kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

Православное пастырство и попытки его обновления...

Из утренней почты:


"Дорогой Дедулькин, обратите внимание Ваших читателей на сию статью:

Протоиерей Вадим Леонов,
кандидат богословия, доцент Сретенской семинарии

Православное пастырство и попытки его обновления

"Игнорирование, обесценивание реального пастырского церковного опыта и акцент на изучение психологических методик – это следствие иллюзорного, завышенного ожидания от психологии."

4 июня 2020 г."

Несколько цитат из статьи:

"Чтобы прояснить суть изменений пастырского обучения в Сретенской семинарии, надо напомнить, что было раньше. В 2015 году, по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, в связи с острой необходимостью повышения качества пастырского образования, в Сретенской семинарии было открыто пастырское направление магистратуры, руководителем которого стал тогда еще архимандрит, а ныне митрополит Тихон (Шевкунов). В основание пастырского профиля, по благословению Святейшего Патриарха, была заложена крайне важная идея, описанная выше, – вернуть в реальную церковно-приходскую жизнь, с ее актуальными проблемами и трудностями, пастырское богословие и сопутствующие дисциплины, которые в академической среде давно уже превратились в абстрактные теоретические науки. То есть соединить абстрактное и конкретное, теорию и церковную реальность, что и стало осуществляться на пастырском направлении Сретенской магистратуры с 2015 года и продолжалось вплоть до недавнего времени. После отбытия митрополита Тихона на Псковскую кафедру, руководство семинарии хотя и менялось, но сохраняло данную стратегическую линию.

Однако после назначения в августе 2019 г. нового руководства в Сретенской семинарии наметились существенные изменения в сути образования священнослужителей. План реформирования пастырского профиля разрабатывался пришедшей молодой командой без привлечения представителей исторически сложившегося профессорско-преподавательского состава Сретенской семинарии. Результаты этой деятельности были представлены прот. Павлом Великановым на первом и единственном при новой администрации заседании Ученого совета 13 февраля 2020 г. в докладе «Стратегии развития Сретенской семинарии на 2020–2025 годы». Несмотря на то, что основные тезисы были высказаны весьма схематично, они вызвали у меня недоумение, а после заседания я понял, что в растерянности оказались и другие члены преподавательской корпорации.

В чем суть возникшего смущения? Если ранее смысл данного профиля магистратуры был сконцентрирован на изучении различных аспектов священнического служения, то теперь для пастырства в магистратуре СДС были намечены два новых направления: 1) пастырская деятельность в медиасреде и 2) изучение наук о душевном (психическом) здоровье.

В отношении первого направления было сказано, что многие пастыри не умеют себя вести в медиапространстве, что этому надо учиться и что для этого нужны специалисты. Соглашусь с тем, что многие пастыри неуютно чувствуют себя перед телекамерами, не умеют дискутировать в ток-шоу и ведут себя порой весьма неуклюже в интернете, хотя есть немало и противоположных примеров. Но насколько это необходимо для пастырского служения? Является ли количество подписчиков в социальных сетях и «лайков» под фото и видео адекватной оценкой пастырского служения? Очень сомневаюсь. Кроме того, непонятно, какие магистерские работы будут защищаться на этом направлении: «Продвижение православного аккаунта в инстаграме», «Эффективная полемика в твиттере»? Какие дисциплины здесь будут изучать: журналистику, пиар-менеджмент? Какая здесь база для создания научной школы, о чем говорилось при общем целеполагании стратегии развития семинарии? Ответы на эти вопросы остались неразрешенными.

Еще больше недоумения вызвало второе направление пастырского отделения магистратуры – «изучение наук о душевном (психическом) здоровье». В докладе ничего не говорилось об Иисусе Христе, о святоотеческом опыте Церкви, об аскетике, об анализе и решении пастырских проблем, о православных духовных практиках и их развитии, о различных феноменах приходской жизни; суть выступления сводилась только к психологической подготовке магистрантов. Несомненно, что психологическая подготовка может помочь пастырю в некоторых ситуациях, но считать, что она способна эффективно разрешить духовные пастырские проблемы – это, на мой взгляд, заблуждение с тяжелейшими последствиями.

Поскольку я занимаюсь православной антропологией, которая вызывает интерес у многих психологов, то мне приходится постоянно взаимодействовать с ними в самых разных форматах (конференции, семинары, сотрудничество в решении общих проблем и т.д.). Большинство из них совершенно четко осознают условность, ограниченность и внутреннюю противоречивость психологии и психотерапевтических методик, чего не скажешь о тех людях, которые поверхностно знакомы с этой сферой и смотрят на психологию как панацею от всех бед и даже как на альтернативу духовной жизни. К сожалению, подобные иллюзии есть и у многих священнослужителей, что приводит к печальным последствиям.

В ходе доклада создалось устойчивое впечатление, что игнорирование, обесценивание реального пастырского церковного опыта и акцент на изучение психологических методик – это следствие иллюзорного, завышенного ожидания от психологии. Несомненно, что определенный положительный потенциал в психологии есть и его надо использовать на благо Церкви, для помощи людям, но в этом вопросе нужно четко осознавать свои ценности и приоритеты, а также те опасности, которые кроются при прямом заимствовании методик, содержащих часто неприемлемые для христианина установки.

В подобном содержательном и ценностном смещении отчетливо слышится, что новое руководство семинарии видит лишь психологическую сторону в пастырской подготовке и не замечает самого главного – работу, направленную на приведение людей ко Христу, усвоение и развитие духовного святоотеческого наследия Церкви. Если такой перекос и соответствующий курс будет взят для всего пастырского направления, то в этом случае на выходе у нас будут не пастыри, не психологи, не ученые, не медиа-специалисты, а, в лучшем случае, универсальные дилетанты. Чтобы этого избежать, первый шаг – это осознать не только то общее, что есть в служении священника и психолога, но и различия.

На каждом всенощном бдении в храме, в котором я служу, среди исповедующихся обязательно встречается несколько психологов-консультантов и практикующих психотерапевтов. Они прекрасно осознают ограниченность своих методик и необходимость таинства Исповеди, несмотря на то, что регулярно проходят свою личную психотерапию и супервизию. Было бы замечательно, если бы и наши пастыри, очарованные иллюзиями о могуществе психологии, пришли к подобному пониманию.

На заседании Ученого совета из уст отца Павла прозвучал рассказ о неназванных дремучих батюшках, которых нельзя к «людЯм» допускать и что они «неконкурентоспособны» в сравнении с психологами. Категорически не могу согласиться с этим тезисом, поскольку такая формулировка в принципе некорректна и свидетельствует о каком-то существенном недопонимании сути пастырского служения, как, впрочем, и работы психолога. Используя эту странную логику, можно сказать, что психологи «неконкурентоспособны» в сравнении с врачами, и их можно назвать дремучими, если темой их диалога с врачами будет, например, особенности функционирования сердца. Для корректного сравнения разных видов профессиональной деятельности необходимо, чтобы при сопоставлении у них был не только один и тот же объект воздействия, но и были тождественны цели их деятельности. Очевидно, что все указанные специалисты стремятся помогать людям, но цель врача – это физическое здоровье человека, цель психолога – нормализация психической сферы жизни клиента, а цель пастырского служения – помочь людям обрести благодатное единство с Богом. Какая здесь может быть конкуренция? Несомненно, что существуют и пограничные области, где возможно сотрудничество различных специалистов, но и там каждый должен реализовывать свои задачи, а не подменять один другого. Конечно, не всегда пастырь может помочь людям должным образом (как это бывает и у психологов, и у врачей, и у специалистов в любой области) в силу неведения, духовной неопытности и по другим причинам, однако думать, что недостаток благодати можно компенсировать какой-то психотерапевтической методикой – это глубочайшее и опаснейшее заблуждение.

Свою обеспокоенность данными тенденциями я прямо высказал отцу Павлу и владыке ректору архиеп. Амвросию в отдельном пространном письме. После этого у нас состоялся отдельный разговор, в ходе которого мне было сказано, что мое беспокойство напрасно, так как традиционные православные подходы к пастырству будут главным направлением данного профиля, а все остальное – это дополнение, не устраняющее главного. После этого пояснения можно было бы предположить, что заявленные в докладе новые ценности – это еще первичные неточные формулировки, а на самом деле пастырское образование в Сретенской семинарии будет базироваться прежде всего на церковном опыте и святоотеческом учении. Однако последующие события не дали повода для оптимизма.

Вскоре в Сретенскую семинарию на должность руководителя пастырского профиля магистратуры был приглашен новый молодой преподаватель, и была образована новая кафедра – «Пастырское душепопечение», которую возглавил ректор семинарии архиеп. Амвросий. 22 мая в онлайн-режиме состоялось первое заседание новой кафедры, где отец Павел снова сформулировал те же самые ориентиры для пастырской подготовки, которые прозвучали и на Ученом совете – освоение психологии и медиа-пространства:

«Новая программа магистратуры Сретенской семинарии “Пастырское душепопечение в современном мире”, которая подана на утверждение Священным Синодом, предполагает подготовку священнослужителей и экспертов в области пастырского душепопечения с учетом двух особенностей, которые сегодня являются крайне важными. Первая – это активное вовлечение современного человека в стихию психологии и психотерапии. Вторая особенность – это важность понимания, насколько по-другому функционирует слово священника в современном информационном пространстве и какие мы можем дать ответы на те вызовы, которые сегодня нам предлагает общество»[2].

В состав новосозданной кафедры вошли 34 специалиста из разных областей, большинство из которых в Сретенской семинарии никогда не преподавали. Несомненно, что там собрано немало профессионалов высокого уровня и лично мне (также включенному в этот список), будет интересно пообщаться с ними между занятиями и обсудить массу интересующих меня вопросов в неформальной обстановке. Но если посмотреть на профессиональный состав членов новой кафедры «Пастырского душепопечения» (на сайте названы имена 30 членов кафедры из 34)[3], то вызывают недоумение два факта:

16 специалистов из 30 представленных не имеют священного сана.
13 специалистов из 30 представленных не имеют даже базового богословского-пастырского образования на уровне бакалавриата семинарии или аккредитованного богословского ВУЗа.
Четверо не указанных членов кафедры – это, скорее всего, технические сотрудники, но даже если предположить, что они являются священниками с богословским образованием, то и в этом случае реальных пастырей с соответствующим образованием будет немногим более половины, а остальные – это непрофильные специалисты (в основном, из сферы психологи и сотрудники СМИ).

Можем ли мы представить, например, чтобы в медицинском ВУЗе на ведущей кафедре почти половина ее членов не имела хотя бы базового медицинского образования и элементарного профессионального врачебного опыта? Разумеется, нет. Точно так же подобную ситуацию невозможно представить в техническом, гуманитарном или каком угодно другом ВУЗе, а в духовной семинарии, оказывается, это возможно. Почему? Исходя из всех предшествующих заявлений и действий новой администрации, ответ напрашивается только один: потому что будущих пастырей теперь будут пытаться перепрофилировать в психологов и работников медиа-пространства (СМИ, PR, интернет-ресурсы, телевидение, радио и т.д.), поэтому указанные специалисты лишь на данном этапе выглядят неорганично.

Наглядным подтверждением этого процесса является и тот факт, что в новом Учебном плане, который будет реализовываться в следующем учебном году, активно развивающийся и весьма востребованный (по отзывам магистрантов последних четырех лет) курс практических занятий пастырских бесед, проходивший под руководством священника, заменен на «Практикум приобретения навыков индивидуальных бесед» под руководством психолога.

Задачами этого практикума, согласно официальному рабочему плану, являются:

«отработка основных навыков психологического консультирования;
познакомить студентов с методологическими, теоретическими и методическими основами психологического консультирования (в том числе со специфическими проблемами: аддикции и паллиатив);
сформировать представление о закономерностях, механизмах, феноменах психотерапевтических отношений;
сформировать умения социально-психологического анализа и диагностики проблем человека;
развить навыки применения знаний психологического консультирования, методов, процедур для оказания индивиду психологической помощи (в том числе со специфическими проблемами: аддикции и паллиатив); анализа проблем человека с учетом его психологических особенностей и специфики ситуации; выявления факторов, оказывающие влияние на особенности поведения человека;
развить способность разрешать дилеммы профессиональной этики».
Думаю, что здесь особые комментарии не нужны. Очевидно, что в содержании данных занятий практическая отработка пастырских бесед полностью заменена на концепцию психологического консультирования.

Не менее удручающее впечатление производит ранее никогда не существовавшая программа пастырской практики в сфере PR, целью которой является

«получение первичных профессиональных умений и навыков по работе в сфере PR, сформировать у будущих пастырей и церковных специалистов блок базовых теоретических и прикладных знаний в области медиа-бизнеса и медиа-менеджмента, необходимый для успешной работы с церковными и светскими СМИ, а также пастырской работы с поколением активных медиа-потребителей».

Это все очень интересно, но какое отношение эта PR-деятельность имеет к главному смыслу священнического служения – приводить людей к Богу? Ответ на этот вопрос – большая загадка.

Можно было бы углубиться в детали новой реализуемой концепции пастырства, проанализировать программы и учебный план, но эта работа даст лишь дополнительное подтверждение той мысли, которая была высказана ранее: вместо подготовки пастырей «на основе освоения святоотеческого наследия, знакомства с опытом выдающихся пастырей XIX–XX вв. и современных священнослужителей» (программа «Пастырское богословие» в Сретенской семинарии 2015 г.), что реально осуществлялось во времена ректорства митр. Тихона (Шевкунова) и епископа Силуана (Никитина), мы имеем радикальную смену ценностной парадигмы пастырства, где церковный священнический опыт уходит на периферию, а в центр подготовки перемещается светская психология и освоение медиа-среды. Происходит радикальная секуляризация не каких-то отдаленных сфер церковной жизни, а самой сущности священнического служения. При таком смещении что мы можем получить в итоге? Уверен, что мы не получим адекватно подготовленных священников или квалифицированных психологов, или журналистов, или PR-менеджеров: для формирования подобных специалистов необходимо концентрированное и достаточно долговременное изучение соответствующей профессиональной сферы деятельности. Скорее всего, все сведется к подготовке поколения профанов, «всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины» (2Тим. 3:7).

Если говорить о моем предложении, то оно состоит в том, чтобы на пастырском отделении магистратуры изучалась современная пастырская проблематика, и на основе этого разрабатывались и внедрялись в приходскую жизнь (при необходимости – и в учебный процесс бакалавриата) методы и средства пастырской помощи, твердо основанные на святоотеческом опыте, с привлечением достижений гуманитарных наук (психологии, педагогики, психиатрии, социологии). В этом сотрудничестве необходимо четкое соблюдение профессиональных границ, осознание христианской иерархии ценностей и осуществление церковных приоритетов. Как философия и филология – это служанки богословия, так и психология – это служанка в пастырской деятельности, и не дай Бог ей превратиться в госпожу.

Целью написания этой статьи, собственно, и является стремление сфокусировать церковное внимание на этой проблеме, чтобы в пастырском образовании не произошла описанная подмена духовных ценностей, а, наоборот, развивалось и усваивалось то духовное сокровище, которым обладает Православная Церковь, но которое нами часто даже не осознается.

P.S. Поскольку рассматриваемые в статье вопросы так или иначе возникают в жизни разных духовных школ, прошу воспринимать эту статью как призыв к конструктивной дискуссии на важную церковную тему, а не повод для выражения своего отношения к каким-либо конкретным лицам.

Протоиерей Вадим Леонов,
кандидат богословия, доцент Сретенской семинарии

4 июня 2020 г."
отсюда


P.S. Ваши письма, обращения, жалобы присылайте дедульке на kalakazospb@gmail.com
Tags: Амвросий Ермаков, Вадим Леонов, Сретенская семинария, Тихон Шевкунов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 81 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →