?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Улыбка камня
Пиллигримство
kalakazo
Может потому я и "урод",
и пересмешничают надо мною
ныне все кому горазд,
и показуя своим детишкам пальцем приговаривают:
"Вот пешешествует ублюдок -
глядите в оба, как не надобно было бы вовсе жить",
что мне Иван Сергеич Шмелёв
близок своим,
велеречивым присутствием,
его двадцать третьего году “Солнце мЁртвых” ,
что и писано было совсем уже и вовсе не чернилами даже:
" О смерти русского человека и русской земли.
О смерти русских трав и зверей, русских садов и русского неба.
О смерти русского солнца.
О смерти всей вселенной, -- когда умерла Россия --
о мертвом солнце мертвых..." - так писал про ту книжицу
в своей нотатной рецензии Иван Лукаш.
Это даже ведь и не "литература" вовсе,
а то что за её совсем выжженной пустынею
только и начинается,
и всё равно как про Фёдора Михалыча,
или Владимира Соловьёва сказанное другими,
а здесь собственноручное признание:
в Бога веровал, и про это только и писал,
а в церковь ходил редкоственно -
"А все-таки подыматься надо. Какой же сегодня день? Месяц -- август.
А день... Дни теперь ни к чему, и календаря не надо. Бессрочнику все едино!
Вчера доносило благовест в городке...
Я сорвал зеленый "кальвиль" -- и вспомнил: Преображение!
Стоял с яблоком в балке... принес и положил тихо на веранде. Преображение...
Лежит "кальвиль" на веранде. От него теперь можно отсчитывать дни, недели...
Надо начинать день, увертываться от мыслей.
Надо так завертеться в пустяках дня,
чтобы бездумно сказать себе: еще один день убит!
http://az.lib.ru/s/shmelew_i_s/text_0070.shtml
Блаженны ныне те кто ещё всё чему то "учится",
пишет мертвоурождённыя диссертации,
и кому всё ещё грезится,
что через "зубрёж и долбёж",
ему возмёт
да вдруг и откроется "свет в конце тоннеля":
" Я надеваю тряпье...
Старьевщик посмеется над ним, в мешок запхает.
Что понимают старьевщики! Они и живую душу крючком зацепят,
чтобы выменять на гроши.
Из человеческих костей наварят клею -- для будущего,
из крови настряпают "кубиков" для бульона...
Раздолье теперь старьевщикам, обновителям жизни!
Возят они по ней железными крюками.
Мои лохмотья...
Последние годы жизни, последние дни -- на них последняя ласка взгляда...
Они не пойдут старьевщикам.
Истают они под солнцем, истлеют в дождях и ветрах,
на колючих кустах по балкам, по птичьим гнездам..."
http://az.lib.ru/s/shmelew_i_s/text_0070.shtml .
Блаженны в моих глазах ещё те,
кто доселе прегордо талдычит:
"Мой дом, моя жена, мой ребёнок",
совсем по обывательски наивно ставя знак равенства
между "быть" и "иметь".
Бунинским "Окаянным дням" и даже крохоткам Шаламова
не под стать в той решительной смелости в какой
Иван Шмелёв в “Солнце мЁртвых”,
творит точно при расстреле,
собственно исповедальное разнагишание:
"Не надо глядеть на дали: дали обманчивы, как и сны.
Они манят и -- не дают.
В них голубого много, зеленого, золотого. Не надо сказок.
Вот она, правда, -- под ногами.
Я знаю, что в виноградниках, под Кастелью,
не будет винограда, что в белых домиках -- пусто,
а по лесистым взгорьям разметаны человеческие жизни...
Знаю, что земля напиталась кровью,
и вино выйдет терпким и не даст радостного забытья".
там же
Никто пожалуй так болестно "красиво" не писал,
за рамками литературщины и самой "литературы",
где - то рядышком с велибрным Максимильянушкой Волошиным
о обглоданных корчах
в дупель проматавшей себя матушки Рассеи:
" Я знаю эту усмешку далей.
Подойди ближе -- и увидишь...
Это же солнце смеется, только солнце!
Оно и в мертвых глазах смеется.
Не благостная тишина эта: это мертвая тишина погоста.
Под каждой кровлей одна и одна дума -- хлеба!
И не дом пастыря у церкви, а подвал тюремный...
Не церковный сторож сидит у двери:
сидит тупорылый парень с красной звездой на шапке, зыкает-сторожит подвалы:
-- Эй!.. отходи подале!..
И на штыке солнышко играет.
Далеко с высоты видно! За городком -- кладбище.
Сияет на нем вся прозрачная, из стекла, часовня.
Какая роскошь... не разберешь, что в часовне:
плавится на ее стеклах солнце...
Обманчиво-хороши сады, обманчивы виноградники!
Заброшены, забыты сады. Опустошены виноградники.
Обезлюжены дачи.
Бежали и перебиты хозяева, в землю вбиты! --
и новый хозяин, недоуменный, повыбил стекла, повырывал балки...
повыпил и повылил глубокие подвалы,
в кровине поплавал, а теперь, с праздничного похмелья,
угрюмо сидит у моря,
глядит на камни.
Смотрят на него горы...
Я вижу тайную их улыбку -- улыбку камня... "
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15815658/...

  • 1
Я знаю, что в виноградниках, под Кастелью, не будет винограда

((((((

Ночью на склонах
Кастель-горы видны темные полосы
говорят, это следы крови
средневековых феодоритов
сражавшихся до конца против турок
и все равно вино
осталось неразбавленным водой
тогда и теперь
терпкое и живое
И я
ничего не имея
"имея как неимеющий"
пью его и брежу словами
тёмнаго Гераклита:
"Бессмертные - смертны
а смертные - бессмертны:
Смертью друг друга
они живут,
жизнью друг друга
они умирают.
Убитым "богами" дано
восставать наяву
и становится стражами
живых и мертвых".

вечно живое солнце русского страдания

Прочитала. Премного благодарна.


  • 1