начинать экскурс
в домостроительство
нашего победного ныне
духовного возрождения Святой Руси,
то и зачинать его следует
с того переломного 1968 году,
когда, отстранив от правления в Пюхтицах
престарелу игумению Ангелину (Афанасьеву),
эстонский епископ Алексий Ридигер
возвёл в игумении епархиального бухгалтера –
Валю Трофимову,
в постриге игумению Варвару.
Мать Ангелина и взаправду
была дамой вздорной
и с ерепенисто-ершистым характером
и всё собачилась за власть
с духовником монастырским –
отцом Петром Серёгиным,
какой и держал монастырь
в дореволюционной традиции
"жизни в молитве" и тихом труде.
Владыка, поездив по заграницам
и насмотревшись на образцовы
католицки обители,
захотел свет просвещения
излить и на захудалы Пюхтицы.
В те времена туда даже было стыдно,
по его понятиям,
зазывать дорогих забугорных гостей
(даже сортир и то – будка на улице)
и весь монастырь так и
хаживал соборно "на дырку".
Новая игуменья решительно стала
приводить обитель в надлежащий порядок:
в считанные месяцы надо было построить
загородну резиденцию,
гаражи для уже тогда
двух "членовозок";
обязательно устроить золотошвейну мастерску,
чтобы десяток искусниц,
не покладая рук и не разгибая спины,
ткали причудливы узоры
на владычных митрах и саккосах...
Отец Петр с его непонятным "пребыванием в молитве"
был задвинут на задки,
и уже сама Варвара благословляла:
кому причащаться,
а кому – нет
(и уже как именно "поощерение"
за доблестну работу и образцовый труд)
и самым заглавным духовным законом стало
пресловуто растиражированное опосля
"послушание – превыше всякого поста и молитвы"...
Техники тогда и помину не было,
и на 76-ти гектарах землицы
монахини сами волочили за лошадкой
трёхпудовый плуг "попрыгунчик",
а иногда и сами –
впрягались в него заместо "лошадиной силы".
Так и начался в 68-м этот,
всё одно что Гладковский "Цемент"
или Платонов "Котлован",
"неразгибон" по двенадцать часов кряду:
без выходных и проходных,
где в праздники – монахини превращались
ещё в официанток и посудомоек
на лукулловых фуршетцах
для дорогих забугорно-экуменных гостей.
А в годы после празднования Тысячелетия,
когда уже напрочь была стёрта память
об отце Петре и его духовничестве,
сей примерно показательный церковный стройбат
и стал рассадником духовности
по всей Руси Великой...
отсюда
Tags: Варвара Трофимова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments