kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

Настоящий преступник – мошенник Лука Шпак...

Из утренней почты:

в продолжение темы "В беду попала Оксана Рогачёва..."
и "О семейном бизнесе "паси овец пастыря" Василия Шпака..."


"по делу прот.Шпака

о.Валентин, добрый день.

Новая статья только что опубликована по делу:

Если есть желание, можете её тоже опубликовать…
Касаемо самого прот.Шпака, он на суде свои показания взял обратно, думаю во многом из-за того, что информация стала по Сети распространяться про его деяния… Поэтому я про него больше особо и не писал ничего, т.к. принципиально уже от него ничего не добиться было... Однако к сожалению, дело всё ещё идёт, и Оксану пока держат под арестом, несмотря на уже полное отсутствие каких-либо против неё показаний…
Сейчас просто внимание нужно к этому делу, чтобы суд не мог по беспределу вынести обвинительный приговор, который потом придётся непонятно сколько пересматривать…

С уважением,
Ходырев Сергей".


Несколько цитат из статьи Мурло российской Фемиды:

«Кто бы мог подумать, что именно в Церкви и начнётся столь циничная и омерзительная история, которая принесет Оксане, да и вместе с ней многим иным людям, столько незаслуженных страданий. Оксана проживала со своим на тот момент мужем Д.В.Париловым и двумя детьми в небольшом коттеджном посёлке в Дмитровском районе. Она со своей семьей на протяжении более десяти лет посещала Михаило-Архангельский храм в с.Белый Раст, с его настоятелем о.Василием Шпаком у неё сложились тёплые отношения, она считала его своим духовным отцом, регулярно ходила к нему в храм на службы, исповедовалась у него и причащалась. Протоиерей Василий сам лично является крестным отцом младшего сына Оксаны – Ярослава, что свидетельствует о том, что их взаимоотношения были куда доверительнее, чем обычных прихожан со своим священником. Супруг Оксаны также считал семью прот.Шпака близкими друзьями, он занимался коммерческой деятельностью и неоднократно оказывал существенную помощь о.Василию и его храму. Всё это вполне подтверждается как свидетельствами самих Шпаков, так и многочисленных прихожан храма.
Далее произошли следующие события.

О.Василий Шпак обратился к Парилову, как к другу и человеку с некоторыми возможностями, с просьбой посодействовать в трудоустройстве своего сына Луки, что тот и сделал, устроив его на работу в компанию, где сам занимал в то время руководящую должность. Впрочем, спустя небольшое время, в конце 2016 года, Лука Шпак уволился с работы и решил, якобы, заняться своим бизнесом - продажей компьютерной техники из Китая.
Как очевидно из дальнейших событий, никаких планов заниматься реальным бизнесом у Л.Шпака не было, а основной задачей его являлось - мошенническим путем собрать крупную сумму денег у доверившихся ему людей. Для имитации образа успешного бизнесмена, Л.Шпак арендовал торговую точку на Савёловском рынке, заставил её витрину самой современной техникой, стал носить дорогие костюмы, взял в пользование у Парилова автомобиль Мерседес GL, обещав тому отдать за него деньги с будущей прибыли. Надо сказать, что Лука Шпак казался с виду вполне благообразным, скромным и воспитанным молодым человеком, его знали как сына священника и поэтому многие коллеги и знакомые приняли его внезапное преображение в преуспевающего бизнесмена за чистую монету, не заметив там какого-то подвоха. Предлагая поучаствовать в его успешном бизнесе, Л.Шпак начал собирать у людей, к которым он вошел в доверие, крупные суммы денег. Он брал их взаймы под расписки, с обязательством вернуть через несколько месяцев с очень большими процентами, что первоначально и выполнял, укрепляя тем самым доверие своих кредиторов. К осени же 2017 года, когда сумма занятых им средств превысила 120 000 000 (сто двадцать миллионов!) рублей, а число кредиторов возросло до 20 человек, он отключил телефон, перестал выходить на связь, тем же людям, с которыми не мог избежать встреч, заявлял, что у него проблемы с поставщиками и банками, "где деньги зависли", и он их пока не может отдать. Следует заметить, что исходя из имеющейся в материалах дела отчетности компании Л.Шпака ООО “Компьютерс-Сити”, она вообще не занималась какой-либо коммерческой деятельностью, реальных закупок товара не происходило, все эти миллионы рублей на счетах компании не отображались. Таким образом, под видом коммерческой деятельности, Л.Шпак умышленно создал мошенническую схему, и в результате его действий пострадали 20 человек на общую сумму более 120 000 000 рублей (без учёта процентов). Оригиналы расписок Л.Шпака, а также решения гражданских судов о взыскании с него долгов имеются в материалах дела. Вопрос о возбуждении уголовного дела по обвинению в особо крупном мошенничестве по отношению к Л.Шпаку в данный момент находится на рассмотрении в следственных органах, однако несмотря на очевидные факты его преступных умыслов и действий, в данном случае мы наблюдаем удивительное нежелание давать какой-либо ход этому делу, что наводит на очевидные мысли о том, что некоторая часть этих 120 миллионов рублей, нынешнее местопребывание которых неизвестно, осела в карманах людей с погонами. В Сергиево-Посадском суде разбирались иски, поданные кредиторами к Л.Шпаку, по решениям которых с него должно быть взыскано более 60 миллионов рублей (обращались не все кредиторы), но обратно своих денег до сих пор никто не получил.
Д.Парилов, который являлся самым крупным кредитором Л.Шпака, обратился к знакомым сотрудникам полиции для получения назад своих денег (сумма долга ему лично составляла около 20 000 000 рублей). Данными сотрудниками были, по мнению следствия, допущены превышения полномочий и неправовые действия, что повлекло к задержанию их, а также участвовавших в деле третьих лиц, которым Парилов переуступил долг, а также самого Парилова, и предъявлению им обвинения в похищении Л.В.Шпака и вымогательстве у него особо крупной суммы денег. Все обвиняемые в количестве восьми человек, содержались в СИЗО с марта 2018 по июнь 2019 года, но когда вышли допустимые сроки содержания их под стражей, они были отпущены под подписку о невыезде.
Не касаясь юридических тонкостей, в которых я не специалист, отметим лишь очевидный факт – квалификация требования возврата своих денег как вымогательства говорит о явно предвзятой позиции следственных органов, поскольку вымогательство – это по определению требование чужого имущества. Впрочем, дальнейшие факты говорят о куда более вопиющих и преступных нарушениях с их стороны.
В процессе следствия по данному делу были допущены серьёзные нарушения, что привело к увольнению из органов следователя О.А.Рудаковой и назначению на её место К. С. Москалец. Не стоит удивляться, что и эта совсем ещё молодая сотрудница уже успела прославиться своими профессиональными достижениями. Не далее как за месяц до назначения, в мае 2019 года она являлась фигурантом дела о пропаже из сейфа в её личном кабинете 800 000 рублей и телефона, изъятых у обвиняемого, объяснить пропажу которых Кристина Сергеевна не смогла, и которые ей было присуждено компенсировать. Почитать про эту “удивительную” историю можно например здесь: https://fedpress.ru/news/77/incidents/2238706 Тем не менее, у руководства Следственного комитета, как можно видеть, не возникло каких-либо сомнений в добросовестности и профессиональной компетенции данной сотрудницы, а также методах её работы, которые мы наглядно можем наблюдать из происшедшего далее.
В июне 2019 года Оксана Рогачёва была вызвана к ней для дачи показаний, где у неё настойчиво добивались признания в том, что она якобы давала взятку следователю Рудаковой для освобождения её мужа. К.С. Москалец вместе с руководителем Следственного комитета САО Е.Быковым прямо заявляли, что если она не признается в даче взятки, то они её привлекут как соучастницу по основному делу о вымогательстве. Есть все основания полагать, что руководство Следственного комитета было крайне недовольно ходом следствия и его результатами. Стоит заметить, что в ситуации, когда прошли все допустимые сроки, отведённые на следствие (они продлевались 5 раз), а основных фигурантов дела пришлось в связи с этим отпустить из-под стражи до суда, привлечение иных обвиняемых давало Быкову и Москалец оправдание в крайне неприглядном положении дел в данном расследовании и дополнительное время для подготовки к передаче затянувшегося сверх меры дела в суд. Ну а то, что для этого пришлось привлечь к уголовной ответственности по особо тяжким статьям совершенно невиновную женщину, мать двоих детей, которая и так уже потеряла всё своё имущество и мужа – такие вопросы, как мы видим, мало волнуют наши следственные органы...
Особый цинизм придаёт их действиям то, что для обвинения использовали бывшего духовного отца Оксаны – священника Шпака с его женой. 29 августа 2019 года о.Василий Шпак вызывается для дачи повторных показаний и подписывает очень примечательную бумагу, текст которой совпадает с показаниями, данными ранее в начале 2018 года, но в одном из последних абзацев как бы между делом упомянуто, что якобы 15 ноября 2017 года Рогачёва вместе со своим мужем приезжала к ним домой и также вместе с ним угрожала, что их сына Луку убьют, если он не вернет деньги. 30 августа Елена Владимировна Шпак также подписывает сходные показания, в которых указанный абзац до буквы идентичен показаниям своего мужа прот.Василия. Да, по версии следствия, о.Василий и его жена через 2 года одновременно вспомнили детали событий того дня, которые почему-то сразу не смогли описать по свежей памяти.
Для полноты этой абсурдной картины заметим, что Оксана всё это время до ареста своего супруга, т.е. с ноября 2017 по март 2018 – продолжала посещать Михаило-Архангельский храм и даже ходить к о.Василию Шпаку на исповедь. До самого последнего момента она доверяла своему духовнику и полагала, что к мошенническим действиям своего сына он никак не может быть причастен.
06 сентября 2019 года Оксана Рогачёва вызывается на допрос, после которого она была задержана и помещена в СИЗО, где и находится по настоящее время. На основании сфальсифицированных показаний священника (её духовного отца и крёстного отца её ребенка) и его жены ей предъявили обвинение в соучастии в указанном преступлении (похищении и вымогательстве), что грозит ей длительным сроком заключения, а её детям – оказаться на это время в детском доме.
Абсурдность ситуации придаёт тот факт, что остальные фигуранты обвинения по данному уголовному делу в это время находятся на свободе, а женщина, к которой на протяжении более 1.5 лет претензий у следственных органов не было – заключается под стражу. Добавлю, что условия содержания для нее выбираются самые жёсткие – нахождение в камере, где содержатся 36 человек, обвиняемых в особо тяжких преступлениях, ей не позволяют пользоваться телефонной связью и не разрешаются свидания с родными и близкими. Очевидно, что следствие делает всё возможное для оказания на неё давления с целью признания в действиях, которых она не совершала.
Выбор меры пресечения в виде содержания под стражей, как следует из постановления суда, обусловлен тем фактом, что “Рогачёва О.Я, оставаясь на свободе, может продолжить заниматься преступной деятельностью, и организовать давление на потерпевшего и свидетелей, адреса места жительства которых ей достоверно известны”. Наверное, бумага и вправду стерпит всё. Но как это, заметим – официальное постановление московского суда - может уложиться в хоть сколько-то здравом уме? Восемь мужчин, среди которых бывшие сотрудники правоохранительных органов – не представляют, по компетентному заключению судьи, такой опасности для “потерпевшего” и свидетелей, как хрупкая женщина, окажись она опять на свободе, ведь она к тому же “достоверно” знает такую страшную тайну, как их адрес – единственный дом за церковной оградой Михаило-Архангельского храма…
К неблаговидным поступкам служителей РПЦ за последние годы все уже привыкли, и они уже не вызывают такого удивления, как прежде. Но в данном случае нам представляется, что за благообразной личиной уважаемого протоиерея скрывается душонка самого низкого пресмыкающегося. Если история прошедшего века явила нам многие тысячи примеров, когда верующие люди и священники даже под страхом заключения и смерти не оговаривали своих ближних, то о чём думал и к какой выгоде стремился свящ.Шпак, подписывая лживые показания против своей прихожанки, матери своего крестного сына, от которой все эти годы не видел ничего кроме добра и немалой помощи?
Наш корреспондент дважды посетил Михаило-Архангельский храм села Белый Раст, и ему удалось подробно поговорить с о.Шпаком, а также с благочинным церковного округа священником Сергием Сафроновым. Как и предполагалось, из ответов о.Василия ясным образом следует, что данные показания, позволяющие обвинить Оксану Рогачёву, были навязаны ему следователями, которые воспользовались его совершенной юридической безграмотностью, а также очевидным малодушием и страхом за судьбу своего сына. Прот.Василий Шпак рассказал, что Оксана ему и его семье лично никогда не угрожала, но она временами привозила на машине своего мужа, который нередко был под градусом, и присутствовала при его с ним разговорах, но в основном молчала. Какой-либо активной роли в процессе по урегулированию долгов своего мужа она не играла, и лично к ней каких-либо претензий у о.Василия не имеется. Более того, по словам прот.Шпака, следователи убеждали его в том, что на Оксану и её мужа якобы имеются и иные уголовные дела, по которым их все равно осудят, поэтому от его показаний в их судьбе уже ничего не меняется, и нужны они якобы только как формальность. Бумагу с показаниями, как он подтверждает, подготовила следователь, а он лишь подписал её, полагая, что ничего нового к своим прошлым показаниям не добавляет, а завуалированное в конце текста обвинение Оксаны в активном участии в деле – он, не являясь искушенным в юридических вопросах человеком, не заметил и не придал этим словам внимания.
Во время второй беседы с прот.Шпаком, когда ему были показаны оба варианта его показаний, их различие и противоречие между собой и принципиальные отличия, о.Василий сказал, что он сожалеет, что Оксану держат под стражей, и он уверен, что во время суда все во всем разберутся, и её отпустят, чего бы он хотел, ещё раз подтвердив, что личных претензий он к ней не имеет, и угрожал им только её муж, но никак не она.
В телефонном разговоре с благочинным Рогачёвского церковного округа священником Сергием Сафроновым прот.Василий Шпак также подтвердил непричастность Оксаны к угрозам в адрес их семьи.
Впрочем, если сам о.Василий Шпак и вправду производит впечатление недалёкого и по крайней мере, юридически безграмотного человека, то в их семейном подряде это не является проблемой. Жена Луки Шпака – Анастасия Самсонова, является профессиональным юристом, и как нам кажется, вполне могла организовать судьбу без вести пропавших 120 миллионов рублей самым оптимальным образом. Пока же известно нам лишь то, что и семья старших Шпаков, и семья младших – выезжали в 2017 году на Кипр, а на этом острове, как всем известно, крепко и успешно оседают порой и куда большие суммы денег непонятного происхождения.
После ареста Оксаны Рогачёвой, следствие ускоренным темпом передало дело в суд. Заметим, что никаких следственный действий, хоть как-то оправдывающих её содержание под стражей, произведено не было. Все ходатайства защиты о проведении очных ставок с “потерпевшими” оставлены без внимания. Также не удовлетворены и ходатайства о тестировании её на полиграфе на предмет непричастности к вменяемым ей преступным действиям.
В декабре 2019 года дело было передано в Тимирязевский суд г.Москвы, где оно всё ещё рассматривается в настоящий момент, и где началась очередная серия очевидного беззакония, на этот раз со стороны судебной власти.
При избрании меры пресечения фигурантам дела, 13 декабря 2019 года судьёй Д.А.Рысенковым, для находящихся на свободе основных действующих лиц – оставлена подписка о невыезде, тогда как для Оксаны Рогачёвой, несмотря на совершенно очевидную её непричастность к рассматриваемому делу, была выбрана мера в виде освобождения под залог 1 500 000 рублей. 18 декабря 2019 года данная сумма была внесена на счёт казначейства Судебного департамента, после чего О.Рогачёва должна была быть немедленно освобождена из СИЗО, согласно судебному постановлению. Однако, в нарушение закона, этого произведено не было. Прокуратурой в спешном порядке и с большими процессуальными нарушениями был подан протест на данное решение, который был на редкость оперативно удовлетворён Мосгорсудом. Следует заметить, что с момента внесения денежных средств на счёт казначейства и до решения Мосгорсуда – Оксана Рогачёва содержалась под стражей совершенно незаконно. После отмены решения, вопрос о мере пресечения был возвращен в Тимирязевский суд, где дело по неясным причинам было передано иному судье – хорошо нам известному Сергею Анатольевичу Галкину. Как и ожидалось, данный судья, имеющий богатейший опыт осуждения женщин и инвалидов, продлил содержание О.Рогачёвой под стражей. Что касается остальных фигурантов дела, то для них ничего не поменялось, и как счёл уважаемый судья Галкин, содержаться под стражей должна лишь женщина, об активном участии которой в преступных действиях говорить не приходится.
В ходе судебных заседаний священник Шпак дезавуировал свои показания против Оксаны Рогачёвой, по сути подтвердив всё, ранее сказанное в беседе с благочинным и нашим корреспондентом, заявив, что лишь подписал бумагу, подготовленную следователем, что никаких угроз от Рогачёвой в их адрес не исходило, и что он считает необходимым отпустить её домой, а не содержать под стражей. Тем не менее, на позицию суда отказ единственного свидетеля обвинения от своих показаний никак не повлиял, и С.А.Галкин ещё 2 раза продлевал срок содержания О.Рогачёвой под стражей, последний раз – до 29 августа 2020 года, т.е до 12 месяцев. Мосгорсуд 2 раза отменял эти решения по апелляционным жалобам, отправляя их на пересмотр, но господин Галкин с завидным упорством снова и снова подписывал определения о продлении ареста. В содержательной части этих решений никак не указаны причины, по которым женщина, мать двоих детей – должна содержаться под стражей при том, что остальные участники дела в это время находятся на свободе. Мы снова и снова читаем бредовые слова о том, что Оксана якобы может продолжать преступную деятельность, оказывать давление на потерпевших и скрываться от правосудия.
Сколько будет продолжать твориться этот беспредел и чем он закончится? На это трудно ответить. Нам бы очень хотелось надеяться на максимально объективное и непредвзятое рассмотрение всех обстоятельств дела и вынесение справедливого приговора каждому его участнику, исходя из меры его вины, при наличии таковой, а также на оправдание тех людей, чья вина не будет подтверждена. Но, к сожалению, помня, что в нашем государстве на данный момент доля оправдательных приговоров составляет менее 0,2%, а также принимая во внимание личность судьи и его процессуальные действия, мы понимаем, что рассчитывать на какое-то даже подобие справедливости в данном случае просто смешно. Если говорить о справедливости, то само содержание в течение уже почти года в заключении женщины, виноватой лишь в том, что её бывшего мужа обманул мошенник, считавшийся тогда близким другом семьи – уже вопиющий и не укладывающийся в понимание факт. Многократно же усугубляет беззаконие то обстоятельство, что настоящий преступник – мошенник Лука Шпак, в отличие от пострадавших от его деятельности людей - находится на свободе и под защитой нашего доблестного правосудия.
Единственной возможностью добиться законности и справедливости нам видится максимальная гласность и открытость при рассмотрении данного уголовного процесса, проверка компетентными органами адекватности действий следственных органов и особенно судьи С.А.Галкина, широкое привлечение СМИ и общественности в любых формах для освещения хода данного процесса, что не позволит даже такому судье, как Галкин, привычно нарисовать всем фигурантам дела максимальные сроки, не разбирая правых и виноватых».


P.S. Ваши письма, обращения, жалобы присылайте дедульке на kalakazospb@gmail.com
Tags: Василий Шпак, Лука Шпак, Оксана Рогачёва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments