kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Или подтолкнете, чтобы появился еще один "киберпоп", только вологодский...

В продолжение темы "И сейчас за них отдувается владыка..."


«Владыка Игнатий, стращать изволили своими "высокими связями"? Надеюсь, что не половыми. Ну а мы не из трусливых, притом знаем, что ничегошеньки теперь Вы нам сделать не можете, сколь не вычисляйте по АйПи. Теперь Вы заложник своих "косяков". Если выгоните хоть одного или подтолкнете, чтобы появился еще один "киберпоп", только вологодский, то это будет последнее Ваше деяние на высоком посту. И Вы это прекрасно понимаете, а на светской работе, кроме как быть аккордеонистом на деревенских свадьбах, едва ли куда сгодитесь. Да и с такой репутацией никто не позовет. Поэтому держитесь за должности всеми своими пухленькими конечностями, изображая подобострастное блаженство от общения с иерархами Церкви вылизывая всем зады (если, конечно, верить Вашим апологетам и Вы не сколотили капиталец на заграничных счетах, что обеспечит безбедную старость на лазурных берегах, ну или Амстердаме, судя по нетрадиционной ориентации)».


«Ха-ха-ха

ДОРОГОЙ ВЛАДЫКА, КОГДА ВЫЯВЯТСЯ ЭТИ МЕРЗОПАКОСТНЫЕ ПИСАЛЬЩИКИ, НЕ НАКАЗЫВАЙТЕ ИХ СТРОГО...

Вот ты сам и подтверждаешь всё написанное про митрополита Игнатия - злобного, мстительного самодура. За что "наказывает" этот бездарный туголесовский аккордеонист? За что собрался "карать"? И главное как? То есть методами, описанными выше: отправит на нищий приход или в запрет. Семинарские зайки абсолютно не приспособлены к обычной работе, они как огня боятся запрета заниматься попрошайничеством под крышей Церкви. Это и без тебя известно, но лишний раз написать об этом непреминул для устрашения обидчиков. Что еще ты можешь, шепелявая свиноматка?»


«В семинарии сейчас царит паника!

Широко обсуждаемый Ферапонт (Широков) пропал! Даже свой предмет : литургику не ведет, за него теперь Остап Бендер - Остап (Сергий) Зяблицкий, тоже та еще кандидатура, его гомозаслуги перед Игнашкой известны еще когда Широков на подсосе был. Распоследнее утешение высокопреосвященнейшего Серафим -Кирилл- Даниил Дурягин оставлен в Вологде в этот раз, для разнюхвания кто же выносит сор из избы.
Все думают на Макарявичуса, потому, что этот придурок рассказал своей будущей матушке Ире Моряковой, что Игнашка к нему приставал и отговаривал от брака, а придурошная белобрысая уродина Морякова всем , это рассказала.
Вологодская семинария стала прибежищем постриженных гомосеков типа Широкова , Дурягина, Скворцова, Ожиганова и бисексуалов - кукколдов Стрикиченко, Зяблицкого, Макарявичуса, которые в поисках сана женятся на уродливых , но очень хорошо обеспечнных родителями бабах которые в поисхать хоть какой то особи мужского пола лезут в семинарию.
И только две деревенских нищих дуры Зонина и Самодурова не понимают этого».


«Игнатий Депутатов того и добивается! Чтоб дело замяли и обработали его мохнатую жо_у. Теперь со всей страны повалят пидарасики поступать в такую славную радужную Вологодскую Семинарию. Даже платить не надо, преосвященные гомогеи отправят туда числиться своих любовничков с свободным посещением на очное отделение. Диплом пидарской семинарии - это как маячок, пароль для "своих". Выпускник Вологодской семинарии - это значимый бекграунд».


"И немножко лирики

Пригородный романс, без участия кого бы то ни было:

Ах прилуцкая ночь горяча, горяча,
В этом зное и страсть, и бессилье,
Так что даже спадает у Никандра с плеча
От биения груди мантилья!

И срываю долой с головы я клобук,
И срываю докучный подрясник
И с безумной тоской в благовонную даль,
Весь в огне, простираю объятья...

Обнаженные перси трепещут, горят, -
Чу!.. там слышны шаги, - то мой Юшкин!
И на грядках чьи-то шаги шелестят
И мигает огонь с завитушкой.

Это он, мой проректор, мой рыцарь, мой друг!
Это он - его поступь я чую!
Он придет - и под рясу к нему кинусь вдруг,
И не будет конца поцелую!

Я люблю под лобзаньем его трепетать
И, как птичка, в объятиях биться,
Серафим я его, с ним хочу замирать,
Хоть Кириллом теперь мне трудиться.

С ним всю ночь напролет не боюсь никого -
Он один с Левчуком даже сладит:
Чуть подметил бы кто иль раскрыл бы его -
Он Пилишину копие всадит!

Поцелуев, объятий его сгоряча
Я не чую от бешеной страсти,
Лишь гляжу, как сверкают в глазах два луча, -
И безмолвно покорен я власти!

До вечерни, весь день, я скорблю и томлюсь,
И в истоме всё жду и тоскую,
И в том месте, где он был со мной, в душевых,
Даже кафель украдкой целую..

До отбоя, весь день, я скорблю и томлюсь
И по грядкам брожу неприветно -
Что Широкову даже я этот сон
Не могу рассказать беззаветно:

Ни подруг у меня, ни сестры у меня,
А Левчук только деньги считает,
И ревнует меня, и бранит он меня -
Даже в церковь меня не пускает!

Но урвусь я порой, обману как-нибудь
Расскажу я пиджачнику Лешке,
И к решетке склонясь, всё, что чувствует грудь,
Он поймёт: Лешка он вам не Вовка.

Расскажу я ему, как прошла эта ночь
Горяча, как луна загоралась,
Как из спальни прокрался я прочь,
Как Зажигину весь отдавался.

И мне любо тогда сквозь рипиду следить,
Как глаза депутата зажгутся,
И начнет он молить, чтоб его полюбить,
Полюбить - и в грехах все простится...

Посмеюсь я тайком и, всю душу раскрыв,
От Никандра уйду облегченным,
Чтобы с новою ночью и новый порыв
Рвался пылче из груди влюбленной".

отсюда
Tags: Вологодская митрополия, Голубая луна, Игнатий Депутатов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments