kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Мимо кассы...

В продолжение темы "Церковный суд признал схиигумена Сергия (Романова) виновным..."

Канонист, протоиерей Андрей Берман:


«Продолжая тему "казуса" схиигумена Сергия и канонического права.
Как всегда, при издании указов о запретах и извержениях, главное, собрать в кучу побольше ссылок на каноны, ни разу не сообразуясь с тем, чего там эти каноны в действительности говорят.
19 правило 6 Вселенского собора. То, чего там написано, с таким же успехом можно применить и к епархиальному начальству. Что, собственно, Сергий и делает, причем раньше начальства. Ибо, учение "церковных светил" - стезя скользкая, в святоотеческом наследии чего только не увидишь)))).
31 правило Святых Апостолов: мимо кассы. Сергий первым обличил начальство "в противном благочестию" и, теперь, это выглядит как месть.

28 правило Святых Апостолов: здесь ключевые слова "праведно за явную вину изверженный". Вину Сергия никто и никогда не доказывал должным образом.
39 правило Святых Апостолов: «Пресвитеры и диаконы без воли епископа ничего да не совершают. Ибо ему вверены люди Господни, и он воздаст ответ о душах их». Это правило ограничивается 15 правилом Двукратного собора.
8 правило 4 Вселенского Собора. Сергий никуда не "исторгался" под чужое управление, как был в своей епархии так и оставался. И опять же, есть ограничение, см. выше.
14 правило Сардикийского собора вообще ни о чем. В этом случае надо разбираться и с самим епископом, вдруг он склонен ко гневу.
55 правило Святых Апостолов: «Если кто из клира досадит епископу: да будет извержен. Правителю людей твоих да не говори зла». Насколько мне известно, Сергий нехорошими словами епископа не ругал.
4 Правило IV Вселенского Собора. Сергий никуда из монастыря не уходил. В партиях не состоял, в органах власти не работал. Формально предъявить нечего.
34 правило VI Вселенского Собора. Речь идет о составлении "соумышления" или "скопища". Имеется ввиду конкретное преступление, предусмотренное поздним римским правом, т.е. заговор и тайное общество против власти. Сергий в заговоре и тайном обществе не уличал.
13 правило Двукратного Собора ограничено 15 правилом того же собора.
4 правило Антиохийского Собора: «Аще который епископ, изверженный от сана собором, или пресвитер, или диакон своим епископом..." далее по тексту. Сергия никто не "извергал" к моменту суда, его только "запретили". См. мое предыдущую заметку по поводу Сергия.
5 правило Антиохийского Собора: «Аще который пресвитер, или диакон, презрев своего епископа, отлучит сам себя от церкви, и начнет творити особыя собрания..." далее по тексту. Сергий епископа не "презрел", т.е. он не стал общаться с епископом не потому, что гнушается епископом за его грешную жизнь (опять же, если эта жизнь ведется епископом не публично), а по конкретному и принципиальному поводу, который требует разбирательства отнюдь не на епархиальном уровне.
10 правило Карфагенского Собора. То же самое, что выше.
Так что, отцы-судьи, как всегда, не посмотрев в святцы - да бух в колокол.
Еще раз говорю, изначально Сергию по церковному праву предъявить нечего. Сергий, конечно, человек неприятный и часто несет чушь, но церковным правом это не карается».

отсюда


протоиерей Андрей Берман:

«А что, собственно, можно предъявить схиигумену с позиции церковных правил? 1. Сидел в тюрьме за убийство. Я не имею информации, когда Сергий крестился. Если крестился уже после убийства - то вопросов вообще нет. Крещение вменяет яко небывшую вся предыдущую жизнь человека. Если убийство совершено после крещения - то да, есть вопросы. И опять же, как подойти. По акривии - не может быть попом. Но, с другой стороны, если крестили в раннем детстве и после этого Сергий не вел церковной жизни, а потом обратился к вере в зрелые годы - то это можно рассмотреть как обстоятельство, допускающее его в клир. Ведь это не его вина, что его не научили с детства церковным порядкам и христианской морали. В церковной истории бывали случаи, когда арабы-мусульмане крестили младенцев, "чтобы от них не пахло". Такое крещение в крещение не вменялось. Чем эти арабы лучше родителей Сергия? Ничем. И вообще, вопрос его рукоположения - на совести Викентия, который должен был учесть все обстоятельства. 2. Запрет со стороны епархиальной власти Сергию проповедовать. С одной стороны, клирик ничего не должен совершать без воли епископа по 39 правилу св. Апостол. Но, если епископ запрещает попу проповедовать, то он должен ясно обосновать свой запрет ссылками на каноническое право. Ведь запрет на проповедь сродни запрету на служение, т.к. проповедовать - вторая обязанность попа, после службы (58 правило св. Апостол). Короновирус и церковная польза - веские основания, но, найдутся ли ясные канонические поводы для запрета проповеди? Я до сих пор не видел канонических обоснований, в документах, изданных церковными властями, карантинных мер в церкви и, тем более, обоснований для запретов по этому поводу. Если посмотреть на прецеденты, то у Сергия есть возможность сослаться на пример Феодора Студита, и, в свою очередь, сделать предъяву епархиальным властям в "ереси михизма". 3. Неподчинение запрету на служение. Правила об этом молчат. Вообще, похоже, что правила не особо различают "запрещение" и "извержение". Апостольское правило 28 запрещает правильно изверженному служить Ключевое слово здесь - "правильно", т.е. по правилам, по канонам, законно. Епархия, если издает указ о запрещении, должна обосновать это ссылкой на церковные нормы. Но, если епархия ссылается на нормы, значит она должна предъявить церкви, что правила действительно нарушены, т.е. доказать вину запрещенного. 16 правило Карфагенского собора запрещает судить "по вражде, пристрастию и человекоугодию". Если епископ считает, что клирик виноват, то очевидно, что епископ выступает обвинителем клирика. Из этого должно последовать то, что далее разбираться с Сергием должен церковный суд. Есть еще одно обстоятельство. Правила формировались на границе античности и средневековья. Тогдашнее мирское право рассматривало епископа как в своем роде феодала, и право служения (и получения доходов с церковной службы) как своеобразный бенефиций. Это и отразилось в церковном правоприменении и традиции. Сегодня этот вопрос не урегулирован. 4. Церковный суд. Во-первых, церковное судопроизводство, как и все судопроизводства в раннем средневековье, должно начинаться с формального доноса со стороны, которая считает себя обиженной или понесшей ущерб. Об этом говорит вся совокупность правил о церковных судах. Церковный судебный процесс, в том виде, как он зафиксирован в правилах, носит смешанный характер, т.е. имеет черты как состязательного, так и розыскного процессов. Обвиняемый имеет право защищаться, приводить доказательства и свидетелей, с другой стороны, нет специальных обвинителей и защитников, ценность доказательств и свидетелей формально прописана в правилах. В случае с Сергием, если епископ или епархия считают себя обиженными - должны сделать формальный донос в церковный суд. В обязанность суда входит выяснение допустимости обвинителей (тут целая куча правил, регулирующих от кого принимать обвинения, а от кого нет). Вкратце: это должны быть люди, формально и неформально (т.е. здесь оценивается и народная молва, мнение церковного народа) свободные от церковных правонарушений и ведущие благочестивую жизнь. То же самое касается и свидетелей с обеих сторон. Но, главная фишка - состав суда. Правила 12 и 29 Карфагенского собора недвусмысленно указывают, что попа должны судить 6 (шесть) епископов и свой. Т.е. семь епископов. Очевидно, что епархиальные суда, да и общецерковный суд в РПЦ этому требованию вообще нигде и никогда не соответствуют. Значит Сергий может смело игнорировать вызовы в эти суды как не полномочные. И, соответственно, не выполнять их решения. Видимо поэтому Сергий говорит о том, что его должен судить Поместный собор. Но здесь и Сергий ошибается, достаточно Синода. 5. Сергий может опередить это разбирательство, выдвинув свои обвинения против церковного начальства в ереси, и, по 15 правилу Двукратного собора, разорвать с начальством церковное общение. Здесь есть свои условия: ересь должна быть очевидной и (или) осужденной представительным собором, должно быть "публичное оказательство" этой ереси. Что можно понимать здесь под ересью - тут церковного консенсуса нет. Разорвав общение с начальством, следует апеллировать к высшей инстанции. По правилам, высшей инстанцией для Московского патриархата должен быть суд Константинопольского Патриарха. Но Москва, как, впрочем, и сам Сергий, право апелляции Константинопольского Патриарха не признают. У Сергия остается выход - объявить все мировое православие еретическим, создать свою структуру или присоединиться к уже имеющимся. У МП - обратиться к светским властям для силового воздействия, как это обычно бывает. Но, насколько надо властям ввязываться в эти разборки, тем более в непростой социально-политической ситуации? Я бы на их месте не стал, т.к. именно государство, при любом исходе, останется в проигрыше. "Свои собаки грызутся - чужая не встревай". 6. По поводу того, что Сергий не явился в суд. Даже если этот суд был бы полномочным, то у Сергия есть право дважды не являться в суд, суд обязан трижды приглашать обвиняемого и только после этого принимать решение в его отсутствие (74 правило Апостол, 28 Карфагенского собора).
В заключение замечу, что я сам терпеть не могу всю эту линию, которую сегодня олицетворяет Сергий. Но, надо признать, что пока еще он действовал в рамках церковных правил».

отсюда
Tags: Андрей Берман, Сергий Романов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments