kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

† Митрополит Евлогий (Смирнов).

22 июля после тяжелой болезни почил о Господе митрополит на покое Евлогий (Смирнов).

Из Дедулькиных сказов о приснопамятном митрополите Евлогии:


"Неучтёнка...

19 июня, 2009

...Считается что память
о монасьем делании,
сохранили всего лишь несколько,
чудом незакрытых Советами
действующих монастырей,
и прежде всего конечно же
Троице-Сергиева лавра.
И первым таким возродителем монастырским,
стал ея смиренный насельник,
архимандрит Евлогий Смирнов.
Истории поднятого им из руин
Данилова монастыря,
а потом и возрождение Оптиной пустыни,
ещё ждёт своего
нелукаваго бытописателя.
И сколько я его помню
по тем церковенным стройкам,
будучи фактически прорабом на них,
он неразлучно старался пребывать
в умном делании,
точно он и вправду был
"не от мира сего",
во всём уповая на милость Божию,
и тем самым
благой - "горний" - пример подавая
честной братии.
Что говорить, архимандрит Евлогий
был, пожалуй, лучшим
монастырским настоятелем
последних времён.
И о его духовной неотмирности
можно было бы многое поведать,
но честной публике
будет понятен скорее
такой факт его жизненного бытия:
уходя из Данилова
и сдавая дела в своём кабинете,
своему приемнику он указал
на стоявший в углу
неподъёмных размеров чемоданище,
плотно забитый советскими сторублёвками:
"А вот это неучтёнка,
пересчитайте - я сам не успел -
и оприходуйте уже сами!""
отсюда


"Варначье племя...

20 июля, 2009

Ради "уврачевания Суждальского раскола"
и призванный то во епископы
землицы Володимерской
деспота Евлогий Смирнов,
как говорят нынче, злорадя, злыя языцы,
с расколом так и не управился,
хотя бы потому, что уврачёвывал его
не столько прижиганием да хирургным сечением,
а насаждением вкруг валентиновцев
собственных монастырей и приходов:
"Пусть сам народ видит и чувствует разницу,
где настоящая Церковь,
а где под нея жуткая подделка!"
И первое, что на оскуделой древлерусской земле
Евлогушка почал творити -
это возрождать не столько приходы,
сколько, казалось бы, уже невозродимое:
монастыри и обители.
И за двадцать лет своего деспотного жития
он удосужился открыть
практически все монасьи гнездилища,
закрытыя как большевиками,
так и самой когда-то матушкой Екатериной,
превратив владимирскую епархию,
в своего рода монасий бастион или,
ежели хотите, монасью республику,
тем самым то ли возрождая допетровский уклад
церковного бытия,
то ли заклыдывая под епархию
пороховой заряд замедленного действия.
Ибо в отличие от белого духовенства,
завсегда "шелкового" и покорливого по причине
обременённости скарбом да семейственностью,
монасьему воинству
терять, кроме своих цепей,
собственно говоря, и нечего,
и в гистории церковной,
именно дававшие обет послушания и смирения
и были завсегда учинителями
церковенных смут да непокорств.
Так к прозванному за глаза "монасьелюбом" архипастырю
и потянулись со всей страны,
монаси "перекати поле" и "аэромонаси",
вусмерть подчас забиженныя своими деспотами
из-за разного рода строптивства, шалостей и проказ,
навсегда, казалось бы запрещённыя.
"А Вашего, пребывающего под запретом,
иеромонаха я забираю к себе!" -
звонил Евлогушка, такому деспоту,
возвещая ему пренеприятнейшее известие. -
"Да Вы хотя бы почитайте дело этого варнака,
это же не монась, а какой-то башибузук с большой дороги!" -
"Ничего - исправится: Вы снимите с него запрет,
а во всём остальном я уж сам с ним управлюсь!"
И почти тут же забиженному
вручая игемонский жезл,
отдавал ему в управление монастырску вотчину
со славным прошлым
и подчас ныне одними только фундаментами и руинами
посреди постылых болотин:
"Возрождай сию святыню и паси овец пастырь...""
отсюда


"У-тю-утю-тю-тю-тю...

20 июля, 2009
Над первыми монасьими гнездилищами
владыченька Евлогий Смирнов
кудахтал всё одно как наседка
над токмо что вылупившимися птенцами,
сам непосредственно беря на себя роль
монастырского наставника и духовника.
И в любое время дня и нощи,
любой, рыдающий в телефонну трубку аеромонась,
мог деспоту в его резидентском домике проведать
и преспокойненно выплакаться в евойную жилетку.
Это только захожанам,
да тем, кто по монастырским святыням
паломническим чёсом занимается,
преискренно кажется,
что в любом монастыре
одна только сплошная "тишь да благодать":
вышли из автобуса,
спели тропарь,
приложились к иконе,
помазались от елею
и дальше поехали,
в том же автобусе умильно мечтая:
"Эх, вот бы оставить всё,
да и жить бы в таком вот "святом месте"
в тиши да покое".
И никому из них даже в голову не приходит,
что уже в позапрошлом веце
в любом русском монастыре
"было как в миру,
а в миру как в аду!"
И что в тихом омуте,
а тем паче монасьем,
завсегда черти-то и водются:
"За миряном или мирским попом
только один бес-искуситель следом ходит,
а за иноком,
а тем паче священномонасем,
их целая стая хороводно
по пятам так и бредёт,
так и поскакунно-то и шастает!"
И на самом-то деле,
кто же тот первой у нас,
на наших выстуженных просторах,
кандидат в монастырски насельники:
1) Или это тот, кто токмо из тюрьмы вышел,
2) Или кого жена из дома
взашей и широкой метлою погнала,
3) Или кто взаправдашне
на головку и тюкнутый и психотно больной,
4) Или ещё страшнее - идеалист,
наподобе Дон Кишота Ламанческаго,
начитавшего книжек духовных
и возмечтавшего о лыцарстве духовном.
И деспота Евлогушка виртуознейше владел даром,
новоначальных игемонов и
вновьпостриженных монасей,
ежели было то надобно,
сердешно замирять
и утешать их милостиво,
точно то не великовозрастныя битюки,
а словно всё ещё
дитятки малыя: "У-тю-утю-тю-тю-тю!""
отсюда
Tags: Евлогий Смирнов, По Муромскай дорожке
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments