kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

И было в странах великое моровое поветрие...

Достопочтенный sibeaster:

В продолжение темы "Невозможно остановить то, чего нет. Эпидемия не в ваших легких, а в ваших мозгах"...


«Таинственная рукопись - часть 1

В мои руки случайно (оказалась в упаковке туалетной бумаги, вместо одного из рулонов) попала некая старинная рукопись на ассирийском языке. Поначалу расстроился и хотел во гневе выбросить (еще бы, вместо рулона вожделенного пипифакса подсунули какой-то рассыпающуюся в руках бумажонку), но ...зачитался. Удивительная история, неизвестные науке факты, не поддающаяся проверке по альтернативным источникам! Время и переписчики немного подпортили документ: в частности, совершенно нечитаемыми оказались год и место действия. Похоже, случайно открылась неведомая современной науке страница истории.

И было в странах (следующее слово нечитаемо - прим. перев.) великое моровое поветрие, ужасное и неописуемое. И умирали от него жители стран тех в безмерном количестве: даже до одного из ста тысяч. И испугались жители стран тех, и возопили каждый к кесарю своему, и сказали: спаси нас, ибо мы погибаем. И повелели кесари подданным своим затвориться каждому в дому своем, и не выходить оттуда до поступления новых распоряжений. Покидать же дома свои можно было лишь по неотложным нуждам: в ближайшую лавку за хлебом, да к чародеям-медикам за волшебными зельями, да прогуляться с нечистым псом, но не далее ста шагов от дома своего. Еще можно было выходить из претории воинам, дабы следить за исполнением указов кесаревых, а также жрецам, чтобы грозные боги их не оставались голодными в капищах своих. Тогда сбылось слово Тайноведца: "вне псы и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители" (видимо, автор рукописи ссылается на Отк. 22:15 - прим. перев) И исполнилось также пророчество Даниилово о мерзости запустения на святом месте и о прекращении ежедневной бескровной жертвы (м.б., отсыл к Дан. 11:31? - прим. перев)

И затворились народы в домах своих, и не было более ни продающих и покупающих, ни женихов и невест, ни господ виноградника и работников его, но только мытари, воины кесаревы и псы нечистые бродили по пустым градам, ища, кого поглотить. Кесари же удалились в чертоги свои и позабыли дать указания о дне и часе выхода людей из заключения. И назвалось то заключение самоизоляцией и карантином. Шли дни, месяцы, времена и годы, и позабыли народы о тех временах, когда были они свободными, и почитались ими рассказы о свободных временах за сказания недостоверные .

В те дни в стране (опять неразборчиво! - прим. перев) был лес, называемый партизанским. И бежали туда те, кто не покорился указам кесаревым. Мужи и жены, юноши и девицы, старцы и старицы жили в лесу том, и никто из заключенных по домам не дерзал присоединиться к ним, ибо боялись их как нечистых. И сбылось слово Писания: "Те, которых весь мир был недостоин, скитались по лесу партизанскому" (не нашел таких слов в Писании. м.б., аллюзия на Евр. 11:38 - прим. перев). Они плодились здесь и размножались, по заповеди Божией. Чресла их были препоясаны, обувь, называемая кроссовками, была на ногах их, и посохи для скандинавской ходьбы - в руках их (наш автор, похоже, изрядный книжник - это же почти Исх. 12:11 - прим. перев). Многие же из них, ревнуя о совете апостольском, бегали, как на ристалище, будто бы желая получить награду, и били воздух и лапы руками в рукавицах (не устаю удивляться! автор и с 1Кор 9:24-27 знаком - прим. перев).

До сего момента был пролог, а теперь наш анонимный автор излагает события, как будто бы от первого лица.

В те дни на окраине леса того стоял некий столп, и поселился на нем некий человек. Никто из нас не знал ни имени его, ни страны происхождения его, ни занятий его. Только видели мы, что трижды в день ангелы приносили ему пищу: либо тарелку куриного бульона, либо тушеную в сметане курицу. Ну и еще по мелочи всякие хлебцы сладкие, и чай кейлонский. И недоумевали мы о человеке сем, видя беседующих с ним ангелов, и по прошествии некоего времени (ибо мы не наблюдали более часов и дней) возопили к нему:

Кто ты, о таинственный старец, и откуда пришел ты в лес наш? Кем ты был до дней этих тяжких?

И тогда отверз уста свои тот человек, и сказал следующее.

"Я не старец, ибо не достиг еще времени получения третьего паспорта (видимо, некий местный обычай инициации, вроде обрезания или выбивания переднего зуба? судя по контексту, человек намекает на молодость свою - прим. перев). Юность мою провел я у ног Политехниковых и изучал материалы, называемые в честь дивного старца Сусанина полупроводниковыми. Достигнув возраста мужеского, стал продавать всякую Хрень (что это? М.б.. некий местный раритетный товар вроде слоновой кости? - прим. перев). Еще был я тупым борцом, о чем не стоит, думаю, ныне говорить подробно. А на динарии, заработанные продажею всякой Хрени, я путешествовал по земле и обошел я пешком, и объездил на железных колесницах некую дальнюю страну, называвшуюся Италийскою. И видел я дивные горние обители, и славные грады, стоящие на холмах и на водах. И видал я даже ту блудницу, что сидит на семи холмах (впрочем тогда я почитал ее, как и многие слепцы, святою женою и невестою Агнца). Когда же настали времена скорбные, покинул я мир тот в гневе великом на трусов и паникёров, живших в оном, и поселился я на столпе сем, и умру на нем, если Бог дозволит"

И удивились мы человеку тому, и пали пред ним, ибо мы были люди некнижные и невежественные. Он же сказал нам: "Встаньте и более не кланяйтесь мне, ибо я лишь смиренный сослужитель вам и хуже всех вас. Воззрите же вокруг: нет и не будет более прежней жизни. Даже сказывают некие, что в стольном граде нашем, чтобы купить хлеба у продающих, нужно принять на смартфон свой некоего куриного кота. а тем. кто не примет этого куриного кота на смартфон сей, нельзя уже более ни покупать, ни продавать, ни ездить на колесницах. Нам, не принявшим этот знак, предстоит жить в этом лесу партизанском вечно. Вне его нас поджидают ненасытные рыкающие львы, ищущие кого оштрафовать и даже заключить в мрачные узилища. О времена скорбные, о дни безнадежные!

Впрочем, нет нужды нам плакать и стенать, ибо мы в кроссовках своих и с палками для скандинавской ходьбы примем лучшую участь. Ибо сказал некогда кесарь наш о врагах своих: "Они сдохнут, а мы попадаем в рай". Сказал же это он не от себя, но, будучи на тот год первосвященником, изрек пророчество. И не о себе, но о нас, не убоявшихся поветрия и вменивших кесаревы указы в ничто.

Итак, воспряньте, братья мои и искренние мои! Ибо нам предстоит завтра праздновать день Господень - святое воскресение".

И удивились мы этому, ибо давно уже не вели счета ни дням недели, ни временам, ни годам.

И воззрели мы на человека того. и вот, некие свитки в руках его. И сказал он: "В великом гневе покинул я мир сей и взял с собой все плоды рук моих, и ног моих, и головы моей, и очей моих. Но для вас, братья мои, у меня нет таин, и вот я даю вам прочесть сии рукописи мои. Смотрите же, они подобны росе и будут лежать на земле до воскресной вечерни, а затем растают в руках ваших"

И бросил человек тот свитки со столпа своего, и облако скрыло его от очей наших. И мы подняли свитки те, и вот, красноречивые писания в них, и миниатюр немало. И читали мы их, и рассматривали мы их, и утешились. Имена же свитков тех: первая, вторая, третья, четвертая, пятая, шестая, седьмая и восьмая части.

Конец первой части рукописи».

отсюда
Tags: sibeaster, Апокалипсис наших дней
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment