?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Своя лениниана...
Пиллигримство
kalakazo
Что делать, московитые завистники моя,
у каждого, у кого уже белыя как лунь власы,
или же у кого оне совсем повыпали
и кто не удосуживается их досужие сустатки
подкрашивать в блондиночный колор,
кто родился в эпоху златого советскаго застою,
кого октябрили и пионерили, -
у каждого из нас была своя "лениниана".
Один из моих однокашников,
корабкавшийся по номенклатурной лестнице
по комсомольской путёвке,
как и положено массовику-затейнику
по "работе с молодёжью",
носил кожану тужурку,
тискал в деснице кепку,
по-киношному, как "Ленин в октябре",
премило картавил,
и, самое главное, протирал себе лысину,
чтоб быть точным уже двойником
искомого первообраза.
У комсомолки тридцатых - Клавдии Ивановны,
прихожанки Никольского -
в красном углу рядом со Спасителем
висел и улыбчивой дедушка Ленин,
и ему-то она и пела по вечерам тропарь:
"Свете тихий..."
У Георгия Бутикова -
бессменного директора Иссакиевского собору,
в его кабинете,
располагавшемся в алтаре правого пределу -
восседавшем за массивным дубовым столом
на месте престолу,
на горнем месте по праву его руку
висел, маслом писанный,
трёхсаженный Христос,
а по леву - таких же размеров -
прищурившийся Лукич:
"У меня, в моём сердце старого коммуниста,
эти два образа неразделимы.
Христос и был ведь первым коммунистом.
Мы говорим: Христос, а подразумеваем: Ленин!"
Да, что скрытничать:
сверните малость от Николы,
да на конце Садовой
загляните в аппартаменты
знаменитого ныне старца игумена Е., -
там в красном углу,
с нимбом вкруг головы,
доминирует двухметровый святый Иёсиф...

  • 1
паноптикум какойто вообщето...

Ох, сударь же мой! Сколь же Вы память мою восколыхнули поминанием Георгия да свет Петровича! Последняя наша с ним встреча так и осталася бы для меня великой тайною, разгадку которой покойный ныне исполин отечественной культуры унёс с собою в могилу, как бы не Ваше о нём свидетельство. Дело в том, что сей титан партхозактива - со всеми видовыми отличиями от пыжикового треуха и до золотозубовного оскала нежной улыбки - баюкал исстрадавшуюся и прозябшую душу мою словесным извитием рассуждениев об исключительном значении православной духовности для государственного стоительства.
Что привело того светоча комуноправославия под мой смиренный кров - вопрос, который терзал бы меня и по сей день, кабы не Ваше невольное, быть может, откровение о двуедином начале нонешняго неосергиянства. Два источника, две составные части, с Вашего позволения - представшия Вашему смятенному взору на противулежащих стенах евонного кабинету... Лукич и некто - не к ночи будь он помянут! - известный нам из жуткого инфернального видения одного умирающего в отчаянии жителя набережной реки Пряжки...

"...с нимбом вкруг головы
доминирует двухметровый святый Иёсиф..."

Никогда не видал, Господь помиловал, такого изврата. И что же он, с трубкой и в форме?

умозрение в красках

да уж, изображение это не самое страшное...

  • 1